РусУкр

В нефти утопают Россия и мир

 
Печать Отправить на почту

 

 

На фоне глобальной эпидемии коронавируса и сопутствующего экономического кризиса несколько отошла на второй план другая, не менее важная проблема в виде катастрофического падения цен на нефть. Последняя информация о том, что Саудовская Аравия, Россия и США готовы в рамках ОПЕК+ все же снизить суточную добычу нефти на 10 млн баррелей хоть и привела к некоторому повышению цен, прежде всего на фьючерсы, но кардинально эта мера проблему не решит, поскольку мир сейчас утопает в огромном количестве нефти.

В нефти утопают Россия и мир

А ведь цена на нефть является одним из важнейших глобальных финансово-экономических показателей, а ее огромное падение не только свидетельствует об экономическом упадке, но и само способно провоцировать экономические кризисы, информируют Экономические Новости.

С чего все началось

Нынешнее беспрецедентное падение цен на нефть имеет, выражаясь модным нынче медицинским языком, сложную этиологию. Еще в начале года цены находились на фантастически высоких, по сегодняшним меркам, отметках — 50-60 долларов за баррель, хотя это кажется копейками по сравнению с теми былинными временами, когда стоимость «бочки» нефти доходила почти до 144 «баксов».

И все же признаки прогрессирующего торможения глобальной экономики наблюдались уже в 2019 году, задолго до пандемии и саудовско-московских нефтяных разборок, что оказывало понижающее воздействие на нефтяные цены. Начавшаяся в декабре в Китае эпидемия коронавируса уже с начала этого года привела к резкому торможению и проседанию китайской экономики, что неминуемо потянуло вниз глобальную экономику и цены на нефть. Экономическая ситуация ухудшалась, а цены на нефть падали по мере того, как вирус перекочевал в Европу и в Италии начался «пандемический армагеддон», то есть к концу февраля и в начале марта…

А далее произошла глупость, проистекающая из жадности и амбиций. 6 марта Россия вышла из переговоров в формате ОПЕК+, отказавшиcь с целью повышения цены идти на сокращения суточной добычи нефти на 1,5 млн баррелей, на которых настаивала Саудовская Аравия. По существующей версии, такое решение Москва приняла с подачи главы «Роснефти» Игоря Сечина, который посчитал, что российская нефть и Россия вообще имеют достаточный запас прочности, чтобы пережить низкие цены на нефть на мировом рынке, а потому надо демпингануть, чтобы вытеснить с рынка ряд конкурентов, прежде всего американцев с их сланцевой нефтью, имеющей высокую себестоимость. О том, что в Америке кроме сланцевой существует еще обычная традиционная нефть в Мексиканском заливе и в Техасе, в Москве решили не вспоминать.

В ответ, как гласит легенда, саудиты зело осерчали на московитов. Посему решили в Саудовском королевстве в ответ демпингануть так, чтобы Московскому царству мало не показалось. По данным российского нефтяного эксперта Михаила Крутихина, саудиты резко подняли суточную добычу с 9 до 13 млн баррелей, в результате чего цены на нефть в мире обвалились ниже 20 долларов, приблизившись к отметке 10 долларов за баррель.

Ситуация обострилась еще тем обстоятельством, что к началу этих нефтяных разборок в мире имелись в наличии беспрецедентные запасы нефти и нефтепродуктов в резервах различных стран, прежде всего США, Китая и Индии, являющихся самыми крупными потребителями нефти и нефтепродуктов.

Подобные телодвижения в то время, когда весь мир начал погружение в давно ожидавшийся экономический кризис, резко ускоренный пандемией и всеобщим карантином, повторим, является преступной глупостью. Эти действия еще сильнее подстегнули не только обвальное падение цен на нефть, но и усугубили глобальные финансово-экономические проблемы.

Дошло до совершенно фантастических цифр. Например, 2 апреля появилось заявление премьера Беларуси Сергея Румаса о том, что белорусская государственная нефтеперерабатывающая компания «Белнефтехим» договаривается с российскими нефтяными компаниями о закупке в апреле 2 млн тонн нефти по цене 4 (!) доллара за баррель.

Характерно, что 1 апреля «бумажная нефть», то есть нефтяные фьючерсы на май-июнь торговались в диапазоне 20,5-25,3 долларов за баррель для нефти марки Brent. Цена российской нефти Urals в Северо-Западной Европе 1 апреля упала до 10,54 доллара за баррель, что стало минимальнім значением с марта 1999 года, то есть за 21 год.

