РусУкр

Проблемы газодобычи в Украине: почему лопнул «мыльный пузырь»?

 
Печать Отправить на почту

 

 

Когда несколько лет назад НАК «Нафтогаз» инициировал увеличение цены газа для населения и промышленных потребителей до уровня импортного паритета, среди ключевых причин называлась необходимость вкладывать средства в развитие газодобычи в Украине. Предполагалось, что компания «Укргаздобыча» (УГД) сможет накопить достаточно средств с тем, чтоб приступить к реализации программы увеличения добычи газа в стране, что будет способствовать снижению зависимости от импортированного газа.

Проблемы газодобычи в Украине: почему лопнул «мыльный пузырь»?

С тех пор украинцы пытаются «переварить» очередное повышение тарифов на коммунальные услуги, однако добывающей компании едва удается удерживать показатели на прежнем уровне, а об инвестициях в отрасль говорить вообще не приходится, информируют Экономические Новости.

В 2016-м Кабмин утвердил программу развития газодобывающей отрасли страны до 2020 г, согласно которой добыча должна была увеличиться с 14 до 20 млрд кубометров в год. Однако ушедший год окончательно похоронил планы по росту добычи «голубого топлива». Если в 2016 г. еще наблюдался хотя бы небольшой прирост добычи, то в ушедшем он был за гранью статистической погрешности — 15,5 млрд. кубометров. Хотя согласно Программе 2020 прирастить добычу газа в должны были до 16,5 млрд кубометров. Прирост добычи не намечается и в текущем году. И по слухам, добыча УГД в 2019-м останется в лучшем случае на уровне предыдущего года. Ситуация выглядит не слишком радужной на фоне отчаянных попыток Кремля завершить строительство «Северного потока -2» и «Турецкого потока» в обход Украины, что существенно ограничит транзитный потенциал нашей страны. И если продолжать медлить с этим вопросом, исход может оказаться плачевным, и, в первую очередь, для украинских потребителей.

Проблемы газодобычи в Украине: почему лопнул «мыльный пузырь»?«Вопрос добычи газа, реформирования НАК «Нафтогаза» как-то замалчивается. Никто публично, особенно руководство компании, не комментирует эту тему. Изредка бывают какие-то политические заявления премьер-министра, но я никого не удивлю, если скажу, что с 1 января 2020 года нас ожидают серьезные испытания. Ситуация будет требовать много технических усилий для того, чтоб поддержать нашу ГТС, потому что хотел бы и ошибиться, но возможно отключение транзита газа через Украину. Для России это вообще не проблема. Дай Бог, чтоб и для нас это не было проблемой», — заявил «ЭН» экс-министр энергетики и угольной промышленности Юрий Продан. По его словам, сегодня от представителей НАК «Нафтогаз» необходимо услышать, что на самом деле происходит в данной отрасли. «По моим ощущениям ситуация стоит на месте. Кроме того, что УГД и НАК «Нафтогаз» стали какими-то фискальными органами для того, чтоб увеличить налоги, наполнить бюджет, к сожалению, больше ничего не произошло. Я так понимаю, что мы стартуем с нуля. И за прошедшие пять лет успехов, фактически, нет», — резюмировал он.

По словам директора интегрированного газового бизнеса НАК «Нафтогаз» Андрея Фаворова, месторождения, которые находятся на балансе УКД истощенные, поскольку эксплуатируются уже более 70 лет. «Поэтому, исходя из этих истощений, проходит технически понятный процесс: снижается давление, снижается добыча. И чтобы УГД держать на месте и давать 14-15 млрд. кубометров газа в год, необходимо победить натуральное снижение падения в размере 1,2 млрд. Тот факт, что команда УГД и НАК «Нафтогаз» за последние 3-5 лет удержала добычу на том же уровне — это уже само по себе достижение», — заявил он.

