РусУкр

Конфликт Греции и Турции. На греко-турецком фронте погибших пока нет

 
Печать Отправить на почту

 

 

Политика Турции в территориально-ресурсных спорах с Грецией становится все более агрессивной, на что Греция отвечает взаимностью. В извечный, уходящий корнями в историю греко-турецкий конфликт уже начинают втягиваться другие страны, в результате чего конфликт этот из локального превращается если пока не в глобальный, то регионально-интернациональный. Все это чревато серьезными последствиями, тем более что Евросоюз и НАТО проявляют свою несостоятельность, переходящую в импотенцию.

Конфликт Греции и Турции. На греко-турецком фронте погибших пока нет

Особо впечатляет тот факт, что в конфликт между Турцией и Грецией как двумя странами-членами НАТО постепенно втягиваются другие страны НАТО, прежде всего Франция, которая решила «оживить» и сделать более агрессивной свою внешнюю политику в свете прошлогодних установок Эммануэля Макрона, информируют Экономические Новости.

Историко-сырьевые предпосылки греко-турецких разборок

Напряженные отношения между Турцией и Грецией, шире между греками и турками, возникли не вчера. Эта вражда тянется примерно с XI века нашей эры, когда тюрки пришли в Малую Азию и начали многовековые войны с преимущественно греческой по культуре Византией, что окончилось падением Византии и включением в состав Османской империи европейской материковой части Греции, а также греческих островов Эгейского, Ионического и Средиземного морей.

Символично, что распад Османской империи начался, в том числе, и с обретением независимости Грецией при поддержке Великобритании в 1830 году, хотя часть островов осталась под контролем Турции.

В современном виде Греция и Турция сформировались в 1920-х годах после Первой мировой войны с окончательным распадом Османской империи, приходом в Турции к власти вначале младотурок, а затем Мустафы Кемаля Ататюрка, который и создал современное светское турецкое государство в форме республики примерно в том виде и в тех границах, в каких эта страна существует в настоящий момент. Вдаваться в эти подробности не будем, поскольку недавно об этом доводилось писать подробно. Напомним только, что создание Турции сопровождалось массовыми этническими чистками греков и армян Анатолии, в результате чего греки и армяне, проживавшие здесь с незапамятных времен и составлявшие львиную долю населения Малой Азии во времена османов, были либо уничтожены, либо вынуждены были бежать. Впрочем, они также в долгу не оставались, отвечая туркам тем же, что привело к межэтническим войнам и попыткам удержания территорий, например, к так называемому греческому походу в Малую Азию в 1919-1922 годах, который окончился провалом. Эти трагические страницы истории получили у армян название геноцида, а у греков — малоазийской катастрофы, концом малоазийского эллинизма. Малоазийская катастрофа — намного больше, чем просто историческое событие, поскольку она оказала сильнейшее и глубочайшее влияние на коллективную память и национальное сознание греков, и если с подобающим в этом случае пафосом говорить о некоей коллективной национальной ране, то эта рана зияет до сих пор, хотя прошло уже столетие.

Именно путем этнических чисток возникло современное Турецкое государство, почти моноэтническое, за исключением курдов, с которыми турецкие власти ведут непрерывную войну.

Тлеющий конфликт на южных границах никогда не нравился Европе, поэтому Турцию и Грецию в течение всей истории после Второй мировой войны пытались примирить, как Америка, так и Европа. Обе страны были одновременно в 1952 году приняты в НАТО, хотя никак не отвечали хорошо известным критериям. Прежде всего, они имеют между собой территориальные споры в виде островов Эгейского и Средиземного морей, а также территориальных вод. Если посмотреть на карту, то можно увидеть, что эти острова опоясывают Турцию с запада, юго-запада и юга вплоть до Кипра, находясь на небольшом удалении от «берега турецкого», до которого часто можно чуть ли не вплавь добраться, тогда как Греция от этих островов находится на большом расстоянии. Несмотря на это, острова после Первой мировой войны под нажимом Антанты были отданы Греции, за исключением Кипра, который оставался под протекторатом Британии и только в 1960 году получил независимость. Эти острова действительно входили в так называемую греческую ойкумену еще задолго до нашей эры, но во времена расцвета Османской империи они, как почти все Восточное Средиземноморье, находились под контролем Блистательной Порты (осман. «высокие ворота» — принятое в истории дипломатии и международных отношений наименование правительства Османской империи). Словом, и греки, и турки считают эти острова своими, и это является одним из источников постоянного напряжения и территориальных споров.

