РусУкр

Год тревожных предчувствий. Международные итоги 2018-го

 
Печать Отправить на почту

 

 

Международные события в уходящем 2018 году были столь насыщены и разнообразны, что очень трудно составить хотя бы тезисную картину произошедшего за истекшие 12 месяцев.

Год тревожных предчувствий. Международные итоги 2018-го

Однако попробуем указать хотя бы главные тенденции, информируют Экономические Новости.

Коротко о главном

Прежде всего, это дальнейшее разрушение тех устоев, с которыми глобальный мир и так называемый золотой миллиард подошли к началу ХХІ века. Уходящий 2018-й год продолжил начатые кризисом 2008 года похороны мифов о торжестве «конца истории» во славу единственно верной (нео)либерал-демократии. Мощные волны социальных всплесков с периферии капиталистической миросистемы (Валлерстайн) начинают смещаться в ее ядро, расшатывая те самые устои, которые «золотой миллиард» то ли навязывал, то ли преподносил в качестве драгоценного подарка туземцам из периферии. Западное «общество всеобщего потребительского благоденствия» поляризуется, а вместо право- и левоцентристского топтания на месте все более важную роль в них начинают играть радикалы левого и даже скорее правого, точнее националистического толка. Глобализация все более сменяется изоляционистскими настроениями, ярчайшим свидетельством чего стали приход к власти Трампа, Брекзит, бурный рост центробежных настроений в Германии, Франции, Италии и ряде других стран Евросоюза. В Латинской Америке, прежде всего в Бразилии, и вовсе возрождаются фашизоидные настроения!

Если же добавить растущее экономическое, политическое и военное доминирование отнюдь не либерального Китая, то налицо разрыв привычных шаблонов рубежа ХХ-ХХІ веков о верховенстве и благостности западной цивилизации.

Хуже всего, что разрушается система международной безопасности, которая была создана к концу ХХ века и позволила миру не погибнуть в огне ядерного конфликта. Набирают обороты тенденции к пересмотру сфер влияния и даже переделу границ, то есть налицо типичное обострение противоречий в мировой системе империализма и попытка решить эти противоречия способами из арсенала ХХ века.

Ярчайшим примером здесь может служить империалистическая агрессия Москвы в Украине или подогреваемый с разных сторон внешними участниками конфликт в Сирии, который слишком уж напоминает «выяснения отношений» между США и СССР (Россией) в ХХ веке в Корее, на Кубе, в Анголе, Афганистане, Вьетнаме и так далее, вплоть до Сирии, «драчка» за которую ведется с 1950-х годов по сей день. Все эти тайные и явные конфликты протекали ранее и ведутся сейчас под выдвигаемые разными сторонами лозунгами борьбы за демократию, социализм, права человека, право на государственный суверенитет. Но в основе их — противостоящие экономические и политические интересы различных звеньев цепи мирового империализма.

К тому же, в канун нового года в США обозначились признаки нового финансового кризиса, о котором вдруг заговорили СМИ, эксперты, бывшие и действующие чиновники. Даже сам Трамп гневно обрушился на Федеральный резерв и банковское лобби, обвинив их в эскалации кризисных явлений, причем в этой своей риторике он очень близко сошелся с московской пропагандой.

Все это чревато углублением противостояния в мире, эскалацией региональных конфликтов и нарастанием опасности конфликтов глобальных. Поэтому доминировавшие лет 10-15 назад радужные надежды на скорое «всеобщее счастливое потребительское будущее» все более сменяются достаточно мрачными прогнозами, 2018 год можно назвать годом тревожных предчувствий.

Вперед, в прошлое?!

Даже не сирийский конфликт, а именно разрушение созданной во второй половине ХХ века системы международной безопасности является едва ли не главнейшей опасностью, что отмечалось ранее, поэтому вкратце рассмотрим узловые моменты.

США заявили о выходе из договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД), которые в определенном смысле являются даже более опасными, чем межконтинентальные стратегические ракеты по причине большой сложности их выявления и уничтожения из-за малого подлетного времени. Опасность усиливается тем, что еще в начале 2000-х годов США вышли из договора о противоракетной обороне (ПРО) и принялись обустраивать позиции ПРО в разных точках планеты. Правда, пока эта опасность нивелируется отсутствием всеобъемлющей системы ПРО, реальной возможности создания таковой в обозримом будущем, а налицо только фрагменты таких систем. Все более поддаются сомнению договоры об ограничении/сокращении наступательных стратегических вооружений (ОСВ/СНВ).