По словам эксперта Михаила Крутихина, некая крупная китайская нефтяная компания при закупке большой партии нефти уже в условиях тендера обозначила, что «Роснефти» беспокоиться не стоит.

Ошибка «кореша»

Автором нынешних российских проблем, вызванных катастрофическим падением цен на нефть, называют Игоря Сечина, давнего соратника Путина, входящего в самый близкий круг обитателя Кремля. Именно поэтому, надо полагать, «кореш» Путина, филолог по образованию, знаток португальского языка, а также спецслужбист по жизни Сечин был назначен руководить российским нефтяным монстром «Роснефть».

Решение России прервать сотрудничество с ОПЕК, что и привело к обвалу цен, было принято во многом под влиянием главы «Роснефти» Сечина. Аргументы Сечина сводились к тому, что кратковременное падение цен приведет к банкротству американской нефтедобычи, а российская нефть является более конкурентоспособной по причине низкой себестоимости добычи. Однако, похоже, в этот раз россияне в борьбе за рынок нефти переоценили свои возможности и сильно просчитались.

По мнению российского эксперта Михаила Крутихина, расчеты и аргументы Сечина являются ошибочными.

Сечин утверждал, что у «Роснефти» себестоимость добычи нефти составляет чуть более 3 долларов, а у других российских производителей – около 5 долларов за баррель. Но Крутихин отмечает, что эти цифры представляют собой только затраты по выкачке нефти из уже построенной и функционирующей скважины, но не учитывают расходы на разведку и оценку запасов, капитальное строительство на промысле, административные и маркетинговые издержки, транспортировку, а также на налоги.

Крутихин вполне обоснованно полагает, что за основу следует брать полную себестоимость нефти на условиях поставки FOB – free on board – танкера в порту.

Эксперт приводит данные исследований компании IHS Markit по заказу крупнейшего саудовского производителя нефти Saudi Aramco относительно себестоимости нефти различных мировых производителей с учетом всех издержек, включая налоги, на условиях франко борт танкера в порту. Согласно этим данным, у саудитов она составляет в среднем 17 долларов за баррель. Это тоже немало, но по некоторым старым скважинам в Аравии, капиталовложения в которые уже окупились, себестоимость может опускаться даже до 10 долларов за «бочку».

Указанная маркетинговая компания оценила себестоимость российской нефти в среднем 42 доллара за баррель.

Эксперт Михаил Крутихин обращает внимание на то, что эта цифра не противоречит заявлениям некоторых российских чиновников. Так, замминистра энергетики России Павел Сорокин дает следующую раскладку себестоимости: «В среднем в России операционные затраты – это $3–10 на барр., еще $5–10 – капитальные затраты, транспорт – $5. Итого $25 за баррель – наша себестоимость. При девальвации рубля себестоимость тоже снижается. Все остальное – налоги». По мнению Сорокина, налогами можно регулировать стоимость нефти, но получается, что не ниже уровня в 25 долларов.

Обращаем внимание на такой важный параметр ценового регулирования, как курс рубля. Очевидно, резкий обвал рубля ничего хорошего России не принесет, но контролируемая девальвация в случае необходимости может существенно повысить доходность нефтяной отрасли, в чем заключается преимущество «мягкой валюты», каковой и является фактически рубль.

Эксперт Михаил Крутихин приводит слова вице-президента российской нефтяной компании «Лукойл» Леонида Федуна о том, что цена 25 долларов за баррель является катастрофически низкой и даже 35 долларов – это низкая цена, ведущая к падению добычи.

Словом, расчеты Сечина на сказочно низкую себестоимость российской нефти оказались, мягко говоря, не слишком оправданными. Но это оказалось только частью проблемы…

«Эх, полным полна…»

Второй и не менее серьезной частью стал переизбыток добычи и запасов нефти в мире. Ситуация обостряется спадом спроса, который вызван как пандемией, так и наметившимися до эпидемии тенденциями к общему экономическому спаду с перспективой стагнации и возможной рецессии в рамках так называемого «цикла Николая Кондратьева». Повторим, что на фоне этих общих негативных тенденций российско-саудовские нефтяные игрища выглядят неадекватно.

