РусУкр

Олег Саакян: Кремль упустил шанс дестабилизации ситуации в Украине

 
Печать Отправить на почту

 

 

Демарш Украины из Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) может существенно повлиять на имидж нашей страны, давая дополнительный аргумент России для лоббирования своих интересов на этой международной площадке. О том к чему Киеву необходимо готовиться в будущем, чтобы защищать свои национальные интересы, какой должна быть позиция украинской дипломатии в диалоге с европейцами, а также о вероятном исходе внеочередных парламентских выборов в стране изданию «Экономические Новости» рассказал политолог, председатель Платформы социально-гуманитарных инициатив и инноваций «Единый Координационный Центр» Олег Саакян.

Олег Саакян: Кремль упустил шанс дестабилизации ситуации в Украине

Пожалуй, самым важным событием прошлой недели стало решение Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) о возвращении России в ряды организации. Что Вы скажете по этому поводу?

Решение достаточно прогнозируемое. Оно стало результатом, с одной стороны, малодушия европейских элит, которые упрямо не хотят замечать стратегических рисков исходящих со стороны РФ и пытаются притормозить «старый, добрый мир». То есть, сохранить зону комфорта, в которой они находятся и, таким образом, достаточно инфантильно относясь к сегодняшним вызовам. С другой стороны, отсутствие серьезной, проактивной политики Украины по изменению собственного образа со «страны-жертвы» в «страну – историю победы», где мы будем ассоциироваться не с проблемой, а с решением общеевропейской проблемы, в частности, проблем безопасности и рисков от России, тоже сыграли свою роль. Образ «страны-жертвы», на который мы имеем полное объективное, моральное, правовое и любое другое право, себя практически исчерпал и вызывает усталость. В итоге находит под себя все меньше рациональных аргументов. Такое решение ПАСЕ также является результатом лоббистской деятельности РФ, российских денег, чье влияние отрицать было бы абсолютно глупо. Фактически в данном случае мы увидели, как европейские ценности возымели прямую и понятную цену.

Насколько целесообразным является желание Киева приостановить участие Украины в данной организации?

Приостанавливать участие Украины в ПАСЕ точно не надо. Необходимо сейчас заявить жесткую позицию, но ни в коим случае не выходить и не приостанавливать свое участие в организации. Поскольку, таким образом, заблокируется возможность доступа нашей страны к международным институциям, которые непосредственно связаны с ПАСЕ и СЕ. В частности, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), Венецианская комиссия (ВК). Кроме того, такой демарш может имиджево навредить Украине, давая дополнительный аргумент России, а также создаст ей более комфортную среду с тем, чтобы лоббировать свои интересы на этой трибуне. Наоборот, нам необходимо усилить свою позицию, сделать выводы со своих ошибок и готовиться к тому, что, к сожалению, подобный контекст мы можем встретить на других площадках. Поэтому оставлять их без боя, тем более, уходить, когда Россия фактически туда прорвалась — заведомо проигрышная позиция.

Как Вы считаете, если бы Порошенко остался президентом Украины, Европа вела бы себя также по отношению к Украине? Или такие решения больше продиктованы  неопытностью господина Зеленского? Есть ли риск утраты субъектности Украины на международной арене в перспективе?

Не думаю, что это связано с фамилиями Президентов Украины. Тут можем ссылаться и на позицию господина Климкина (глава МИД — ред), который четко и не двузначно заявил, что данное решение в Европе было принято фактически до проведения выборов в Украине, следовательно, избирательная кампания если и повлияла, то крайне незначительно. Одной из системных предтеч такого решения была как раз достаточно сильная украинская дипломатическая позиция, ее негибкость и неизменчивость под сегодняшние реалии. Мы упрямо пытаемся апеллировать к моралитету на международной арене, к которому на сегодняшний день уже мир не готов в той степени как нам бы этого хотелось. Поэтому пелену иллюзии необходимо убирать. Неопытность Зеленского, конечно, создает дополнительные риски для Украины, но, с другой стороны, мы видим, что уже состоялся ряд международных встреч, которые также открыли дополнительное «окно возможностей». Международная политика не должна формироваться одним человеком, а должна формироваться институтами. То есть, МИД, советниками по международной политики, Администрацией президента… В данном случае, там остается часть людей, которые достаточно сильны в дипломатической службе. Мы видим, что в команде Зеленского присутствуют несколько кадровых дипломатов. Кроме того, господин Климкин настроен достаточно конструктивно в плане передачи дел и во многом он уже проявлял свою активную позицию в помощи  Офису президента Зеленского в их внешнеполитической деятельности. Международная политика — это как раз одна из немногих сфер, где наблюдается достаточно высокий уровень преемственности, что не может не радовать.  Хотя последняя заочная перепалка между Зеленским и Климкиным конечно же омрачила данное достижение.