Однако, несмотря на это, обе страны были приняты в НАТО еще в далеком 1952 году. Попытка примирить таким способом перманентный конфликт между ними соседствовала с главной целью: вовлечь в НАТО как можно большее число стран, расположенных близко к СССР и советскому блоку, особенно в тех условиях, когда средств доставки ядерных боезарядов на большие расстояния еще не существовало. Таким образом, политическая целесообразность перевесила известные принципы формирования НАТО, поскольку кроме территориальных споров Турция и Греция тех времен были крайне далеки от политической стабильности и демократических идеалов: доходило до военных переворотов, а в Греции — даже до фашистского режима «черных полковников» в 1967-1974 годах.

В этом же ряду стоит попытка Турции вступить в Евросоюз. Этот процесс длится уже более 60 лет, и одной из причин, по которой Турция не вошла в ЕС, где формально все вроде бы решается консенсусом, является непримиримая позиция Греции, которая всячески препятствует вступлению Турции в ЕС, хотя позиции Греции в союзе, как известно, сильными не назовешь.

Словом, никакого примирения между Грецией и Турцией нет и не предвидится. Открытой войны пока не было — и то слава Богу!

Когда в середине 1970-х годов на Кипре вспыхнул конфликт между греческой и турецкой общинами, спровоцированный, впрочем, местными греческими националистами, Турция вмешалась на стороне турок-киприотов. Результатом, как известно, стало возникновение «двух Кипров». Его большая греческая часть является международно признанной. Оставаясь по старой колониальной памяти в Британском содружестве наций, республика Кипр вошла в 2004 году в Евросоюз, и это опять-таки стало политическим решением, поскольку вопрос внутреннего раскола страны уже скоро 50 лет не решен и, похоже, не решаем вообще в обозримом будущем, поскольку существует Турецкий Кипр, или Республика Северный Кипр, которую никто не признал, кроме Турции, и который Анкара всячески поддерживает.

Нынешняя политика «неоосманизма», проводимая режимом Эрдогана с прицелом на восстановление влияния в рамках бывшей Османской империи, вполне закономерно привела к дальнейшему обострению отношений с Грецией. Но в последние годы к историческим обидам и территориальным претензиям добавилась еще одна проблема. В Восточном Средиземноморье, в частности на шельфе Кипра были обнаружены нефтегазовые запасы, и существуют подозрения, что углеводороды есть поблизости других островов, являющихся предметом территориальных споров.

В результате конфликт разгорелся с новой силой, поскольку появился еще и сугубо меркантильный интерес, не говоря уже о том, что нефть и газ в современно мире пока еще остаются инструментом политического влияния.

О том, как в 2011 году в прибрежных водах Кипра одной из американских компаний было открыто нефтегазовое месторождение подробно говорилось недавно в материале «Султан Эрдоган против Кемаля Ататюрка, но за Османскую империю». Поэтому, не вдаваясь в подробности, напомним, что это привело к обострению отношений не только с Грецией, но и с целым рядом стран Европы и даже с Америкой. Турки посредством своих военно-морских сил вытеснили оттуда итальянские суда, занимавшиеся разведочным бурением, и принялись бурить сами под охраной своих военных судов. Турция объявила, что не признает договора между Кипром, Ливаном, Египтом и Израилем о разделе морского дна, поскольку эти договоры не учитывают интересы Турции. Ситуация еще сильнее накалилась, когда Греция начала разведочное бурение в Эгейском море возле своих островов в непосредственной близости от турецкого берега. Греки обратились за поддержкой к Штатам, которые и без того крайне недовольны Эрдоганом и его режимом по причине противоречий вокруг проповедника Фетуллы Гюллена и не только.

Словом, ситуация накалилась, а конфликт из двустороннего превратился в многосторонний. И если сама по себе Греция слабее Турции в военном отношении, то с вовлечением в конфликт других стран перевес наблюдается явно не в пользу Турции. Но Эрдоган продолжает проводить все более агрессивную политику…

Как поделили море Средиземное

В частности, вмешательство Турции в ливийский конфликт, о чем уже приходилось писать, обусловлено не только идеями «неоосманизма» и стремлением к установлению контроля над регионами, ранее входившими в состав Османской империи, но также желанием взять под контроль нефтегазовые запасы Восточного Средиземноморья.