По данным норвежской компании Rystad Energy, в 2019 году спрос на нефть в мире превышал 100 млн баррелей в сутки, в феврале 2020 года спрос на нефть и нефтепродукты в Азии сократился на 7 млн баррелей в сутки, а в апреле ожидается спад на 10-11 млн баррелей в сутки. Правда, высказываются робкие прогнозы об оживлении спроса к концу года, но пока непонятно, чем, как и когда окончится пандемия, а также насколько проявятся к концу года общие кризисные тенденции, имманентные глобальной капиталистической системе.

Что же касается предложения и запасов нефти, то эксперт Михаил Крутихин приводит следующие данные. По оценкам компании Rystad Energy, в апреле на рынок поступит на 1,76-2,75 млн баррелей в сутки больше, чем в марте, а в мае предложение может вырасти на 3,55 баррелей в сутки.

С запасами нефти дела обстоят еще хуже или лучше, в зависимости от того, как смотреть. По данным Rystad Energy, в настоящий момент запасы нефти в мире составляют около 7,2 млрд баррелей, включая до 1,4 млрд баррелей, находящихся в море и на рейдах портов в танкерах, которые часто не могут выгрузиться.

В результате, хранилища сейчас заполнены примерно на 76%. По данным Reuters, при нынешних темпах поступления избыточной нефти на рынок в размере 6 млн баррелей оставшиеся мощности хранилищ будут заполнены за несколько месяцев ранее конца года.

Кризис на «бензоколонках» и не только

Падение цен на нефть в конце марта – начале апреля ниже 20 долларов за баррель вызвало серьезный кризис в целом ряде стран, которые сильно зависят от экспорта добываемой в них нефти. В связи с чем они получили прозвище «бензоколонок».

Заговорили даже о возможности возврата в 1998 году, когда цены на нефть марки Brent обвалились до 10 долларов. При таких раскладах цена на российскую нефть Urals могла вовсе «сесть» до 5 и даже менее долларов, не покрывая даже затрат на подъем нефти из старых, окупивших капиталовложения скважин. Майские фьючерсы на американскую нефть стандарта WTI также скатились почти к 20 долларам. Но хуже всего то, что даже по копеечной цене нефть перестала кому-либо быть нужной по причине перенасыщенности рынка и заполнения хранилищ.

Целый ряд государств-членов ОПЕК столкнулся с необходимостью резко снижать расходы, поскольку в 2020 году в них прогнозируется падение доходов от нефти на 50-60%. Это касается Ирака, Ирана, Алжира, Ливии, Анголы, Венесуэлы. Очевидно, что это может привести к крайне тяжелым социальным последствиям. Падение нефти ударит и уже сильно бьет по всем нефтедобывающим странам, включая США, о чем ниже. Но именно названная выше «слабая шестерка» стран ОПЕК, по мнению западных аналитиков, будет наиболее пострадавшей.

В отношениях между странами также наметилась вызванная падением нефтяных цен напряженность. Это хорошо видно на примере Ирака, который разрывают внутренние конфликты. Конкурировать с Саудовской Аравией, резко подняв добычу для компенсации потерь, Ирак не может. Если Россия может некоторое время выживать при цене 25 долларов за баррель, но Ираку, по оценкам западных экспертов, нужна цена вдвое выше, чтобы покрыть госрасходы. В связи с этим в Ираке нарастает враждебность по отношению к Саудовской Аравии, неуклонно наращивающей объемы добычи, обваливая цены. Сугубо экономические противоречия между странами за долю на нефтяном рынке накладываются на традиционное противостояние по линии суннизм-шиизм, подогреваемое шиитским Ираном, также страдающим от падения цен на нефть. Это к вопросу о геополитических, региональных и социальных последствиях ценовых игрищ, особенно когда речь идет о взрывоопасном ближневосточном регионе.

Не менее, даже более взрывоопасная ситуация сложилась в Алжире. По данным западных аналитиков, этой североафриканской стране, где многолетняя военная диктатура едва сдерживает исламский терроризм, необходима цена на нефть не менее 90 долларов, чтобы покрывать огромные расходы, в том числе на силовые структуры. Падение уровня жизни из-за снижения цен на нефть в 2019 году уже привело к массовым протестам и отставке правившего 20 лет в стране президента Абделя Азиза Бутефлики. Сейчас правительство Алжира объявило о сокращении бюджетных расходов на 30%, что чревато непредсказуемыми последствиями, эскалацией мусульманского экстремизма и его расползанием по Ближнему Востоку и за его пределы.

