РусУкр

Back in the USSR? Если из Беларуси можно сделать СССР, то из России – никак!

 
Печать Отправить на почту

 

 

Участившиеся разговоры о возможной более глубокой интеграции России и Беларуси вплоть до создания нового СССР принято объяснять сугубо меркантильно-экономическими мотивами, прежде всего Минска, а также повесткой дня будущих избирательных периодов как в Беларуси, так и в России. И Лукашенко, и Путину нужно будет показывать своим электоратам некие зримые успехи, не забывая личные интересы.

Back in the USSR? Если из Беларуси можно сделать СССР, то из России – никак!

Однако почему-то никто не задается вопросом о том, насколько сейчас вообще возможно воссоздание СССР, прежде всего в его сильных сторонах, то есть с точки зрения социальных гарантий и социального равенства вообще. Ведь если нынешнюю Беларусь с целым рядом оговорок еще можно как-то сравнивать с Советским Союзом, то из современной России сделать СССР уже в принципе невозможно, информируют Экономические Новости.

Конец февраля – начало марта нынешнего года ознаменовались информацией о многократных встречах президентов Беларуси и России Александра Лукашенко и Владимира Путина на тему интеграции двух стран. Заговорили даже о частичной «реанимации СССР». Интерес к вопросу подогрел белорусский «бацька», который в присущей ему манере заявил о том, что в скором будущем Беларусь и Россия «будут жить вместе, но в разных квартирах». Более того, Лукашенко выразил готовность переходить на единую валюту – рубль, но это должен быть рубль не белорусский и не нынешний российский, а некий «общий новый рубль».

Сразу же возникает вопрос о том, где будет эмиссионный центр. Хотя ответ очевиден, поскольку Москва вряд ли отдаст такое право Минску, да и на паритетную эмиссию в двух центрах, как это делается, например в ЕС, тоже рассчитывать едва ли стоит. Но это отдельная тема…

«Любовь придумали русские, чтобы денег не платить…»

Впрочем, подобные заявления «бацьки» звучат не впервые, равно как его клятвы в любви к Москве, в верности союзническому долгу в рамках уже формально существующего союзного государства Беларуси и России, а также в крайне туманных рамках будущего, еще более союзного государства, которое вот уже около четверти века никак не возникнет с тех пор, как Лукашенко и покойный Ельцин объявили о его создании и даже символически снесли пограничные столбы.

Очевидно, что Лукашенко прежде всего нужны две вещи: российские нефть и газ по льготным ценам, а также российские рынки сбыта для белорусских товаров, в частности, машиностроительной и сельскохозяйственной продукции.

С реализацией последней, кстати, у белорусских производителей в России нарастают проблемы. Российская торговля, как и украинская, все более монополизируется крупными торговыми сетями, которые ориентированы на своих поставщиков, свои «откаты», «дельты», «прокладки» и прочие дела, хорошо известные предпринимателям. Их прибыль часто формируется отнюдь не на конечной продаже товара потребителям в России, часто даже не в России, а где-нибудь в оффшорах. По целому ряду причин им не интересны белорусские продукты, как и в целом Беларусь, в которой «бацька» объявил священную войну оффшорам и отмыву денег, кстати, войну довольно успешную. В то же время, российские торговые сети имеют мощное лобби в политических верхах.

Поэтому «бацька» неоднократно заявлял, что России и Беларуси суждено быть вместе, но проблемы в дружеских и взаимовыгодных отношениях исходят не от Путина, а от «плохих бояр» и олигархического окружения. Надо отдать должное, Лукашенко здесь во многом прав. В любом случае Россия себя продовольствием, особенно мясомолочной продукцией, обеспечить не в состоянии по объективным причинам. Большой объем продуктов в Россию импортируется, и белорусская продукция является более чем конкурентной и по цене, и по качеству, и по постсоветский узнаваемости.

Кроме того, значительная часть продукции белорусского машиностроения также экспортируется в Россию. Автомобили МАЗ и БелАЗ, тракторы «Беларусь» и многое другое, знакомое по советскому прошлому, находит сбыт именно в странах бывшего СССР, прежде всего в России. Кроме того, это продукция химической, радиоэлектронной, оборонной промышленности. Все это вполне достойного качества.

