РусУкр

Туманные перспективы экономического сотрудничества. По мотивам визита Зеленского в Турцию

 
Печать Отправить на почту

 

 

Вопреки разного рода политическим прогнозам, визит Зеленского в Турцию мог иметь исключительно экономический смысл. И действительно, определенные перспективы экономического сотрудничества между Украиной и Турцией имеются. Но также существует целый ряд проблем, которые делают эти перспективы во многих вопросах достаточно сомнительными.

Туманные перспективы экономического сотрудничества. По мотивам визита Зеленского в Турцию

В ходе визита в Турцию 7-8 июля 2019 года за закрытыми дверями состоялся двухчасовой разговор между президентом Турции Реджепом Эрдоганом и Владимиром Зеленским. Во время итоговой пресс-конференции была озвучена официальная версия вопросов, которые обсуждались в ходе переговоров. Ведущее место занимали проблемы экономического сотрудничества Украины и Турции, информируют Экономические Новости.

Политика и экономика нераздельны

Обсуждались и политические вопросы, которые часто оказываются связанными с экономическими интересами.

Прежде всего, турецкий лидер Эрдоган заявил о том, что его страна считает аннексию Россией Крыма незаконной и поддерживает территориальную целостность Украины. Заявление это, несмотря на его важность, носит во многом ритуальный характер. Если даже не только заявления США и Европы, но и введенные ими экономические санкции против Кремля должного влияния не возымели, то позиция Турции тем более не особо принимается во внимание Москвой.

К тому же Анкара слишком зависит от экономического сотрудничества с Москвой, чтобы «бить горшки» с ней из-за «какого-то» Крыма и даже крымских татар, которых Турция издавна поддерживает по историческим и этнонациональным причинам. В то же время, отношения Турецкой республики с Европой и США по ряду причин сильно обострились.

Известно, что в настоящий момент отношения между Турцией и Россией, а также персонально между Эрдоганом и Путиным переживают этап бурного подъема. Сотрудничество идет как в военно-технической плоскости, так и в вопросах экономического сотрудничества, прежде всего энергетики.

Напомним, что в ноябре 2018 года «Газпром» объявил об окончании сооружения подводного участка газопровода «Турецкий поток», являющегося совместным российско-турецким проектом. Первая нитка трубы позволит поставлять 15,8 млрд кубов газа непосредственно для Турции. Вторая нитка с такой же пропускной способностью будет обеспечивать поставки российского газа в Центральную и Южную Европу в обход Украины. В мае было сообщение консорциума Turkstream о том, что газопровод будет введен в эксплуатацию до конца 2019 года. Удастся его запустить или нет, пока непонятно, но энергетический эксперт Валентин Землянский оценивает возможные потери Украиной транзита в объеме около 9 млрд кубометров газа в год.

Кроме того, турецкая власть вынашивает планы по превращению страны в новый газовый хаб, и Турция активно участвует в проектах по транспортировке в Европу топлива из Закавказья и Средней Азии, которые также являются прямыми конкурентами украинской газотранспортной системы. Собственно, они являются и конкурентами «Газпрома», а это значит, что Эрдоган не так прост и раскладывает яйца в разные корзины, не зацикливаясь на сегодняшней «дружбе» с Москвой, которая завтра может и окончиться, например, из-за резких разногласий в Сирии, где Кремль и Анкара имеют взаимопротивоположные интересы.

С Россией Турцию связывает также масштабный проект по сооружению атомной станции Аккёй по российскому проекту и в кредит, который Москва представляет Анкаре на выгодных условиях. Кроме того, контракт на поставку туркам новейших российских зенитно-ракетных комплексов С-400.

Все это к тому, что, несмотря на слова поддержки в адрес территориальной целостности Украины, а также определенной заинтересованности Турции в сотрудничестве с нами, Анкара не будет предпринимать никаких политических и экономических шагов, которые препятствовали бы сотрудничеству с Москвой и вызывали бы сильное раздражение Кремля.

В то же время Турция – это одна из наших соседок, и далеко не самая плохая, хотя и преследующая свои интересы. Это совершенно нормально. Поэтому Украина должна выстраивать с Турцией сотрудничество, прежде всего экономическое, таким образом, чтобы оно стало для турок не менее важным, чем взаимодействие с Москвой. Лишь вовлекая Турцию в тесное экономическое сотрудничество, Украина получит политический рычаг для влияния на соседнюю страну.