Какова роль «российского фактора» на грядущих выборах? Насколько реально обострение ситуации на Донбассе?

Если говорить о «российском факторе» на грядущих выборах, то на самом деле Кремль упустил шанс дестабилизации ситуации в Украине еще во время президентской кампании. Мы увидели, что для них ее исход стал неожиданностью, судя по целому ряду резких шагов, которые были предприняты как в течении кампании, так и после. Сегодня Москва остается на позициях, с одной стороны, дестабилизации и попыток «столкнуть лбами». Тут они будут использовать любую трещинку для того, чтоб раскочегарить ее с помощью российских денег, влияния и пропаганды до размеров Марианской впадины в политической, социальной, культурной, ценностной сферах. Эти заделы уже делаются. Обострение на Востоке может стать одним из инструментов по нагнетанию ситуации. Это не самодостаточная их цель, но может применяться в комплексе мер по дестабилизации, либо по созданию тригеров по ее перенаправлению в необходимом для России русле. Война достаточно серьезный стрессовый фактор, который может ввести общество в ситуацию прогнозируемости и контролируемости поведения.

Насколько правильным было решение президента Зеленского распускать Верховную Раду (ВР) сразу в день инаугурации? И как Вы оцениваете подготовку к внеочередным парламентским выборам в Украине?

Политтехнологически роспуск ВР в день инаугурации был сильным шагом. Этого ожидало общество. Тем более, под него создавался информационный фон. Во многом самими оппонентами Зеленского, которые говорили, что этого ни в коим случае делать нельзя и тот на такое не пойдет. Новоизбранный президент фактически уже был загнан в ситуацию, в которой должен был это сделать. Такое решение дало ему возможность сразу же мультиплицировать поддержку к себе. С точки зрения государственности, конечно, такой шаг достаточно сомнителен, поскольку не было достигнуто полностью консенсуса или, по крайней мере, определённого однозначного отношения к правовым обоснованиям для такого шага. Только недавно Конституционный Суд поставил точку в этом вопросе, что дало около полутора месяца для инсинуаций, пропаганды и политических коммуникаций на этом поприще, фактически дискредитировав сам институт выборов, институт президента и парламент. Решение достаточно сомнительно, с точки зрения политического консенсуса, поскольку мы видим, что в данном случае мы получили конституционный кризис между президентом и парламентом. И отсутствие однозначной поддержки в политикуме, либо нахождение конкретных союзников также создали серьезные риски для политической турбулентности, которую мы сейчас наблюдаем в неголосовании за президентские инициативы, в торпедировании по любому поводу от львиной части политической элиты. И это несмотря на достаточно серьезный его уровень поддержки среди населения и политические риски для самих себя. Как известно, на фоне медового месяца Зеленского с народом такие действия усиливает его поддержку и ослабляет поддержку политиков, которые вступают в лобовую критику. Тем не менее, такие вещи делается ввиду фактически иррационального его восприятия и обид у представителей прошлой власти.

Что можете сказать по работе депутатов над Избирательным Кодексом? Найдется ли когда-либо политическая воля, чтоб отказаться от коррупционной «мажоритарки»?

Для отказа от «мажоритарки», скорее всего, политическая воля найдется. Правда, не уверен, что в парламенте нынешнего созыва. Вероятно, что следующего. Вопрос очень серьезно перезрел. Мы видим, что есть тренд на уменьшение олигархического влияния. А в политике — это, прежде всего, уменьшение роли «мажоритарки». Вернее, полного отказа от нее. Фактически на сегодняшний день именно она является причиной закрепления территориальных феодов и, соответственно, делегирование своих представителей финансово-промышленными олигархическими группами в парламент, который будет им подконтрольным.

Согласно недавним социологическим рейтингам, лидером симпатий среди политических сил накануне выборов в парламент является партия президента Зеленского «Слуга народа». Преодолевают проходной барьер «Оппозиционная платформа – За жизнь» Юрия Бойко, партия «Голос» Святослава Вакарчука, «Батькивщина» Юлии Тимошенко и «Европейская Солидарность» Петра Порошенко. Что скажите по поводу такой социологии? Изменится ли она до 21 июля?