Год тревожных предчувствий. Международные итоги 2018-го

Напомним, что именно эти соглашения между США и СССР, а теперь Россией, оставались основой системы международной безопасности. Эта основа все время подтачивалась появлением новых стран, которые располагают ядерным оружием, но присоединяться к указанным договорам не желают. В частности, это Пакистан, Индия, Иран, Северная Корея, по слухам, также Израиль и Саудовская Аравия. Наиболее вооруженным ядерными арсеналами в группе неприсоединившихся, несомненно, является Китай, который, впрочем, демонстративно заявляет миролюбивую политику.

Год тревожных предчувствий. Международные итоги 2018-го

Если для сокращения ядерных программ Ирана потребовались специальные международные санкции и договор, то в случае с КНДР дело дошло чуть ли не до анекдота. Северокорейскому диктатору Ким Чен Ыну пока оказалось достаточным того, что с ним, как с равным, встретился Трамп, после чего Северная Корея вроде бы стала себя вести более миролюбиво, но вопрос, надолго ли. В то же время выход США по настоянию Трампа из договора с Ираном чреват большими проблемами.

Главной причиной резкой смены настроений в США и России являются взаимные обвинения в нарушении соглашений, разработка ими новых видов вооружений в попытке получить эфемерные преимущества, которые якобы позволят безнаказанно напасть первым, уничтожив противника и не получив ответного удара.

Это очень опасная игра! В Москве уже высказываются предложения сменить встречно-ответную военно-ядерную доктрину в пользу упреждающей, как в США.

Все это происходит на фоне конфликта в Сирии, в который вовлечены, с одной стороны, США и западные союзники, а с другой — Москва с ее новыми «друзьями» в лице Ирана и Турции. Тот факт, что Москва в Сирии проводит свою империалистическую политику, ничуть не умаляет опасности возможного перерастания сирийского конфликта в глобальный.

Даже относительные и далеко не полные совместные успехи этих двух коалиций в борьбе с Исламским государством не умаляют опасности ситуации. Только в течение 2018 года мир дважды находился на грани американо-российского конфликта в Сирии, когда США и союзники атаковали позиции, занимаемые войсками, подчиненными официальному багдадскому правительству Башара Асада. Оба раза это была дуэль американских и российско-советских ракетных систем и ПВО, причем оба раза была опасность попадания американских бомбардировок по российским позициям с непредсказуемыми последствиями.

Впрочем, американцы вели себя крайне аккуратно. Они могли себе позволить «бомбонуть» какую-нибудь «частную военную компанию Вагнера», то есть наемников, которых Путину не жалко, и вообще никому особо не жалко, но не регулярные российские войска, соответствующим образом идентифицированные. Пока что это спасает мир от серьезного конфликта, но возможная ошибка чревата тяжелейшими последствиями.

Обострение торгово-экономических отношений между США и Китаем также вызывает все большее опасение и чревато переходом в военно-политическую плоскость, особенно с учетом растущей военной мощи Поднебесной.

Кому оно НАТО? И что им до Украины…

Ситуация осложняется раздорами внутри североатлантического альянса, чего даже представить нельзя было в ХХ веке, когда все танцевали под американскую дудку. Сейчас проблема возникла именно с этой самой американской дудкой в лице Трампа, который еще в ходе избирательной кампании заявлял о возможном выходе США из НАТО. Очевидно, что НАТО без США – как всадник без головы, поскольку НАТО – это, прежде всего, США.

Год тревожных предчувствий. Международные итоги 2018-го

Впрочем, Трамп где-то прав. Всю тяжесть финансирования и вооружения НАТО тянет на себе Америка. Европейские партнеры, мало того что «сачкуют» в военно-финансовых вопросах, так еще и заигрывают, а то и вовсе очень выгодно сотрудничают с Москвой, от которой НАТО, прежде всего, США, должны их же и защищать. Ярчайший пример этого — скандальный «Северный поток».

Здесь бизнесмена Трампа, который является невеждой в высокой геополитике, но хорошо умеет считать деньги, понять можно. Именно эти претензии Трамп, не привыкший сдерживаться, и высказал партнерам на саммите НАТО в июле 2018 года.

В эту же канву ложится недавнее заявление Трампа о готовности окончательно вывести войска из Сирии и Афганистана. Здесь его тоже можно понять. Сирия далеко от Америки. Сирия – это головная боль, прежде всего, Европы, а не США. А Афганистан может стать «головняком» еще и для Москвы. Заодно Москва может сцепиться со своими союзниками Ираном и Турцией при разделе сфер влияния в Сирии. Так зачем Америке на все это тратить деньги и гробить жизни своих солдат, заявляет Трамп. И здесь он во многом прав. Правда, это геополитическое отступление Вашингтона, но Трампа это не особо беспокоит. Другое дело, даст ли американский истеблишмент Трампу осуществить все это. Особенно, если учесть, что в отношении Трампа ведутся расследования в преступлениях против национальной безопасности и дело начинает попахивать импичментом.