Точек соприкосновения можно найти достаточно много. Кроме энергетики это может быть строительство, туризм и туристическая инфраструктура на азово-черноморском побережье Украины. В последнем турки получили огромный опыт, создав целые рекреационные регионы на эгейском и средиземноморском побережьях.

Наметилось сотрудничество с турецкими компаниями в космических программах, в области высоких технологий, в частности, в создании высокоточного оружия на основе беспилотных летательных аппаратов, средств связи и другой электроники военного назначения. Впрочем, здесь есть целый ряд вопросов.

В ходе указанной итоговой пресс-конференции Зеленский и Эрдоган сообщили, что в настоящий момент прорабатывается вопрос заключения соглашения о режиме свободной торговли между двумя странами. Вопрос лишь в том, для чего именно будет использоваться эта зона свободной торговли. Если речь идет об обычных торговых операциях, то она, несомненно, окажет существенное влияние.

Туманные перспективы экономического сотрудничества. По мотивам визита Зеленского в Турцию

Однако, насколько можно понять, Зеленский уповает на приток инвестиций из Турции. В ходе пресс-конференции он даже призвал Эрдогана подумать об инвестициях в Украину в размере 10 млрд долларов. Тот факт, что сумма эта не такая уж значительная для Украины, и наши заробитчане ежегодно пересылают в страну похожую сумму, это не самое главное.

Здесь интересна реакция Эрдогана, который на указанные слова Зеленского отреагировал явно без энтузиазма. В свою очередь, выступая на бизнес-форуме в Стамбуле, Зеленский призвал турецкий бизнес инвестировать деньги в различные проекты в Украине.

Вопрос в том, что турецкие инвестиции в Украину в настоящий момент представляются весьма проблемной темой как по украинским, так и по турецким причинам. Начнем с Украины и обратим внимание на недавние заявления Игоря Коломойского. После ухода Порошенко, а также в связи с тем, что американцы «открыли охоту» на скандального олигарха, этот крайне неоднозначный персонаж обосновался в Украине и периодически развлекает досужую публику разного рода заявлениями в СМИ. При этом Коломойский, которого связывают с Зеленским, часто высказывает достаточно трезвые и здравые мысли. Одно из таких высказываний заключается в том, что Украина в настоящий момент является не самой привлекательной для инвестиций страной хотя бы потому, что в ней идет, пусть и вялотекущая, но война. Особо скептически Коломойский отнесся к идее «инвестировать в разрушенный Донбасс», которую высказывал было Зеленский. И надо отдать должное, что это тот случай, когда Коломойский таки прав!

Украина и Турция: что, почем, зачем и кому это выгодно?

Следует отметить, что Украина и Турция издавна имеют достаточно тесные торгово-экономические связи. Причем для Украины в настоящий момент они являются более выгодными, ввиду положительного для нас торгового баланса.

По данным Торгово-промышленной палаты Украины, сейчас товарооборот между странами составляет 4 млрд долларов в год. По объему товарооборота Турция занимает второе место после России, опережая Китай, Египет, Польшу, Италию, Индию и Германию. Украина покупает товаров у Турции на 1 млрд долларов, а продает в Турцию на 3 млрд долларов, что составляет 7% от общего объема украинского экспорта, то есть налицо 2 млрд долларов сальдо в пользу Украины.

По ряду оценок, установление режима свободной торговли межу Украиной и Турцией позволит нарастить товарооборот до 20 млрд долларов. Переговоры о режиме свободной торговли начались еще в 2013 году, но острый кризис в Украине, аннексия Крыма и война на Донбассе вынудили отложить вопрос.

Впрочем, положительное сальдо Украины имеет обратную, весьма неприятную сторону, относительно режима свободной торговли высказываются вполне обоснованные опасения. В частности, экономист Алексей Кущ утверждает, что в результате свободной торговли Украина может превратиться в сырьевой придаток еще и Турции.

По мнению Куща, нынешняя структура экспорта Украины является примерно такой, какой имела Турция в начале 1990-х годов, то есть 40-50% сельскохозяйственного сырья. От себя добавим, что более 30% и ежемесячно около 1 млрд долларов экспорта Украины составляют черные металлы и железорудное сырье. В начале 1990-х годов Украина была индустриальной державой и мощным хай-теком, разумеется, в той системе координат.

За прошедшие годы Украина опустилась до уровня сырьевой периферии капиталистической мировой системы. Турция же, наоборот, провела серьезные изменения, и теперь около 30% в ее экспорте занимают промышленные товары и оборудование с высоким уровнем добавленной стоимости. В Украине этот показатель оценивается в 10%.