При этом Беларусь все теснее налаживает торговые связи с Западом, где ее продукция также находит спрос. Прибыль от выгодной для себя торговли с Россией в Беларуси вложили в модернизацию производства, и теперь, например, тракторы «Беларусь» не уступают «Джону Диру». Получаемая из России относительно дешевая нефть перерабатывается глубоко модернизированной нефтеперерабатывающей промышленностью Беларуси и продается в виде нефтепродуктов, в том числе в Украину, которая свою нефтепереработку практически уничтожила в процессе дерибана.

Словом, можно по-разному относиться к Лукашенко и его режиму, но там все далеко не так просто, как у нас принято изображать.

Действительно, Лукашенко клянется в любви Москве, чтобы иметь с этого экономические дивиденды, но не для себя лично, а для Беларуси, ее социально-экономического благосостояния, на котором власть и популярность Лукашенко держатся не в меньшей степени, чем на репрессивном аппарате. Кремль вынужден идти на уступки, чтобы «держать при себе» Беларусь. В то же время Лукашенко заигрывает с Западом, понимая, что нельзя делать ставку только на Москву. Причем, несмотря на полуизоляцию Беларуси и ее режима, Запад идет на определенные контакты с властью республики, чтобы не отдавать ее полностью под влияние Кремля.

Back in the USSR? Если из Беларуси можно сделать СССР, то из России – никак!

Таким образом, «бацька» достаточно умело лавирует между Москвой и Западом. Но проблема в том, что, в ответ на льготы, низкие цены и торговые преференции, Москва требует от Минска все более глубокой степени интеграции. Успешно использовавшийся «бацькой» со времен Ельцина «бартерный принцип» под название «нефть и газ в обмен на поцелуи» все меньше и меньше работает с Путиным.

С конца 2018 года в Москве еще настойчивее стали требовать от Минска более глубокой интеграции. Кремль понять можно. Лукашенко не вечен, и рано или поздно придет время смены власти в Беларуси. Москва хочет быть уверенной, что смена власти не изменит внешнеполитическую ориентацию Беларуси. Только при этих условиях Россия готова поставлять дешевые нефть и газ, а также открывать свой внутренний рынок для белорусской продукции, хотя представляется, что такая готовность является далеко не фактом.

Именно этим можно объяснить перманентные конфликты вокруг цен на российскую нефть для Беларуси. Один из таких конфликтов разгорелся в конце 2018 – начале 2019 годов, надо полагать, при перезаключении контрактов на поставку.

Реакция со стороны Лукашенко пока что повторяет ранее сказанное: дескать, Беларусь пойдет на более глубокую интеграцию, но не сразу, при соблюдении ряда условий и без полного слияния государств.

Более того, «бацька» подчеркивает, что 98% граждан Беларуси выступает против полного слияния с Россией. Таким образом, Лукашенко дает понять, что отказываться от независимости не намерен, и белорусы его в этом поддерживают. А чтобы в Москве не расслаблялись и предлагали выгодные условия углубления интеграции, повторим, «бацька» достаточно успешно заигрывает с Западом.

Новое обострение разногласий произошло буквально на днях, когда посол России в Беларуси Михаил Бабич в интервью РИА Новости слишком явно намекнул, что дальнейшая финансовая поддержка Минска из Кремля продолжится лишь в случае дальнейшей интеграции Беларуси с Россией. Реакция внешнеполитического ведомства Беларуси долго ожидать себя не заставила.

Back in the USSR? Если из Беларуси можно сделать СССР, то из России – никак!

«За короткое время работы в Беларуси он (посол) просто не понял разницы между федеральным округом и независимым государством», − заявили в МИД Беларуси и посоветовали дипломату проявлять больше уважения к стране пребывания и ее суверенитету.

Выборы рулят?

В то же время в СМИ появляются прогнозы о том, что вопрос о полноценном присоединении Беларуси к России может встать в полный рост в ближайший 5-10 лет, когда у Путина и его окружения или у тех, кто придет им на смену, что пока маловероятно, возникнет проблема формирования повестки дня нового политического цикла или продолжения старого в несколько модернизированном виде.

Очевидно, что присоединение Беларуси к России может послужить мощным электоральным стимулом для того, чтобы старая или новая российская власть смогла занять место на «олимпе». В России любят «собирателей земель» и сам процесс собирания таковых. Мобилизация патриотического электората обеспечена, равно как и укрепление «скреп». К тому же, подобные акты «прирастания государства российского» позволяют правящей верхушке и олигархату отвлечь массы от вопиющих социально-экономических противоречий, которые грозят взорвать общество. К тому же есть вопиющие национально-культурные противоречия, которые также не менее опасны для России, и которые тоже можно хотя бы на время компенсировать патриотическим психозом на тему «собирания земель».

