РусУкр

«Источники войны» Эрдогана. Третья турецко-курдская война в Сирии и ее последствия

 
Печать Отправить на почту

 

 

Многострадальной сирийской земле мир только снится. Не успели затихнуть бои с антиасадовской оппозицией и остатками Исламского государства (ИГ), как соседняя Турция разворачивает третью по счету войну с сирийскими курдами, которых Анкара считает самой главной террористической угрозой.

«Источники войны» Эрдогана. Третья турецко-курдская война в Сирии и ее последствия

Впрочем, эта вроде бы локальная война на ограниченном театре военных действий может иметь далеко идущие последствия в региональном и даже глобальном масштабе. Ее последствиями могут стать, в частности, усиление режима Асада и позиций Ирана, усиление позиций Москвы на Ближнем Востоке с одновременным ослаблением влияния Запада, прежде всего США, возможное возрождение ИГ и исламского экстремизма вообще, резкое изменение этнического состава на исконно курдских землях турецко-сирийского пограничья в пользу арабского населения, что закладывает причины для кровопролития на долгие годы, информируют Экономические Новости.

Эти и, возможно, другие причины заставили главных глобальных игроков этого театра в лице Вашингтона и Москвы резко активизироваться. Когда после объявления о выводе американских войск с курдских территорий Эрдоган заявил о том, что он собрался идти в поход против курдских террористов сирийской Рожавы, и в Белом Доме, и в Кремле поначалу как-то вроде даже «отморозились». Но потом, видимо, просчитав все последствия и возможности очередной турецко-курдской войны, на Эрдогана начали давить не по-детски. Вашингтон это делает публично, заявляя о санкциях, намеренно сливая содержание угрожающих писем Трампа Эрдогану, направляя в Анкару вице-президента Америки. Преследуя свои цели, Москва, насколько можно понять, давит на Эрдогана закулисными способами и демонстрацией военной силы, поскольку на курдские территории заходят войска подконтрольного Кремлю Асада и даже небольшие российские подразделения, которые тут вывешивают российские флаги, показывая туркам, куда стрелять не надо.

Словом, ввязавшись в войну, Эрдоган пока что получает далеко не те результаты, на которые мог рассчитывать, но об этом ниже. Турецкая военная операция «Источник мира» пока что представляет огромную угрозу миру в регионе.

Чего добивается Эрдоган

Напомним, что «Мальбрук», то есть Эрдоган, уже не в первый раз «в поход собрался», поскольку «Источник мира» – это уже третья по счету военная операция Турции против сирийских курдов.

Вооруженное вмешательство во внутренний конфликт соседней страны, собственно, военную интервенцию в сопредельную Сирию, власти Турции оправдывают необходимостью обеспечить безопасность своих южных границ, уничтожив и оттеснив оттуда вооруженные подразделения курдских отрядов народной самообороны (YPG).

Не вдаваясь в историко-этнические подробности, которые ранее обстоятельно освещались , напомним, что север Сирии и Ирака на границе с Турцией, юго-восток Турции и запад Ирана представляют собой этнические курдские земли, населенные этим индоевропейским ираноязычным народом с незапамятных времен, когда ни арабов, ни тем более турок там еще и в помине не было. Курды, численность которых оценивается минимум в 40 млн человек, считают эту землю своей, являясь самой крупной нацией в мире, не имеющей своего государства. В рядах курдов отсутствует единство, но наиболее активная их часть в Иракском и Сирийском Курдистанах стремится к созданию своего государства. После падения режима Хусейна под ударами западной коалиции, заручившись поддержкой, прежде всего США, иракские курды сумели создать в рамках Ирака автономию, которая все более похожа на государство. С Иракским Курдистаном Турция поддерживает нормальные отношения и выгодно торгует, в том числе транзитируя через свою территорию нефть, являющуюся основой экономики Иракского Курдистана.

Сирийским курдам, стремящимся после дезинтеграции Сирии в результате гражданской войны и внешнего военного вмешательства создать свое государство Рожаву, повезло меньше. Анкара считает их террористической угрозой. Отметим, что в самой 82-миллионной Турции курды составляют, по разным оценкам, до 25% населения. Наиболее активная часть турецких курдов выступает за национальное самоопределение. Некоторые из них входят в национальное подполье, совершающее теракты. Подпольная Рабочая партия Курдистана (РПК) официально считается в Турции террористической организацией, а ее лидер Абдулла Оджалан отбывает пожизненное заключение.

Официальная позиция турецкой власти состоит в том, что приграничный Сирийский Курдистан является базой для РПК и курдского терроризма в Турции, военизированные подразделения курдов Сирийской Рожавы всячески поддерживают турецких курдов, снабжают их оружием, предоставляют места для базирования.