Если посмотрим на социологию в динамике, мы увидим, что она достаточно давно не меняется. Вернее, в течении этой избирательной кампании еще не менялась. Хотя местами поменялись несколько из партий. Судя по всему, мы видим заморозку рейтинга партии «Слуга народа», он будет колебаться приблизительно в сегодняшнем диапазоне и даже несколько падать. Рейтинги «Оппозиционной платформы — За жизнь» будут стагнировать под давлением Евгения Мураева и части «ахметовского» «Оппоблока», которые пришли по душу их избирателей. Видим, что «Голос» Вакарчука  имеет восходящую динамику. Вполне вероятно, что к финишу избирательной кампании партия сможет потеснить на втором месте «Оппозиционную платформу — За жизнь». Также есть небольшое возрастание рейтинга «Батькивщины», выборы в ОТГ могут усилить этот процесс. Если Юлия Владимировна может выйти за рамки своего электорального ядра и набрать дополнительные балы, то у «Европейской солидарности» сегодня имеется нисходящий тренд с некоторыми ситуативными скачками. Появление Вакарчука, отдельный поход Гройсмана, достаточно серьезная разочарованность в степени обновленности и суженная избирательная повестка, как и прогнозировалось, фактически откалывают даже часть ядерного электората политической силы Порошенко. Сегодня его партия балансирует на грани прохождения в парламент. Если не будет изменена избирательная стратегия, то существует вероятность и достаточно серьезный риск для Петра Алексеевича, что его политическая сила может и вовсе не попасть в ВР. На финише избирательной кампании мы увидим возрастание рейтингов всех политических сил за счет аутсайдеров, что будет фактически пропорционально возрастанию поддержки.

Что можете сказать о партийных списках политических партий, их объединениях с другими силами, насколько обновиться состав ВР на самом деле?

Серьезное объеденение произошло только на пророссийском фланге под риском выживания. Поскольку походом небольшого облака маленьких политических сил шансов на прохождение в ВР у них не было. Соответственно мы увидели укрупнения до «Оппозиционной платформы –за жизнь» и «Оппоблока». Также укрупнение произошло на правом фланге. Такая низкая поддержка правых сил связана, с одной стороны, с их большим количеством, но, ключевым образом, с тем, что «здоровый патриотизм» и «здоровый национализм» стал неотъемлемой опцией каждой политической силы, которая не декларирует пророссийский курс для прохождения в парламент. Фактически сегодня голой патриотической идеологией привлечь избирателя уже становится невозможно т. к. это уже не уникальность .

Исходя из приблизительной картины будущего состава ВР, какой может быть коалиция?

На сегодня вилка коалиции строится на триаде: «Слуга народа», «Батькивщина» и «Голос». В какой из пропорции это произойдет и с какой из этих политических сил, либо с обоими, захочет создать коалицию лидер парламентской гонки на сегодня открытый вопрос. Уже очевидно, что с «Европейской солидарностью» в случае ее прохождения, «Слуга народа» не настроен создавать коалицию по понятным причинам. И мы увидели целый ряд заявлений по этому поводу. Также есть ряд заявлений, которые свидетельствуют о том, что партия не видит коалиции с «Оппозиционной платформой — За жизнь», либо с любыми другими пророссийскими политическими силами, что абсолютно логично, поскольку в таком случае сразу кратно понижается поддержка новоизбранного президента и его политической силы. Фактически, любой новоизбранный президент и парламент, который с этого года и далее будет избираться в Украине, имеют «билет в Ростов с открытой датой», и вероятность воспользоваться им или нет будет зависеть от готовности сотрудничать с пророссийскими силами.

Олег Саакян: Кремль упустил шанс дестабилизации ситуации в Украине

Есть ли догадки, кто может стать премьер-министром Украины? В СМИ ширится информация о том, что это место, при благоприятном стечении обстоятельств, может занять Тимошенко.

Тимошенко могла бы стать достаточно выгодным премьер-министром для Зеленского. С одной стороны, благодаря своему знанию системы изнутри, опыту работы именно в парламенте меньшинства. То есть, с чужими министрами, в достаточно токсичной среде. Таким образом, можно будет любые негативы списать на премьер-министра в виде громоотвода, как это классически происходило при всех президентах. А с другой стороны, можно с лихвой воспользоваться теми достижениями, которые будут сделаны Юлией Владимировной на должности премьер-министра, ведь фактически от успешности на этой позиции будет зависеть ее дальнейшее политическое будущее.

Конечно, есть вероятность того, что премьерское кресло может остаться за представителем «Слуги народа», в случае если партия наберет очень высокий процент поддержки на выборах. Не думаю, что это будет более 50%. Но даже приблизившись к этому показателю у них есть шанс претендовать на то, чтобы оставить премьерскую должность за собой. Фактически кто займет премьерское кресло – это открытый вопрос на сегодня. Он, скорее, лежит не в плоскости политического анализа и прогнозирования, сколько в плоскости гадания.

Каким будет вектор ВР, не развернется ли она в другую сторону по ключевым позициям, в частности, относительно отношений с Россией и будущего наших оккупированных территорий?

