РусУкр

Банковская тайна: кто будет иметь доступ к счетам украинцев

 
Печать Отправить на почту

 

 

"Зеленый принтер" хоть и сбоит непрерывно, работая в аварийном режиме, но не перестает выдавать на-гора разного рода нормотворческий трэш под внешне правильными и красивыми лозунгами.

Банковская тайна: кто будет иметь доступ к счетам украинцев

читати українською

Именно так следует оценивать законопроект № 4073 «О внесении изменений к статье 62 закона Украины «О банках и банковской деятельности» в части обеспечения доступа к банковской тайне центрального органа исполнительной власти, который реализует налоговую политику». Этот проект со столь развесистым названием подан совсем недавно, но уже вызвал бурю эмоций среди специалистов.

Если коротко, то можно сказать, что под видом священной борьбы с неуплатой налогов и отмыванием денег имеет место попытка протащить очередной шантажистский механизм получения коррупционно-бюрократической ренты путем введения внесудебного раскрытия банковской тайны. Борьба с уклонением от налогов и отмыванием денег, несомненно, должна вестись с возрастающей силой, но не такими методами, которые дадут отрицательный результат как для государства, так и для рядовых граждан.

Действующие лица и исполнители

Итак, законопроект № 4073 зарегистрирован в Раде 8 сентября 2020 года. Он подан некоей доселе неизвестной Дарьей Володиной, депутатом от «слуг народа», № 65 в списке на внеочередных парламентских выборах 2019 года.

Несколько слов об авторе нормотворческого опуса, который(ая) представляет ярчайший образчик того, к чему привела работа так называемых «социальных лифтов», об отсутствии которых в Украине долгое время были «большие страдания» и которые вдруг заработали с приходом Зе-власти. После окончания школы гражданка Володина 1991 года рождения долгое время напряженно училась сначала на экономическом факультете университета имени Шевченко, а затем в Дипломатической академии при МИД с 2006 по 2017 год.

После окончания образовательного процесса, в ходе оного, а также в промежутках между обучениями в двух указанных вузах она напряженно трудилась в различных сферах деятельности и на должностях, которые далеко не всего были связаны с первым профильным экономическим образованием. Например, она работала на бывшем женском телеканале MAXXI TV, затем на Первом национальном телеканале, занималась некими репутационными рисками. В качестве частного предпринимателя выигрывала тендеры на предоставление неких услуг коммунальным структурам Киевской городской госадмиинстрации. Основала информагентство «Шорт Медиа», сайт которого, мягко говоря, не блещет аналитикой и даже банальной событийной информативностью, а с июня вроде как вообще не работает.

Такой не слишком впечатляющий послужной список не помешал Володиной войти в какой-то очередной «комитет противодействия коррупции» и даже побывать «кандидатом в члены Совета общественного контроля при НАБУ», хотя Володина даже сумела потрудиться «менеджеркой по информационной безопасности Евровидения-2017». После столь впечатляющих результатов Дарья Володина попадает на проходное 65-е место в списке «слуг народа» и триумфально восходит в депутатское кресло.

Тем не менее, в парламенте Володина вошла в подкомитет по вопросам правового обеспечения налоговых органов комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики, то есть того комитета, который возглавляет Даниил Гетьманцев, известный своей неоднозначностью.

Краткое либретто и комментарии к нему

Суть предлагаемого законопроекта, повторим, в форме внесения изменений в действующий закон о банковской деятельности проста и незатейлива. Согласно предлагаемой новации, банковские учреждения по запросу налоговой службы должны будут давать информацию о состоянии банковских счетов юридических и физических лиц, а также физлиц-предпринимателей. В проекте норматива отмечается, что запрос налоговиков должен охватывать «определенный промежуток времени с указанием контрагентов и назначения платежей», а также должен касаться определенного дела или разбирательства налоговой службы.