«Источники войны» Эрдогана. Третья турецко-курдская война в Сирии и ее последствия

Правда, Анкара до сих пор не предоставила убедительных доказательств связи между курдским ополчением Сирии и курдским подпольем Турции. Зато известно, что курды сильно разобщены, особенно курды разных стран, и в этом заключается одна из их проблем. Другое дело, если сирийским курдам удастся создать некое государственное образование, это может стать заразительным примером для курдского населения юго-востока Турции, где курды образуют большинство. Но, с другой стороны, Анкара, повторим, весьма благосклонно относится к иракским курдам, с оружием в руках добившихся существенной автономии, практически конфедерации в составе Ирака.

Словом, политика Анкары по отношению к сирийским курдам является иррациональной, особенно если вспомнить, что именно сирийские курды внесли огромный вклад в уничтожение Исламского государства. Исламисты на корню уничтожали курдов, и тем ничего не оставалось, как ожесточенной драться, в чем им, правда, помогали американцы и русские. В свою очередь, ИГ представляло угрозу, в том числе и для Турции с ее мягким исламизмом партии Эрдогана.

С экстремистами ИГ турки вплотную столкнулись в ходе первой операции на территории Сирии против курдов под названием «Щит Евфрата» в августе 2016 – марте 2017 года. Тогда турецкая армия сумела установить контроль над частью провинции Алеппо, но основные бои пришлось вести не с курдами, а именно с ИГ. Правда, в результате этой операции турецкие войска сумели расчленить расположенные по северу Сирии курдские территории, не дав им возможность объединиться.

Затем, в ходе второй операции «Оливковая ветвь» в январе-марте 2018 года турецкая армия и союзники Турции из рядов антиасадовских формирований сумели ликвидировать западный курдский анклав в области Африн.

В ходе нынешней операции «Источник мира» турецкие власти решили нанести удар по курдским подразделениями YPG, расположенным на восточном берегу Евфрата.

Операция была начата сразу же после того, как Америка стала окончательно выводить свои подразделения, которые располагались преимущественно в регионах, контролируемых курдами.

Начало новой войны оказалось не слишком масштабным, но достаточно успешным для турецкой армии и союзной с ней антиасадовской «национальной армии Сирии». Были взяты под контроль несколько приграничных поселков, а также частично важный приграничный город Рас-эль-Айн, бои за который не прекращаются.

Однако после удачного для турок старта операция забуксовала. Курды оказывают возрастающее сопротивление, им на помощь приходит армия Асада и российские военные советники. Кроме того, Вашингтон, Москва и Европа начали серьезное давление на Анкару и лично Эрдогана, чтобы принудить его свернуть операцию, о чем ниже.

Таким образом, Анкара намерена создать полосу безопасности вдоль своей южной границы, чтобы отсечь курдский сепаратизм Турции от их соплеменников из Сирии, которые продвинулись значительно дальше по пути национального самоопределения.

К чему это может привести

Военные упражнения Анкары в Сирийском Курдистане могут привести к совершенно иным последствиям, весьма неприятным для Эрдогана и не только для него.

Прежде всего, курды заявляют, что готовы драться за свою землю, и легкой прогулкой для турок эта кампания не покажется. К тому же, курды известны как сильные бойцы. Очевидно, это приведет к концентрации курдских сил на «эрдогановском фронте», включая переброску подразделений YPG из других регионов. Но курды контролируют те регионы на севере и востоке Сирии, где до сих пор концентрируются остатки боевиков ИГИЛ. Именно курды сдерживают исламистов, ведут с ними вооруженную борьбу и охраняют значительные контингенты пленных боевиков ИГ. Если контроль курдов над этими территориями ослабнет в результате ударов Турции, возможно возрождение ИГИЛ и эскалация террористической угрозы, от которой пострадает весь регион, включая Турцию. Западные аналитики уже бьют тревогу по этой причине.

Кроме того, Эрдоган преследует цель не только борьбы с курдами.

Турция стала пристанищем огромного числа беженцев из объятых войной Ирака и Сирии. Евросоюз и конкретно Меркель в свое время оказывали серьезное, под угрозой экономических санкций, давление на Эрдогана с тем, чтобы он перекрыл движение мигрантов в Европу. Эрдоган долго торговался, требовал выполнить обещание 60-детней давности о принятии Турции в ЕС, добивался денежной компенсации в огромных размерах. В итоге, получив на содержание беженцев и обустройство лагерей для них от Европы около 3 млрд евро, Эрдоган вынужден был согласиться, поскольку возможные санкции резко ударили бы по экономике Турции, которая сильнейшим образом зависит от Евросоюза.