В этом смысле западные санкции против России в ответ на ее агрессию в Украине все более вырождаются в ритуальную фразеологию. Действительно, санкции существуют, их регулярно, хоть и не без проблем продлевают, но об их расширении Европой речи не идет, а с США у Москвы торгово-экономические контакты намного меньше, и американские санкции не столь сильно бьют по Кремлю. В то же время, Москва кое-как приспособилась к санкциям, и пока что говорить о ее скором падении, как предрекали некоторые «пророки», крайне преждевременно. Недооценивать врага – это не глупость, это преступление. А Москва – враг, располагающий огромными ресурсами, в том числе коррупционными. Сотрудничество России с Западом часто продолжается в обход санкций. Даже самого Трампа уличили в попытке наладить бизнес в Москве! Потому что в богатствах, текущих из разграбляемой России, заинтересована западная верхушка.

Наконец, санкции половинчаты, в том числе и по последней причине. Запад много раз угрожал отключить Россию от системы международных банковских расчетов SWIFT, что действительно стало бы реальным ударом для Москвы, крайне зависящей от экспортной выручки за ресурсы. Но дальше разговоров дело не пошло, поскольку, опять-таки, в этом не заинтересован Запад, который при этом потеряет большие гешефты на России.

Тревожно стало в миллиарде золотом

Социальная ситуация в странах золотого миллиарда также вызывает растущее беспокойство. Многолетняя неолиберальная политика, сокращение за ненадобностью, социальных гарантий после падения восточного блока, фактический провал капиталистической глобализации на основе растущего «потреблятства», волны мигрантов, угрожающих уже самому существованию западной цивилизации в привычном нам виде сделали свое дело. В золотом миллиарде обострились социальные и этно-национальные противоречия, начались центробежные процессы. Ярчайшим примером может служить пресловутый Брекзит, то есть выход Британии из Евросоюза, с которым никто, ни его сторонники, ни противники, не знают, что делать. Британия напряжена, балансирует на грани социального взрыва и дезинтеграции, а власть Королевства уже готовит к выводу на улицы войска.

Год тревожных предчувствий. Международные итоги 2018-го

На фоне мигрантского кризиса, обострения социально-экономических проблем, падения уровня жизни произошел бурный рост изоляционизма и национал-популизма, дискредитации либеральных политиков, стоящих на позициях центризма, как, собственно, и самого, центризма, поскольку настроения все больше радикализуются. Ярчайшим примером может служить приход к власти в Италии национал-популистов из Лиги севера и «Движения пяти звезд». Как на дрожжах, растут рейтинги немецких национал-радикалов из «Альтернативы для Германии», которые на последних выборах в бундестаг в 2017 году сходу взяли третье место, повергнув в глубокий кризис респектабельный политбомонд в лице социал-демократов и ХДС Ангелы Меркель. В результате в ХДС наметился раскол, Меркель заявила о своем уходе из политики по окончании нынешней каденции в 2021 году и пытается найти себе замену, что пока вызывает скепсис. Все это усиливает беспокойство за будущее крупнейшей экономики Европы.

Кроме национальных, обострились и сугубо социальные проблемы, что привело к массовым протестным движениям, собственно, бунтам «желтых жилетов» во Франции. Здесь также звучат антиевросоюзовские лозунги, но на первый план выходят именно экономические требования широких масс, уровень жизни которых неуклонно падает на фоне роста капиталов господствующей финансово-экономической и политической верхушки. Движение уже успело переброситься на близлежащие к Франции страны и докатилось даже до Израиля, отличающегося огромной дороговизной жизни. Эти движения уже готовятся оседлать политически силы, но не националисты, а левые радикалы, в частности, Жан-Люк Меланшон во Франции, все более отодвигающий националистов Марин Ле Пен.

Год тревожных предчувствий. Международные итоги 2018-го

Характерной особенностью национал-популистских и лево-популистских движений, начинающих доминировать в Европе, является то, что они выступают в качестве сторонников Москвы и «друзей Путина», ратуя за снятие санкций с России и развитие торгово-экономических отношений с ней. Кремль этим активно пользуется.

Таким образом, в сугубо украинском контексте уходящий год был временем тревожных предчувствий и принес мало утешительного, особенно если учесть несоответствие отечественной элиты глобальным реалиям, ее ограниченность и коррупционность.




Политические новости





Последние новости в соцсетях


Новости партнеров

bigmir)net TOP 100