В свою очередь, Лукашенко, несмотря на его зажигательные речи на тему независимости, тоже может пойти на определенные шаги по сдаче суверенитета в обмен на свое политическое будущее и на экономические дивиденды для Беларуси. Повторим, что популярность «бацьки» во многом держится на относительно стабильной и довольно благополучной социально-экономической ситуации, которая, в свою очередь, сильно зависит от выгодных торгово-экономических связей с Россией.

В Беларуси в ноябре 2019 года намечаются парламентские выборы, а в 2020 году – президентские. Москва вполне может устроить торги на тему дальнейшего сохранения торгово-экономических преференций для Беларуси и, соответственно, сохранение Лукашенко во главе «рЭспублики» в обмен на ее присоединение к России в том или ином виде. И здесь не поможет даже заигрывание «бацьки» с Западом, который не даст ни дешевой нефти-газа, ни откроет рынки для белорусских тракторов, автобусов и самосвалов.

«Не впихуйте невпихуемое!»

Но здесь возникает, пожалуй, самый важный вопрос, которым почему-то никто не задается. Когда говорят о России и Беларуси, обращают внимание на определенную схожесть их политических устройств, являющихся авторитарными антидемократичными системами. Но это сугубо поверхностное мнение.

Представляется, что в реальности Россия и Беларусь представляют собой принципиально разные страны в социально-экономическом плане.

С Россией все понятно. Это типичный государственно-монополистический капитализм в стадии империализма и захватнических войн, как это в свое время определил вождь мирового пролетариата. Власть в России – это далеко не только Путин и его чиновники, но и олигархическая верхушка, пусть даже приближенная к Путину. Россия, кстати, как и Украина, является страной крайнего имущественно неравенства и социальной несправедливости.

Беларусь в этом отношении — принципиально иная страна. Совершенно не идеализируя Лукашенко и созданную им социально-политическую конструкцию, следует все же признать, что «бацька», несмотря на свое самодурство, все же защитил от дерибана, сохранил и даже приумножил экономический потенциал страны. Более того, он сохранил и приумножил социальную сферу, которую разграбили как в России, так и в Украине. В Беларуси сумели в основном сохранить те положительные социальные гарантии, которые имелись в СССР.

Назвать белорусский уклад социалистическим нельзя хотя бы по причине наличия авторитарного строя. Ведь, вопреки идиотическим мифам, социализм предусматривает высокую степень демократии и самоорганизации, и социализма еще нигде и никогда в истории планеты не было, но это отдельная тема.

Белорусский уклад можно считать государственным капитализмом с сильными социальными гарантиями. Можно, по примеру Эриха Фромма, назвать этот уклад «государственным менеджериализмом» во главе с таким себе «директором Беларуси» Лукашенко. В любом случае, в Беларуси нет того вопиющего имущественного неравенства и катастрофической социальной несправедливости, каковые имеют место и в России, и в Украине.

Вхождение Беларуси в Россию, ежели до этого дело дойдет, уничтожит, прежде всего, социальную систему Беларуси, ее социальные гарантии, наконец, относительное социальное равенство. Тем более что российские олигархи уже давно точат зубы на лакомые куски белорусской экономики. Они приберут их к рукам в случае слияния Беларуси с Россией. Соответственно, будет уничтожена и мощная социальная сфера Беларуси, базой которой является экономический потенциал. Ведь если сейчас экономика Беларуси в общем и целом работает на граждан, то, в случае ее дерибано-прихватизации по российско-украинскому сценарию, она будет работать на олигархические карманы всяких там Абрамовичей, Алекперовых и прочих. И тогда белорусам придется забыть о домах культуры, ледовых стадионах, спортивных секциях для детей, доступном образовании и медицине и многом другом, пусть даже под патронатом «бацьки» и его режима.

Back in the USSR? Если из Беларуси можно сделать СССР, то из России – никак!

Думается, что рядовые обыватели Беларуси это хорошо понимают, а потому слова Лукашенко о том, что 98% граждан не хотят слияния с Россией, имеют под собой реальные основания.

Словом, присоединение Беларуси к России представляется вопросом куда более сложным, чем даже может показаться на первый взгляд. В этом случае Беларусь перестанет быть таковой, нового СССР точно не получится, а будет такая себе «Раша» с дополнительным федеральным округом «Беловежская Пуща» на западной оконечности.










Последние новости в соцсетях


Новости партнеров

bigmir)net TOP 100