В результате Турция превращается в «отстойник» для беженцев, количество которых оценивается в 3,6 млн человек. На фоне возрастающих социально-экономических проблем в Турции беженцы превращаются для нее в огромную головную боль.

Власти Анкары намерены выселять беженцев в приграничную зону безопасности, которую они сейчас пытаются зачистить на сирийской территории. При этом преследуется цель не только депортации беженцев, но и вытеснение из приграничных регионов Сирии враждебно настроенных к Турции курдов.

Однако такие действия турецких властей чреваты тяжелейшими последствиями в обозримом будущем. Подавляющее большинство беженцев, которых Анкара хочет вытолкнуть на сирийскую территорию, являются арабами-суннитами, а земли эти есть исконно курдскими. Изменение этнического состава в регионе может привести к эскалации кровопролития. Если учесть непосредственную близость турецкой территории, то Турция от этого также может очень сильно пострадать.

Кроме того, военная операция Турции самым неожиданным и курьезным образом привела к дальнейшему усилению позиций режима Асада, который еще недавно считался почти низложенным.

С началом гражданского конфликта в Сирии в 2011 году режим Асада утратил контроль над курдскими территориями в турецком приграничье. Борясь с ИГ и находясь под протекторатом Вашингтона и Москвы, Сирийский Курдистан превратился в самостоятельную территорию, на которой, к тому же, базировались американские подразделения по борьбе с ИГ. Режиму Асада в эти регионы путь был закрыт.

В тоже время противостоять в одиночку регулярной и технически очень хорошо оснащенной турецкой армии курдские подразделения долго не смогут. Поэтому курды при посредничестве Москвы договорились с Багдадом о том, что войска Асада займут ряд узловых точек на курдских территориях, контролируемых Сирийским демократическим силам (SDF). Официальная багдадская пропаганда уже заявляет, что сирийские правительственные войска выдвигаются на север, чтобы противостоять турецкой агрессии. Есть данные, что курды требовали от Багдада статуса автономии, но у Асада пока отказали, хотя, по некоторым данным, Москва давно настаивает на автономном статусе Сирийского Курдистана в будущей послевоенной Сирии. Любопытно, что вместе с сирийскими войсками на курдские территории, по некоторым данным, выдвигаются и крайне малочисленные российские подразделения, которые в местах дислокации рядом с сирийскими флагами вывешивают российские.

Все это представляет собой своего рода психическую атаку на Эрдогана. С русскими турки воевать не будут, тем более Турция сейчас очень заинтересована в экономическом сотрудничестве с Москвой по целому ряду направлений. Война с армией Асада, которую вооружает и инструктирует Москва, в планы Анкары тоже не входит.

При этом объективно укрепляются позиции режима Асада, против которого продолжает выступать Запад, хоть уже и не так рьяно, а главное, против Асада еще недавно выступал сам Эрдоган, и хотя под влиянием Путина пыл турецкого султана несколько поостыл, он до сих пол испытывает к Асаду заметную антипатию.

В итоге, Асад восстанавливает контроль над территорией страны, хотя еще недавно считалось, что дни его режима уже сочтены.

Кстати, усиление положения Асада усиливает и позиции соседнего Ирана, который, наряду с Москвой, является еще одним «внешним куратором» багдадского режима. Расширение контроля Асадом над Сирией позволяет Тегерану приблизиться к созданию так называемого шиитского пояса с выходом в Средиземноморье через алавитский режим Асада в Ливан к местной шиитской «Хезболле».

Турецкий султан в московско-вашингтонском лабиринте

И вообще, Эрдоган во многом просчитался. Очевидно, он полагал, что Москва и Вашингтон умоют руки и будут стоять в стороне, а Европа ограничится традиционной «глубокой озабоченностью». Поначалу на то и было похоже.

Трамп объявил о выводе американских подразделений с курдских территорий. В ответ на обвинения в том, что он оставляет на произвол судьбы вчерашних соратников в борьбе с исламскими экстремистами из ИГИЛ, Трамп заявил, что не намерен рисковать жизнью солдат и тратить огромные средства в войне за семь тысяч миль от Америки. С точки зрения рядового избирателя Трампа подобная аргументация является совершенно справедливой. Что касается незавидной участи свободолюбивых курдов под ударами турецкой армии, то Трамп в присущей ему манере посоветовал бывшим соратникам в борьбе с терроризмом обратиться за помощью к Москве или даже к Наполеону Бонапарту.