Нарастают проблемы в Нигерии, являющейся крупнейшим производителем нефти в Африке. По мнению рейтингового агентства Fitch, чтобы сбалансировать бюджет, Нигерии, требуется цена нефти $57 за баррель. И это при том, что добычу в Нигерии ведут, в том числе, и западные компании, в частности Shell – это к вопросу об «эффективности» западного бизнеса… Министерство финансов Нигерии уже объявило, что ищет возможности сократить заложенный в бюджет рекордный уровень расходов в размере 34,6 млрд долларов.

Напомним, что ситуация в Нигерии без того крайне нестабильна, здесь процветают терроризм и захват заложников, вызревают огромные социальные язвы.

Несладко приходится Венесуэле и Ирану, которые находятся под американскими санкциями. Венесуэла потеряла, по ряду оценок, до половины своих объемов добычи. Эти страны уже обратились в МВФ за помощью в размере по 5 млрд долларов «на брата».

В России критика Сечина и высшего руководства страны вплоть до Путина зазвучала сразу после того, как стало известно о выходе Москвы из переговоров в формате ОПЕК+. Причем критика эта доносилась даже со стороны лояльных к власти персонажей и изданий. Зависимость России от нефти является, как известно, очень сильной, но не столь критической, отличие от той же Саудовской Аравии, не говоря уже о странах Африки и Ближнего Востока. Самой большой проблемой стал вопрос о том, куда складировать избыточную нефть. Правда, в отличие от саудитов, в Москве не стали резко поднимать добычу нефти, а решили немного обождать, и это ожидание оправдалось, хотя проблему не решило, о чем далее.

С нефтяным кризисом совпало по времени заявление об уходе «Роснефти» из Венесуэлы, хотя здесь причиной стали не столько низкие цены на нефть, сколько американские санкции против тех, кто работает с режимом Мадуро.

По оценкам агентства Reuters, «Роснефть» вложила в нефтегазовую отрасль Венесуэлы около 9 млрд долларов. В январе 2019 года США ввели санкции против государственной нефтегазовой компании Венесуэлы PDVSA, которая обеспечивает наполнение существенной части бюджета Венесуэлы. «Роснефть» продолжила работу с PDVSA, но уже в нынешнем году Штаты ввели санкции против двух швейцарских дочерних фирм «Роснефти», торговавших венесуэльской нефтью.

Наконец, в «Роснефти» заявили, что, будучи публичной компанией, пекущейся об интересах своих акционеров, компания выходит из бизнеса в «Венесуэле», а свои активы продает некоей полностью государственной компании. Позднее появилась информация, что речь идет о «Роснефтегазе», 100% акций которого принадлежат «Росимуществу».

Здесь, правда, возникает одна «непонятка». Едва ли активы «Роснефти» в Венесуэле стоимостью 9 млрд долларов – если их стоимость действительно такова! – были действительно куплены государственным концерном за живые деньги. Скорее всего, речь идет об обычном в таком случае обмене или передаче акций. Такая возможность является тем более вероятной, что «Роснефтегаз» владел контрольным пакетом «Роснефти». Стало известно, что в результате сделки «Роснефть» получила около 10% своих акций, что, очевидно, и было продажей активов. Вопрос лишь в том, стоят ли 9,6% акций «Роснефти» 9 млрд долларов, если речь идет именно об этой цифре.

В целом же, после провала договоренностей в рамках ОПЕК+ и начала саудовской нефтяной эскалации Россия, в отличие от Саудовской Аравии добычу увеличивать не стала, поскольку уже имеющуюся нефть девать было некуда. Впрочем, указанные заявления белорусского премьера о том, что Россия якобы готова продавать в апреле 2 млн тонн нефти по 4 доллара, свидетельствуют о том, что в закулисной сфере Москва предпринимала лихорадочные усилия, чтобы хоть где-то пристроить излишки нефти, ибо в противном случае придется останавливать скважины, а это очень сложно, дорого и чревато проблемами.

Наконец, вниз поползли акции российских компаний, причем не только нефтяных. Началась девальвация рубля – заговорили о 90 и даже о 100 рублях за доллар.

Американские трагедии

Однако «на помощь» России пришел «дружественный вероятный противник» в лице США, где цена нефти также катастрофически упала. Напомним, что Штаты являются не только крупнейшим потребителем нефти, но и ее производителем, а потому там не заинтересованы ни в слишком высоких, ни в слишком низких ценах. Слишком низкие цены уничтожают нефтедобывающую отрасль, а слишком высокие — увеличивают затратность и снижают конкурентность американской экономики. Цена на нефть американского стандарта WTI в марте обвалилась на 55% и к началу апреля торговалась по 22 доллара.