Проблемы газодобычи в Украине: почему лопнул «мыльный пузырь»?По мнению Андрея Фаворова, есть несколько причин почему руководству компании так и не удалось повысить показатели добычи газа, прописанные в Программе 2020. Первая – отсутствие новых лицензий. Так, на Полтавщине, где предположительно имеется около 70 млрд кубометров возможных запасов и ожидалось, что УГД сможет нарастить там добычу с 6 до 9–9,5 млрд кубометров, компании так и не смогла найти общий язык с местными властями и заполучить необходимые разрешения для соответствующих работ. На Харьковщине, где тоже планировался рывок добычи газа в 9–10 млрд кубометров, также мало порадовали. Хотя там разрешительная документация более-менее выдавалась, — утверждает Андрей Фаворов

«Вторая причина – необходимый запас времени для того, чтоб провести сейсмику и выбор того, кто приедет на своих траках, простреляет сейсмику, сделает замеры. Полгода на выбор контракта подрядчика, год на само объезжание и стучание по земле, чтоб получить 3Д геологический профиль, полгода на интерпретацию в 3Д модели, чтоб определить те точки, которые с наибольшей вероятностью дадут нам результат. Нет более глупого распределения человеческих и финансовых ресурсов, чем бурить там, где у нас маленькие шансы успешного попадания. Скважина у нас стоит, с учетом инфраструктуры, на глубинах в Восточной Украине от $8-15 млн. И не хочется их потратить впустую на сухую скважину», — добавил он. Фаворов также заявил, для того, чтоб удержать добычу газа более-менее на том же уровне необходимо инвестировать 35 млн. грн. в год.

Проблемы газодобычи в Украине: почему лопнул «мыльный пузырь»?По словам директора «Карпатыгаз» Бориса Синюка, группа компаний НАК «Нафтогаз» имеет 65 лицензий на геологическое изучение, однако результат этого исследования на сегодня отсутствует. «На новых площадках поисково-разведывательное бурение практически не ведется, а если и ведется, то результаты совсем небольшие. Все ждали открытия каких-то скважин. Их не открыли и с этим багажом пошли на тот «мыльный пузырь», который нарисовали в Программе 2020. Чтоб выйти на Программу 2020 уже в 2015 году нужно было иметь свежих запасов газа как минимум 50 млрд. То есть, на тот период должна была быть крупная скважина», — заявил «ЭН» Борис Синюк . Эксперт считает, что в данном случае руководство УГД пошло ошибочным путем и вместо того, чтоб сосредоточится на поисково-разведывательных работах, начали работать со «старым» фондом. «То есть, гидроразрывы, интенсификация, капитальные ремонты. Но дело в том, что они недооценили результаты, которые можно было получить. Если взять гидроразрывы, которые расхвалили, то 30% — негативный результат. Если взять капитальные ремонты скважин – ожидаемого результата тоже не получили, потому что делаешь ремонт и ожидаешь 50 тыс., а после получили 5-10 тыс. кубометров газа. Все эти недополученые цифры как раз и стали результатом того, что мы сегодня имеем», — резюмировал Синюк.

Проблемы газодобычи в Украине: почему лопнул «мыльный пузырь»?«Анализируя финансовые успехи УГД я вижу одно – их позиция заключалась в том, что каждый год нужно не меньше 30 млрд. грн. на развитие и выполнение этой программы. Когда я вижу фактические объемы финансирования со стороны материнской компании НАК «Нафтогаз», то в 2016 год – 5 млрд. грн., 2017 год — 12,5 млрд. грн. То есть, за два года программа была профинансирована на 25%. Анализирую другие показатели деятельности компании: уплатили 69% от цены на газ налогов в госбюджет. Я начинаю разбираться. Ну не совсем так. Потому что УГД почему-то свои дивиденды пересчитывает не в госбюджет, а в НАК «Нафтогаз». В тоже время «Укртансгаз» становится колоссально убыточным. И я понимаю, что эти дивиденды закрывают дыры «Укртрансгаза». И у меня как у потребителя возникает множество вопросов», — сказал «ЭН» экс-министр ЖКХ Алексей Кучеренко. По его словам, сегодня в кулуарах НАК «Нафтогаз» активно ведутся дискуссии относительно дальнейшего повышения цены на газ, мол на внешних рынках денег никто не дает, но якобы есть проекты по 200-300% рентабельности. «То есть, вы еще больше давайте денег, и тогда вы будете  очень счастливы, так как ваша компания будет капитализироваться. Вот такая модель сегодня предлагается. Если это просто такая налоговая модель, возможно, я бы хотел стать акционером такой мощной компании», — заключил он.