В Москве поначалу вообще не отреагировали на известие о том, что курды могут попасть под каток турецкой операции, хотя Москва обычно поддерживала курдов, а многие видные курдские лидеры в советское время даже учились в Москве, преимущественно в военных учебных заведениях. Более того, когда Совет безопасности ООН попытался принять резолюцию с осуждением интервенции Анкары в Сирийский Курдистан, именно Москва заблокировала такую попытку, что фактически выглядело как предательство своих многолетних союзников.

В Анкаре полагали, что Москва и далее будет, как минимум, сохранять нейтралитет или даже помогать Турции, как в указанном случае с провалом резолюции Совбеза. Основанием для таких ожиданий стали все более тесные экономические и военно-политические связи между Москвой и Анкарой. Здесь и газопровод «Турецкий поток», испытания которого сейчас начинаются; и атомная станция в Аккёй, сооружаемая Росатомом в кредит; и поставки натовской Турции российских зенитно-ракетных комплексов С-400, что вызвало крайнее неудовольствие в США и вообще на Западе; наконец, имеют место личные дружеские отношения Путина и Эрдогана.

Однако все оказалось намного сложнее. Якобы не поддерживая курдов формально, Москва мастерски разыграла закулисную комбинацию, в результате которой ее влияние в Сирии существенно укрепилось. Ведь усиление режима Асада и расширение его влияния на курдские территории Сирии, которые Багдад уже давно не контролировал, означает усиление влияния Москвы в Сирии, поскольку режим Асада просто не может существовать без военно-технической и политической поддержки Кремля. Не говоря уже о том, что вместе с подразделениями армии Асада на курдские территории заходят и группы российских военных, которых там ранее не было из-за присутствия американцев.

А заодно и курды получили поддержку от Асада явно по настоянию и при прямом участии Москвы. По сравнению с этой поддержкой, проваленная резолюция Совбеза ООН – не такая уж большая потеря, ибо резолюция эта суть декларативная бумажка. Взамен курды получают московскую «крышу» и вооружение.

Все это в совокупности с уходом американцев из Сирии существенно изменяет расклад сил в регионе в пользу Москвы. У Трампа этим, похоже, озаботились только после того, как в американском политикуме разразился скандал на эту тему. С резкой критикой Белого дома выступили не только представители генералитета и политические оппоненты Трампа из стана демократов, но и очень многие республиканцы. Послышались обвинения чуть ли не в сдаче национальных интересов, особенно после того, как в оставленные американскими солдатами казармы в Сирийском Курдистане стали заходить солдаты Асада и даже российские контрактники. А президентские выборы на носу!..

Ситуацию Трампу еще сильнее усложнила Европа, показавшая, что она с Эрдоганом борется, тем более что в Европе имеется большая и достаточно влиятельная курдская диаспора. Германия и Франция заявили о том, что прекращают поставки в Турцию продукции военного назначения, а в Евросоюзе начали проработку вопроса о введении экономических санкций против Анкары.

Похоже, только тогда Трамп понял, что ему тоже придется реагировать и умыть руки не получится. Америка ввела персональные санкции против ряда турецких должностных лиц, но это не возымело действия. Тогда в Вашингтоне пригрозили экономическими санкциями в чувствительных для Турции сферах.

Кроме того, Трамп направил Эрдогану личное письмо, в котором в присущей Трампу манере турецкому султану было предложено «не валять дурака» и не брать на себя ответственность за убийства в ходе военных действий, а иначе Трампу придется взять на себя ответственность за разрушение экономики Турции, что Трамп пообещал сделать, если Эрдоган не угомонится. Письмо было «слито» в медиа-пространство телеканалом CNN, и вполне возможно, что слив организовали у Трампа с ориентацией на внутреннее пользование, чтобы показать, что Трамп, хоть и выводит войска, но национальные интересы отстаивает даже в далекой Сирии.

В СМИ появилась информация, что Эрдоган письмо американского коллеги выбросил в мусорную корзину и поначалу даже отказался принимать вице-президента США Майка Пенса, который был срочно командирован в Анкару для вразумления Эрдогана.

Однако с Америкой и ее вторым лицом так не поступишь. Принять Пенса и провести с ним переговоры Эрдогану, конечно же, пришлось. По результатам переговоров, Пенс заявил о том, что достигнута договоренность о прекращении турецкими войсками огня на северо-востоке Сирии при условии прекращения боевых действий курдскими подразделениями. В этом случае намеченные санкции против Анкары Америка пообещала не вводить. Надо понимать, что с руководством курдов соответствующая «работа» также была проведена.

На момент написания этого текста, перемирие в целом соблюдалось, несмотря на спорадические перестрелки, то есть международное давление на Анкару свою роль сыграло. Будет ли мир прочным и долговечным, покажет ближайшее будущее.






Последние новости в соцсетях




Андрей Рева



help
bigmir)net TOP 100