Замаячила крайне опасная перспектива банкротства нефтяного бизнеса и массовой безработицы, например в Техасе, являющемся старейшим нефтяным регионом США. Такой ход событий нанесет удар не только по экономике и занятости в США, но и по предвыборным рейтингам Трампа, поскольку Техас всегда поддерживал республиканцев, являясь своего рода «заповедником американских слонов из Большой Старой Партии». Именно развитие бизнеса и рост занятости в годы своего правления Трамп считал своим достижением и пропуском на второй срок в Белом Доме. Но сейчас все это рушится на глазах на фоне пандемии и надвигающегося глобального кризиса, к которым вполне может добавиться обвал одной из колыбелей американского капитализма – нефтяной отрасли.

Более того, начались банкротства американских нефтяных компаний, и начались они, как и следовало ожидать, с производителей сланцевой нефти, имеющей высокую себестоимость.

О том, что американские нефтяные компании могут очень сильно пострадать от нефтяного обвала, издание The Wall Street Journal написало уже 10 марта, на следующий день после срыва договоренностей и после первого резкого падения цен. Были названы и первые возможные жертвы – обремененные долгами компании Chesapeake Energy Corp. и Whiting Petroleum Corp.

Прогнозировалось, что компаниям придется резко сократить объемы бурения и рабочие места, но даже это может не спасти многих от банкротства. Заговорили даже о том, что половина американских компаний могут стать банкротами в ближайшие пару лет. Об этом в интервью изданию заявил гендиректор Pioneer Natural Resources Co. Скотт Шеффилд. Следует отметить, что возглавляемая Шеффилдом компания оправдывает свое название, поскольку считается одним из пионеров добычи сланцевой нефти в Техасе и Нью-Мексико.

Стоимость акций нефтяных компаний в начале-середине марта показала падение на 40-50% и более. В частности, акции Pionee в начале марта падали на 37%, а акции одного из самых крупных производителей нефти Occidental Petroleum Corp – на 52%.

Пострадали также самые «крутые» транснационалы, хорошо обеспеченные финансами. Акции Exxon Mobil Corp в начале марта упали примерно на 12%, Chevron Corp – на 15%,
British Petroleum PLC – на 19%, Royal Dutch Shell PLC – на 17%, а французской Total SA – на 18%.

Наконец, 1 апреля, аккурат в День смеха, появилось первое сообщении о банкротстве крупной американской компании, занимающейся сланцевой нефтью. По сообщению The Wall Street Journal, первым банкротом стала компания Whiting Petroleum, объявившая о реструктуризации, оценив свои долги в 2,2 млрд долларов.

Затем стали известны следующие подробности. Компания Shale Driller Whiting Petroleum заявит в рамках статьи 11 закона о банкротстве соглашение с кредиторами на рефинансирование более 2,2 млрд долларов долгов путем замены всех своих долговых обязательств на 97% новых акций. Причиной для планируемого банкротства Whiting Petroleum указала низкие цены на нефть и газ, а также неопределенность из-за нового коронавируса и саудовско-российской ценовой нефтяной войны.

Кроме того, WSJ опубликовало интересное мнение некоего американского эксперта Шона Рейнолдса о том, что «есть лишь десяток или два компаний, способных выжить при цене в 40 долларов».

Таким образом, некоторые расчеты главы «Роснефти» Сечина оправдались. Сечин явно просчитался в оценках себестоимости российской нефти, но его расчет на то, что у американских компаний возникнут большие проблемы, оправдался. Если же исходить из последней цифры, названной американским экспертом Шоном Рейнолдсом, но то? цена 40 долларов является критической не только для «Роснефти», но и для других компаний.

Фактически остались только саудиты, которые могли позволить себе демпинговать некоторое время, а конкретно около месяца. Но их демпинг особого успеха не имел, поскольку рынок переполнен нефтью под завязку. К тому же, если Россия просто очень сильно зависит от цен на нефть и газ, то Саудовская Аравия от них зависит критически.

Бессмысленный happy end, возможно, будет

Наконец, 2 апреля появилось сообщение о том, что Саудовская Аравия решила «закопать топор нефтяной войны» и призвала нефтедобывающие страны сесть за стол переговоров и установить «справедливую» цену на черное золото.