Именно этим обусловлена турецкая поддержка так называемого «Правительства национального согласия Ливии», которое находится в западной части разорванной конфликтами Ливии, в Триполи. Правительство это ведет войну с так называемой «Палатой представителей» в Тобруке в Киренаике на востоке Ливии, которая опирается на военные формирования под командованием так называемого фельдмаршала Халифы Хафтара.

Здесь много кавычек и словосочетаний «так называемый», поскольку в Ливии практически нет ничего настоящего, и даже Хафтар при Каддафи был всего лишь полковником. Дело в том, что находящееся в Триполи «Правительство национального согласия Ливии» признано некоторыми странами в качестве легитимного, хотя его никто не избирал, а в его составе есть исламисты. В свою очередь, не признанную «Палату представителей» в Киренаике избирали, хотя к легитимности этих выборов тоже есть масса вопросов. Хафтара кроме России поддерживают, в частности, Саудовская Аравия, Египет, ряд других стран, по слухам, негласно даже Франция.

Эрдоган, повторим, решил поддержать «Правительство национального согласия». Но не потому, что его кто-то там признал, а потому что оно готово играть ту игру, которая выгодна Эрдогану в связи с запасами углеводородов в Средиземном море.

В рамках этой аферы, 27 ноября 2019 года Анкара подписала с так называемым «Правительством национального согласия Ливии» так называемый «Меморандум об ограничении юрисдикции на море». Поскольку Триполи нужна серьезная военно-политическая поддержка, и Анкара эту поддержку предоставила, то правительство в Триполи согласно подписать что угодно. В этом с позволения сказать документе Анкара при нарезании своей экономической зоны, которая, согласно международному праву, составляет 200 морских миль, игнорирует греческие острова, как бы стоящие между турецким и ливийским берегами Средиземного моря. Анкара просто разрезала акваторию моря двумя линиями по диагонали (на рисунке — пунктиром), отделив «свое» от «ливийского».

Однако рисованием линий на карте дело не ограничилось. В июле 2020 года Турция направила специальное судно для разведочного бурения к берегам греческого острова Кастелоризо, который, правда, находится рядом с турецким берегом. Греция выразила резкий протест и привела свои вооруженные силы в состояние повышенной боеготовности, что сделала также Турция. В конфликт спешно вмешалась канцлер Германии Ангела Меркель, которая провела переговоры с Эрдоганом и премьером Греции Кириакосом Мицотакисом. В Анкаре несколько уменьшили пыл и приостановили бурильные работы в море.

В то же время 6 августа началось новое обострение. На сей раз уже Греция и Египет подписали похожее соглашение о разграничении между ними исключительной экономической зоны (на рисунке — вертикальные сплошные линии).

Конфликт Греции и Турции. На греко-турецком фронте погибших пока нет

В результате, как говорилось в культовой кинокомедии, «легким движением руки» в Средиземноморье нарисовалась новая потенциальная горячая точка, обострившая старые проблемы, обиды и противоречия. Даже если не принимать во внимание более чем сомнительное «правительство Ливии», которое в нынешней ситуации в этой стране не способно вести серьезную внешнюю политику, то столкнулись интересы Турции, Греции и Египта, являющегося едва ли не самой мощной исламской державой в военном и политическом смысле. Кроме того, затрагиваются интересы еще, как минимум, Кипра, Израиля и Ливана, поскольку транспортные пути к ним и от них лежат в зоне нарисованных на карте линий. Кроме того, могут быть затронуты интересы любых сторон, которые осуществляют коммуникации через Суэцкий канал. Также неподалеку от Сирии находится российский военный контингент, а Москва с интересом, настороженностью и злорадством наблюдает за тем, как в Восточном Средиземноморье, по словам Горбачева, «разворачиваются процессы», причем пока что Кремль поддерживает отношения со всеми сторонами и интересантами — с Грецией, Турцией, Египтом, Израилем и Кипром.

Понеслась!

После демарша Греции и Египта ситуация накалилась еще сильнее. Уже 12 августа турецкое судно Oruc Reis продолжило разведочное бурение в территориальных водах Греции в районе греческого острова Кастелоризо, причем под охраной турецких военных судов. В ответ Греция отправила в зону конфликта до 13 фрегатов (!) и ракетные катера. Авиация обеих стран проводит над зоной разведывательные полеты.

Словом, страсти разыгрываются отнюдь не шутейные! Вот только информация из зоны конфликта и по сути этого конфликта за последние дни.