Разворот в пророссийскую сторону в украинском парламенте невозможен. Это не будет поддержано в обществе, наоборот, резко воспринято. Все поле поддержки пророссийских настроений на сегодня упирается в потолок приблизительно 15%. Большая часть избирателей, которая является ностальгирующей за Советским Союзом, условно базирующаяся на советских ценностях, но не является откровенной пророссийской, выбрала «своего» русскоговорящего кандидата с индустриального города, но при этом проукраинского, проголосовав за Зеленского. Впервые в истории Украины с 2004 года была нарушена монополия России на «своего» кандидата для индустриального пояса Украины.

Что Вы можете сказать о новом составе Минской подгруппы, которую возглавил второй президент Леонид Кучма и его озвученных инициативах по снятию блокады с Донбасса и.т.д.?

Возвращение Кучмы в Минскую группу достаточно позитивный знак, поскольку основной причиной его ухода было отсутствие коммуникации с президентом Порошенко и отсутствие стратегии в действиях данной группы. Соответственно, если Кучма вернулся, то можно сказать, что приоритетность этой коммуникация в Офисе президента Зеленского имеется и дана определенная свобода действий второму президенту Украины. Заявления же Кучмы были достаточно неоднозначны ввиду их различного трактования, поскольку сначала информация попала в украинское пространство через российские информационные агентства, которые ее исказили. Это вызвало серьезный резонанс и актуализировало вопрос зависимости украинского информационного пространства от российского и возможности легкого проведения информационно-психологических операций. С другой стороны, это следствие отсутствия внятной коммуникации по «минскому процессу», о чем неоднократно говорили его бывшие участники Роман Безсмерный, Евгений Марчук, что вызывает презумпцию недоверия к «Минску». Граждане Украины не доверяют процессам, которые происходят за закрытыми дверями, что создает достаточно серьезный риск для манипулирования вражеской стороной и, соответственно, для дестабилизации доверия к украинским представителям по принципу «зрада зрадная».

Если говорить о снятии блокады с Донбасса и других процессах, то на сегодня «минский процесс» хромает на обе ноги, поскольку на паузе стоит «нормандский формат». На этой площадке возможно обговаривать только определенные модальные, технические вещи в виде мобильной связи, поставок электроэнергии, пропусков через КПВВ (контрольные пункты въезда-выезда – ред.). Какие-то концептуальные вещи, вопросы, связанные с возобновлением мира и окончанием войны в Минске можно, конечно, обсуждать, однако это будет неэффективно, поскольку там нет никакого инструмента для их имплементации. Нет достаточного уровня представительства, чтоб такой формат имел серьезное влияние на ход русско-украинской войны.

Ваши прогнозы относительно будущего политического сезона. Насколько он будет сложным для Украины?

Минимум до средины осени нас ждет серьёзной период политической турбулентности. Парламент обновиться коренным образом. Будет более половины абсолютно новых людей. С одной стороны, это отразиться на опытности ВР. Соответственно, некоторые процессы, которые могли бы происходить быстрее, будут пробуксовывать. С другой стороны, парламент будет сильно зависим от общественных настроений, что также может отразиться на скорости принятия решений. В частности, по формированию коалиции, подписанию коалиционного соглашения, первых назначениях. Одновременно эти процессы будут происходить на фоне вялотекущего инфраструктурного экономического кризиса в Украине, уже не говоря об институциональном. Нас ожидает серьезная выплата долгов перед международными кредиторами, целый ворох накопившихся вопросов инфраструктурного характера, которые не решались за эти годы. Не говоря уже о попытках дестабилизации ситуации со стороны РФ и прощупывании обороноспособности Украины на фронте. В комплексе имеющиеся обстоятельства будут создавать достаточно жесткий контекст. Кроме того, команды, которые сейчас проходят в парламент, лепились «на скорую руку». Соответственно, думаю, уже к средине сентября в процессе первых назначений и решений мы увидим, как начнут появляться трещины в их составе, где часть людей начнет предпринимать попытки вести свою игру, так как будет не согласна с генеральной линией. Так как времени на то, чтоб эти политические силы действительно состоялись и стали монолитными, было критически мало. Новый парламент, скорее, будет напоминать «лоскутное одеяло»: ключевые вопросы будут приниматься, но по вопросам, где можно затянуть время, будут пользоваться с лихвой, чтоб по максимуму выкачать для себя прав. Это будет парламент больших фракций, но в реальности маленьких групп. Если в сегодняшнем парламенте мы увидели около десятка таких групп, то в новом, скорее всего, увидим гораздо больше. Мы увидим, что монолитность любых объединений в этом парламенте, скорее всего, будет невозможной. И это будет абсолютно новый характер  парламентаризма.

 








Рынок земли


Нужна помощь

Последние новости в соцсетях


Новости партнеров

bigmir)net TOP 100