Эта новость оказала повышающее воздействие на цены и курсы валют. Цена нефти марки Brent с 20-25 долларов подскочила до 35 долларов за баррель. Начали рост цены на американскую WTI и российскую Urals. Российский рубль, который еще накануне пробивал отметку 80 рублей за доллар, откатился к цифре 78.

Столь кардинальную смену позиции объясняют вмешательством Штатов и лично Трампа, который понял, что в результате нефтяной вакханалии он теряет шансы переизбраться на второй срок. Да и давление нефтяного лобби в Америке слишком сильно, чтобы даже Трамп смог ему сопротивляться. К тому же известно, что саудиты издавна являются главными политическими «клиентами» Америки в арабском мире, они слишком зависят от Вашингтона политически и не только, а потому не смогут ему отказать.

По существующей версии, переговоры с саудами взяли на себя техасские нефтепромышленники, а с Путиным по телефону разговаривал лично Трамп. К тому же политика дальнейшего обвала цен на нефть себя совершенно не оправдала: поскольку рынок жесточайшим образом перенасыщен нефтью, а хранилища почти заполнены, то даже если отдавать нефть бесплатно, то никого особо вытеснить с рынка не получится, поскольку никто все равно нефть не покупает по причине ненужности.

Как бы там ни было, но 3 апреля Путин заявил, что Россия вместе с США и странами ОПЕК+ готова принять участие в сокращении суточной добычи нефти на 10 млн баррелей в сутки. При этом Путин даже назвал «комфортную» для России цену в размере 42 долларов за баррель, поскольку именно под такую цену якобы сверстан российский бюджет на 2020 год.

Нефтедобывающий мир мог бы вздохнуть с облегчением, но выяснились некоторые усложняющие подробности. Прежде всего Путин принялся комментировать причины ценового обвала на нефтяных рынках. «Причина обвала цен – это выход наших партнеров из Саудовской Аравии из сделки ОПЕК+, увеличение ими добычи и одновременная информация, объявление о готовности наших саудовских партнеров предоставить даже скидки на нефть», – сказал Путин.

Затем он поведал, что таким образом власти Саудовской Аравии пытались избавиться от конкурентов, добывающих сланцевую нефть, для чего цена должна была упасть ниже $40 за баррель. «И в этом смысле они, конечно, своей цели в известной степени добиваются. Но нам-то этого как раз не нужно, мы не ставили никогда перед собой такой цели. Но мы, безусловно, должны учитывать интересы всех наших партнеров, именно всех. И только в этом случае мы сможем добиться справедливых договоренностей по сбалансированию рынка», – добавил Путин, обращаясь скорее даже к американцам.

Фактически Путин во всех бедах американских нефтяников обвинил «друзей Америки» саудитов, которые, дескать, хотели выжить с рынка сланцевиков с их достаточно дорогой нефтью. В ответ на такой выпад Саудовская Аравия промолчать, конечно, не могла, ибо налицо прямой донос Трампу на саудов со стороны Путина.

В ответном заявлении министра иностранных дел королевства принца Фейсала ибн Фархана ибн Абдаллы говорится о том, что слова Путина не соответствуют действительности, и не королевство вышло из соглашения, а именно Россия. В то же время как Саудовская Аравия и 22 другие страны пытались убедить Москву пойти на дальнейшие сокращения и продлить соглашение, но не получили согласия.

Кроме очередного витка российско-саудовских разборок появились данные о том, что на сегодняшний день избыточное суточное производство нефти в мире оценивается в 25 млн баррелей, а потому снижение суточной добычи на 10 млн «бочек» – это, конечно, хорошо, но положительного результата не даст. В лучшем случае это несколько затормозит падение цен, поскольку перепроизводство черного золота будет продолжаться.

Вслед за этим, уже 4 апреля последовало заявление, что заседание ОПЕК+, намечавшееся сначала на 6 апреля, переносится на 8 или 9 апреля. Об этом со ссылкой на свои источники сообщил Reuters. В свою очередь, Bloomberg заявил, что причиной переноса стало то, что России и Саудовской Аравии нужно больше времени, чтобы договориться. Возможно, будут разбираться, «кто первым начал», или будут думать, что делать с огромным навесом предложения над спросом, поскольку в анонсированном виде предполагаемые договоренности явно не спасают.

Развязки осталось ожидать недолго, конечно, если она состоится вообще…

Продолжение следует






Последние новости в соцсетях





работа на besplatka.ua


Экономические новости youtube


Loading...


help

bigmir)net TOP 100
Все фото »