В настоящий момент в открытом режиме налоговая получает из банков только информацию об открытии или закрытии счета. Данные о находящихся на счету суммах и движении денежных средств по счету не раскрываются, и чтобы их получить, налоговая должна предоставить соответствующее решение суда. Суды далеко не всегда такое разрешение дают даже в нашей, мягко говоря, несовершенной судебной системе. Для получения соответствующего решения суда налоговая должна предоставить ему свидетельства противоправной деятельности подозреваемого, причем собранные с соблюдением норм действующего процессуального законодательства. Подобные сложности, с одной стороны, дают возможность разного рода проходимцам уходить от ответственности, но с другой — обеспечивают хоть какую-то защиту от произвола, заказных уголовных дел и прочих многочисленных злоупотреблений, коими изобилует отечественная правоохранительная система.

Принятие обсуждаемого законопроекта в предлагаемом виде в корне изменит ситуацию. Достаточно будет возбуждения уголовного дела или даже начала доследственной проверки, чтобы налоговая затребовала от банка состояние и движение по счетам. Иными словами, банковская тайна перестанет существовать, если, как метко заметил известный юрист Ростислав Кравец, по любой «писульке из районной налоговой» придется раскрывать банковскую тайну.

Налоговики добиваются таких полномочий уже последних лет двадцать. Обычно этому противостоял Нацбанк, но нынешнее руководство главного банка страны в этом вопросе пока что помалкивает. И это вызывает тревогу…

Мотивация подобных нормотворческих упражнений проста и, на первый взгляд, даже преследует благородные цели наполнения многострадального государственного бюджета и социальных фондов Украины. Достаточно напомнить, что в нынешнем году дефицит бюджета ожидается, по признанию премьера Шмыгаля, в размере до 300 млрд гривен, что, впрочем, свидетельствует не только о злостном налоговом укрывательстве, но также о качестве и реалистичности бюджетов; в проекте бюджета на будущий год также закладывается бюджетный дефицит в размере 270 млрд гривен, или 6% ВВП, с чем категорически не согласен МВФ, который, впрочем, финансирования все равно не дает.

К тому же тенденция к ужесточению финансового мониторинга и расширению доступа фискальных органов к банковской информации имеет место сейчас повсеместно, прежде всего в так называемых развитых странах. Делается это в целях наполнения бюджета, искоренения уклонения от налогов и отмывания денег. Другое дело, что на практике даже на Западе это пока не принесло ожидаемых результатов, а в ряде случаев, наоборот, привело к росту тенизации, переходу на выплаты зарплат не через банки, а посредством кэша и так далее.

Еще одной причиной указанных нормотворческих новаций видится неизбывное стремление власти как можно больше сократить число получателей субсидий и сокращению сумм выплат. Ведь разговоры о том, как «многие получают субсидии неоправданно», слышатся от разного рода чиновников и депутатов постоянно. В ряде случаев такие заявления имеют под собой основания. Но часто вопрос стоит так: если у гражданина на счету в банке припасены несколько тысяч гривен на черный день, на похороны, на лечение и так далее, то надо сделать так, чтобы он эти деньги истратил, оставшись без «заначки», по сути, без последних штанов, а уже потом ему, может быть, назначат субсидию. Возможность через налоговую службу при назначении субсидий получать информацию о состоянии счетов в банке в данном случае является необходимой.

Наконец, в медиа появилась информация, что за время действия закона о финмониторинге собран огромный объем данных о теневых схемах, схемщиках, чиновниках, предпринимателях, которые прячут свои реальные доходы. Но все эти данные собраны с нарушением действующего законодательства, а потому не могут быть признаны доказательствами противоправной деятельности. Предлагаемая норма позволят эту проблему разрешить, узаконив собранный компромат, после чего в бюджет должен золотым дождем пролиться поток поступлений от «раскулаченных» злоумышленников, во что, правда, верится с трудом.

Существует много случаев, когда для возбуждения уголовных дел по конкретным вопросам тормозится по причине админресурса и коррупции.