Проблемы газодобычи в Украине: почему лопнул «мыльный пузырь»?«Не может рынок развиваться на основании тотальной дискриминации потребителя. В коммерческой системе мы имеем одни из самых высоких цен на газ для промышленных потребителей, если сравнивать со странами-соседями. Тотальная дискриминация потребителя приводит к тому, что невозможно установить справедливую рыночную цену. По сути дела, плата за газ для нашей экономики превратилась в дополнительный скрытый налог», — в свою очередь заявил финансовый аналитик Алексей Кущ. Он также обратил внимание на то, что приводя в пример Норвегию, страну из самыми высокими ценами на газ, в руководстве НАК «Нафтогаз» забывают упомянуть, что там существует суверенный фонд, который аккумулирует прибыль от продажи газа. «Там действительно высокие цены на газ, но там есть суверенный фонд, который составляет триллион долларов, один из крупнейших в мире. И 50% доходов этого фонда — это деньги не от газа, а от инвестиций в те проекты, который этот фонд инвестирует. У нас нет этого фонда, нет национального регулятора этого фонда, который бы аккумулировал прибыль от высоких цен. Поэтому прибыль растворяется в системе НАК «Нафтогаз», потом она переходит через дивиденды в бюджет, и в бюджете пропадает на очередные «дороги», условно говоря», — отметил эксперт.

По его словам, в Украине отсутствует экономическая ценовая модель для промышленных потребителей, каким мог бы выступать газовый хаб. Однако никто в НАК «Нафтогаз» об этом не говорит, так как это фактически означало «экономическую смерть» данной структуры. «И самое главное – никто не говорит о механизмах определения справедливой цены для населения. Мы видим 10,5 тыс. грн. за тыс. кубометров газа. То есть, это импортный паритет, к которому все время тянется НАК «Нафтогаз», чтобы вытянуть эти цены для населения. Но разумный руководитель понимает, что «курица, несущая золотые яйца» — это потребитель, а не отдельно взятая компания», — отметил Кущ. Он напомнил, что по результатам прошлого года НАК «Нафтогаз» оплатил 120 млрд. грн в бюджет, примерно 75 млрд. грн. государство выдало в качестве субсидий потребителю из-за невозможности платить такие высокие цены за газ.

Проблемы газодобычи в Украине: почему лопнул «мыльный пузырь»?«Компания НАК «Нафтогаз» должна реализовывать политику акционера, которым в данном случае выступает государство. А по факту компания большую часть своей деятельности занимается формированием политики акционера. То есть, формирует политику в отношении самой себя. Поэтому этот конфликт интересов приводит к серьезным перекосам. Будучи серьезным монополистом, компания имеет ресурсы для того, чтобы искажать политику акционера. Политика акционера является слабой и подвергается влиянию как напрямую, так и через внешние институции, которые предоставляют Украине макрофинансовую помощь», — заявил исполнительный директор ООО «Конкорд Капитал» Андрей Герус.

По его словам, направляя ограничение ресурсы в одну компанию, недофинансированными остаются другие компании, в данном случае сетевые компании, теплокоммунэнерго, облгазы, которые на сегодня являются убыточными. «Это приводит к тому, что по всей стране начинается отключение тепла или его невключение. В этот раз 22 города получили тепло только через месяц после начала отопительного сезона. Это не нормально», — отметил эксперт. Он убежден, не нужно возлагать больших надежд на мессианство НАК «Нафтогаз», поскольку это настолько негибкая, слабоуправляемая структура, что вряд ли, сможет эффективно реализовать много задач. «Выход из этой ситуации – это «анбандлинг», сокращение НАК «Нафтогаз» и его реструктуризация, а также строительство конкурентного рынка, где другие газодобывающие компании смогут подключится и наращивать добычу газа. Чтобы не просто распределили лицензии между «своими», а привлекли иностранных инвесторов, которые бы формировали культуру бизнеса и стандарты корпоративного управления. В таком случае в Украине намного больше шансов достигнуть успехов по добыче газа, чем надеяться на одну большую монополию, которая не оправдывает нашего доверия и тех обещаний, которые давала», — резюмировал он.