Министерство обороны Кипра заявило, что со среды, 26 августа, военные самолеты и корабли военно-морского флота из Франции, Италии, Греции и Кипра будут проводить воздушные и морские военные учения у островного государства Восточного Средиземноморья. Франция и Греция разместят самолеты и военные корабли в рамках учений 26-28 августа, тогда как Кипр активирует свою систему ПВО для проверки своих возможностей.

Пожалуй, более всего в этой новости поражает то, что у Кипра, оказывается, есть не только оффшорные банки, но и система ПВО.

Премьер Греции Кириакос Мицотакис заявил, что правительство в ближайшее время внесет законопроект о расширении территориальных вод Греции в Ионическом море. Страна намерена расширить морские границы с 6 до 12 морских миль, тем самым реализовав свое «неотъемлемое суверенное право» в соответствии со статьей 3 Конвенции по морскому праву. Мицотакис также сообщил, что Греция может в будущем расширить свои территориальные воды в других морских районах в соответствии с Конвенцией по морскому праву и применением срединной линии, когда расстояние между двумя берегами менее 24 миль.

В ответ Турция предупредила, что подобный шаг Греции станет casus belli, то есть поводом для войны. Иными словами, применение норм Международного морского права Анкара считает поводом для войны.

Кроме того, с крайне воинственным заявлением выступил президент Турции Эрдоган, заявивший, что Турция будет защищать свои национальные интересы в зоне Средиземного, Эгейского и Черного морей. «Современная Турция уже не та страна, что готова к уступкам. Анкара предпримет все шаги для защиты национальных интересов в регионе и готова заплатить за это любую цену. Турция возьмет то, что ей полагается, и в Средиземном, и в Эгейском, и в Черном морях», — процитировало слова Эрдогана информагентство «Анадолу».

В субботу, 29 августа появилась информация, что Турция начинает артиллерийские учения в Восточном Средиземноморье. Турецкая сторона выпустила международное оповещение НАВТЕКС (Navtex) о проведении учений с 29 августа до 11 сентября в Средиземном море, в связи с чем капитанам судов рекомендуется избегать посещения района учений.

В противостоянии с Турцией вокруг Греции уже образуется определенная коалиция. Об этом можно судить по совместным военным учениям, которые в районе спорного шельфа проводят Греция, Кипр, Италия и Франции. В учениях принимает участие также авиация. Учения под названием Eunomia проходят на юге от острова Крит. На авиабазу в Пафосе переброшены три французских Rafalе и три греческих истребителя F-16. МИД Турции уже назвал предпринятые учения провокацией, считая при этом, что инициатором и главным возмутителем спокойствия в регионе является Франция, о роли которой скажем ниже.

Подобная игра мускулами чревата тяжелыми последствиями, и они уже едва не наступили. Шесть истребителей F16 ВВС Греции были перехвачены турецкими военными самолётами над Средиземным морем. ВВС Турции заявили, что греческие истребители взлетели с острова Крит и летели в сторону Кипра. Перехват был осуществлён над зоной, в которой турецкие суда разведывали месторождения полезных ископаемых, после чего греческие самолеты изменили курс.

Позиция НАТО и ЕС пока что не выходит далеко за рамки «глубокой озабоченности». Высокий представитель ЕС по иностранным делам Жозеп Боррель заявил: «Объявление Турцией о возобновлении буровых работ в морской зоне, делимитированной Кипром и Египтом, к сожалению, усиливает напряженность и угрожает безопасности в восточном Средиземноморье».

Сделав столь банальное заявление, глава европейской дипломатии призвал Турцию к деэскалации, в чем к нему присоединились министры иностранных дел стран-членов ЕС во время последней видеоконференции. «Я призываю турецкие власти немедленно прекратить эту деятельность и полностью и добросовестно вступить в широкий диалог с Европейским союзом», — заявил Боррель.

Главы МИД стран ЕС подчеркнули, что вопросы, связанные с делимитацией морских границ и эксплуатацией соответствующих ресурсов, могут быть решены только путем диалога и переговоров в соответствии с международным правом и принципом добрососедских отношений, а не посредством односторонних действий и мобилизации военно-морских сил. Словом, налицо совершенно беззубая позиция, поскольку Евросоюз не имеет ни сил, ни средств, чтобы эффективно воздействовать на «султана» Эрдогана, «вышедшего из берегов».

Особо умиляет пафосное заявление главы МИД Германии Хайко Мааса о том, что «Германия твердо стоит рядом с Грецией»…

Еще хуже дела обстоят у НАТО, которое пока самоустраняется от активного участия в решении проблемы.