На фоне шахтерских протестов в Кривом Роге на шахтах Коломойского и Ахметова с требованием поднять зарплату, которая у шахтеров уже опустилась ниже зарплаты охранника в гастрономе, в медиа стали появляться данные по выводу капиталов за рубеж, в том числе в горно-обогатительной отрасли.

По данным Центра социальных и трудовых исследований, только за один год из Украины в оффшоры были выведены минимум 5 млрд долларов. Собственники шахт создают фиктивные компании в странах с низким уровнем налогообложения и продают руду сами себе по ценам на 30-50% ниже рыночных. По некоторым оценкам, только в железорудной отрасли в результате этого бюджет Украины теряет около 540 млн долларов, которые оседают на Кипре, в Швейцарии, на Виргинских островах.

Все это к тому, что нет особого смысла придумывать новые, «еще более страшные» законодательные нормы против отмывания денег, если уже действующие законы никто применять даже не пытается.

Через легализацию — в тень, и не только!

Предполагается, что, в случае введения этой нормы, вначале ее будут применять к чиновникам, олигархам и просто к крупных предпринимателям, и только позднее дело дойдет до рядовых граждан. Возможно, для начала проведут легализацию доходов через так называемое «нулевое декларирование». Но тот факт, что разговоры о «нулевом декларировании» ведутся уже долгие годы, но ничего в этом отношении не сделано, лишний раз свидетельствует о том, что определенные круги в этом не заинтересованы и тормозят процесс, а потому разговоры об ужесточении вопросов, связанных с банковской тайной, есть или блеф, или провокация, или это таки попытка выдавить те самые «заначки» у тех, кто что-то имеет на счетах в банках, о чем говорилось выше.

«Есть угроза массовых злоупотреблений. Олигархи, как всегда, откупятся, а из среднего класса будут «кровь пить». Если власти решат, что Налоговой нужно расширять доступ к банковской информации, то нужно все детально регламентировать. Четко оговаривать, в каких случаях можно открывать банковскую тайну, а в каких — нет», — отмечает юрист Ростислав Кравец.

От себя добавим, что получение решения суда на раскрытие банковской тайны должно остаться в обязательном порядке, и это только минимально-обязательное условие. Не говоря уже о том, что, покинув банковские учреждения, информация о сбережениях граждан начнет расползаться по стране и станет достоянием криминалитета со всеми вытекающими последствиями.

Очевидно, что все эти игры чреваты тем, что начнется массовое снятие денег со счетов в банке. Те, кто победнее, просто перейдут на кэш и будут прятать «заначки» под подушкой, под паркетом, под вишней в селе и так далее. Те, кто побогаче, будут выводить деньги в страны с менее жесткими условиями по финмониторингу. Естественно, что выводить деньги будут не в гривне, что приведет к тяжелым последствиям для валютного курса и платежного баланса.

Очевидно, что в конечном итоге государство, бюджет, валютная и финансово-банковская системы страны от подобных фокусов только проиграют. В Европе, кстати, подобные меры привели к ускоренному бегству обывателей в кэш, а когда власти взялись контролировать непрямыми методами расходы, в частности, через покупки в торговой сети, то стала процветать торговля нелегальная.

И это притом, что на Западе чиновники и состоятельные люди налоги если не сполна платят, то хотя бы занимаются уклонением от налогов не так демонстративно, как в Украине, где олигархи и чиновники этим чуть ли не бравируют. Так что реакция на закручивание гаек в этом вопросе, по ряду оценок, может оказаться весьма самобытной вплоть до массовых социальных протестов, особенно на фоне обнищания по причине коронакризиса, утраты гражданами как легальной, так и нелегальной работы, возврата заробитчан из трудовой миграции по причине карантинов и так далее.




Новости общества






Последние новости в соцсетях






работа на besplatka.ua



Экономические новости youtube


Don against Joe


help



Все фото »

bigmir)net TOP 100