Проблемы газодобычи в Украине: почему лопнул «мыльный пузырь»?Как отмечает директор энергетического направления инвестиционной группы «Сигма Блейзер» Вадим Бодаев, проблем с инвестициями в газовую отрасль сегодня практически не существует, было бы желание их привлечь. «Мы сегодня объявили о том, что создан специальный фонд под энергетику, аккумулировано порядка $100 млн. Это только начало, и мы понимаем, что в мире нет проблем с финансами в такой отрасли, и в отношении Украины. На протяжении трех-пяти лет мы встречались со всеми действующими лицами и говорили о том, что готовы инвестировать в энергетику, давайте вместе обсудим условия как помочь частному инвестору сюда прийти. Но в ответ слышали, что нам не надо инвестиции, у нас все хорошо, в том числе от НАК, что давайте мы с вами заключим «сервисный контракт» и вы будете нам что-нибудь делать. Спасибо, мы так не работаем. Мы если хотим инвестировать, заходим в управление, в долю собственности. Есть модели, которые работают и если бы в этой модели мы начали действовать, то в принципе ограничения по финансам нет. Это не один миллиард долларов, который можно привлечь не только в газодобычу, но и ГТС», — заявил он.

Исполнительный директор Международного Фонда Блейзера Олег Устенко обращает внимание на то, что такие вялые подвижки в развитии внутреннего газового рынка и отсутствие достаточных условий для активизации газодобычи продолжают оказывать негативное влияние на торговый баланс Украины, приводя к ослаблению темпов экономического роста.

Проблемы газодобычи в Украине: почему лопнул «мыльный пузырь»?«Украина может эффективно бороться с бедностью только в том случае, если рост экономики составит как минимум 5% в год. Однако мы все еще находимся на ровне ниже 1991 года. Если смотреть глобально, то с 2007 по 2018 год украинская экономика выросла всего на 20%. Одновременно за этот же период времени польская экономика удвоилась. Одна из причин такого состояние вещей – в Украине задействована неправильная, некорректная модель развития. Такая модель заставляет нас быть страной, ориентированной на импорт энергоресурсов», — сказал «ЭН» Олег Устенко. По его словам, Украина вполне может добиться своей энергетической независимости, прежде всего, за счет увеличение внутренней добычи газа. «Если бы действительно удалось сделать серьезный прорыв в этом секторе, особенно во внутренней газодобыче, Украина могла бы стать нет-экспортером, а не импортером газа. Тогда, очевидно, была бы резкая подвижка в нашем торговом балансе, которые долгий период времени находится в отрицательной зоне и постоянно требует дополнительных средств на финансирование счета текущих операций.  Потребность в валюте составляет $15 млрд., из которых $9 млрд. должны быть возвращены по внешним и по внутренним долам, которые были номинированы в национальной валюте. Если бы не было дефицита счета текущих операций, который занимает порядка $3-4 млрд. в этой сумме, то снималась бы такая напряженность даже с точки зрения обеспечения финансовой, курсовой стабильности в стране», — резюмировал эксперт.

Исходя из вышесказанного, вывод напрашивается сам собой: оптимальное время для наращивания собственной газодобычи уже упущено. Через год с небольшим заработают, хоть пока и частично, обходящие Украину потоки, и транзит через отечественную ГТС существенно снизится. А соответственно, и возможности привлечения инвестиций для развития в данную отрасль также будут уменьшаться. Но, похоже, что в НАК «Нафтогаз» приоритеты иные. Ведь повышение тарифов на газ для украинских потребителей, которые сейчас совокупно платят около $8 млрд. в год., уже перекрывают потери, которые наша страна может понести после запуска «Северного потока – 2» и «Турецкого потока».









Выборы-2019 в оценках экспертов

Последние новости в соцсетях


Новости партнеров

bigmir)net TOP 100