«Я разговаривал с премьер-министром Греции Кириакосом Мицотакисом сегодня о ситуации в восточном Средиземноморье. Ситуация должна быть разрешена в духе союзнической солидарности и в соответствии с международным правом», — заявил генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг 10 августа.

Позиция очень слабенькая, откровенно говоря, если учесть, что греческие и турецкие военные суда стоят друг против друга в зоне конфликта, который в любой момент может перейти в горячую фазу. Осталось неизвестным, разговаривал ли Столтенберг с турецкой стороной, которая тоже вроде как пока из НАТО не вышла.

За генсека НАТО это уже делает западная пресса. Так, лондонское издание The Times отмечает, что НАТО не может позволить, чтобы государство – член альянса вторгалось в воды других союзников по блоку, и этот не подлежащий обсуждению принцип лидеры Североатлантического союза должны незамедлительно напомнить президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану.

«Более 70 лет НАТО поддерживает мир в Европе, но теперь две его страны-члены, Греция и Турция, находятся на грани конфликта не с внешним врагом, а между собой», — отмечает The Times.

Собственно, налицо полномасштабный кризис в НАТО. Причем в самой Турции все чаще звучат призывы покинуть альянс. Депутат правящей Партии справедливости и развития Турции Шамиль Тайар (партии Эрдогана!) и вовсе назвал НАТО «террористической организацией, участвовавшей в операциях против Турции».

Правда, после посреднических усилий Германии министр обороны Турции все же допустил возможность переговоров с Грецией, но при этом подчеркнул, что Турция не отступит от своих интересов в Средиземноморье.

Bonjour! Je suis Emmanuel Macron!

Сюжет средиземноморского кризиса стал еще более интригующим после того, как в нем появилась колоритная фигура французского президента Эммануэля Макрона.

Следует отметить, что «новоосманские выходки» Эрдогана уже давно и многих раздражают, но пока что единственной серьезной силой, которая демонстрирует готовность реально встать на пути новоявленного султана, является Франция. И дело тут далеко не только в желании «вписаться» за Грецию. Дело, собственно, даже не в Эрдогане и его вызывающем поведении, каковое, скорее стало поводом, а не причиной появления Франции в этом сюжете.

Напомним, что в августе прошлого года на выступлении перед французскими послами в разных странах Макрон выступил с концепцией усиления глобальной роли Франции, о чем тогда приходилось писать.

И вот нашелся повод для вмешательства Франции в процессы, идущие в Средиземноморье, и это не только обострение между Грецией и Турцией. Прежде всего, это острейший кризис в соседнем Ливане после гигантского взрыва в порту Бейрута. Париж еще с времен своего протектората в ближневосточном регионе после Первой мировой войны покровительствует Ливану. Вот и сейчас Франция оказывает огромную финансовую и материально-техническую помощь. Макрон лично прибыл в Бейрут для руководства помощью, да так увлекся, что правительство Ливана подало в отставку, а протестующие ливанцы под речи Макрона принялись занимать правительственные здания.

Словом, не имея возможности похвастать особыми успехами во Франции, Макрону удалось преуспеть во внешней политике, сделав Францию крупным игроком, как минимум, в Средиземноморье и на Ближнем Востоке, воспользовавшись еще и тем, что Америке и лично Трампу сейчас не до «каких-то там» Ливана и Греции с Турции по причине острейшего внутреннего кризиса и грядущих тяжелейших выборов в Штатах.

Вмешательство Франции в греко-турецкое обострение стоит в том же ряду. Выбор Макроном стороны конфликта в лице Греции тоже был ожидаем, поскольку, повторим, Франция уже давно недовольна чрезмерным активизмом Эрдогана.

* * *
Очевидно, это только начало спектакля. Образно говоря, понадобится еще немало попкорна, чтобы досмотреть это «кино» до конца. Но смешного здесь мало. На греко-турецком фронте трупов пока нет, и остается лишь надеяться, что до этого не дойдет.

В то же время позиции Анкары и Афин по разработке шельфа вдоль берегов средиземноморских островов пока настолько непримиримы и непоколебимы, а ситуация настолько накалена, что достаточно малейшей искры, малейшего неосторожного движения одной из сторон, чтобы вспыхнул вооруженный конфликт, в который могут быть втянуты многочисленные участники. Последствия такого сценария предсказать невозможно…









Последние новости в соцсетях






работа на besplatka.ua


Экономические новости youtube


карантин


help



Все фото »

bigmir)net TOP 100