Поэтому внешнее благополучие торгового баланса не должно успокаивать. Если взять данные за 2017 год, по которому есть подробная разбивка, то экспорт украинских товаров в Турцию составил 2,5 млрд долларов, а импорт турецких товаров в Украину – 1,26 млрд долларов, то есть налицо профицит в пользу Украины, который, как сказано выше, в 2018 году стал еще больше.

Однако дело в том, что в украинском экспорте в Турцию в 2017 году зерновые составили 236 млн долларов, семена масличных – 300 млн, отходы пищевой промышленности – 171 млн, растительное масло – 106 млн, древесина – 137 млн, черные металлы – 1068 млн, рудное сырье – 96 млн долларов.

Зато в структуре турецкого импорта в Украину плодовые составляют 123 млн долларов, транспортные средства – 141 млн, текстиль и обувь – 93 млн, реакторы и котлы – 133 млн долларов.

Таким образом, Украина «гонит» в Турцию практически одно сырье, а Турция с бананов и мандаринов все больше переориентируется на экспорт промышленной продукции, причем значительную ее часть составляет даже не легкая промышленность, а продукция машиностроения.

Аналогичные диспропорции имеет и торговля Украины с Евросоюзом, как и с любой более или менее развитой экономикой. Но в случае с Турцией проблема состоит в том, что эта страна издавна очень сильно интегрирована в европейский рынок, и Украина не может с ней в этом соревноваться даже с нашим соглашением об ассоциации с ЕС. Этим, кстати, и объясняется неуклонный рост экспорта украинского сырья в Турцию, которая закупает у нас и у других стран нефть, сельхозсырье, включая семечку подсолнечника и небутилированное масло, стальные заготовки, слябы, рулоны, чугун и прочее, затем перерабатывает и фасует все это на своих заводах и продает в Европу в виде готовой высококачественной продукции по значительно более высокой цене. В этом смысле дефицит торгового баланса с Украиной оборачивается для турецких компаний огромными прибылями на платежеспособных европейских рынках, что с лихвой компенсирует этот не такой уж и большой дефицит.

В свою очередь, создание зоны свободной торговли с Турцией может обернуться утратой внутреннего украинского рынка нашими предприятиями машиностроения, швейной и обувной промышленности, нашими производителями овощей и фруктов, которых просто «задавит» турецкий импорт, освобожденный от пошлин.

Зато выиграют известные агрохолдинги и металлургические бароны, которые смогут нарастить объемы и прибыль от экспорта черных металлов, подсолнечного сырья ценой уничтожения нашей экологической среды и отравления украинских черноземов. Переработав и расфасовав на своих предприятиях, турки очень выгодно продадут все это в Европе и других странах.

Все это не значит, что следует отказаться от более тесных торгово-экономических связей с Турцией. Например, есть данные о возможности интересной кооперации между украинской оборонной промышленностью и турецкими компаниями, имеющими серьезные наработки в области электроники с перспективой комплектации турецкой электроникой нашей военной техники. Но в целом, следует очень осторожно подходить к открытию наших рынков для «чужих», а также к открытию возможностей для нашей компрадорской олигархии и далее эксплуатировать ресурсы страны путем экспорта сырья и полуфабрикатов.

Руководство же страны должно беспокоиться, в первую очередь, об отечественных малых и средних аграрных и промышленных предприятиях, создающих сотни тысяч рабочих мест и удерживающих трудовые ресурсы от миграции за кордон. А об имеющем турецкие и «ахметовские» корни мобильном операторе LifeCell, который и так чувствует себя в Украине неплохо, Зеленскому особо беспокоиться не стоит.

Turkey today

К тому же, в Турции тоже далеко не все слава богу, поэтому высказанные Зеленским большие надежды на бурный поток инвестиций оттуда, вызывает определенные сомнения.

Дело в том, что политика Эрдогана, которую еще несколько лет назад принято было расхваливать, оказалась далеко не такой успешной, и это ударило по экономике.

Еще в начале 2000-х годов турки были уверены, что в скором времени страна станет членом Евросоюза, и будет им счастье! Но не сложилось. Во многом здесь виновна Европа, которая 60 лет, то есть два поколения, обещала Турции членство в союзе, но обещание не выполнила. С приходом Эрдогана к власти в начале «нулевых» годов, он начал поиски и построение других региональных конструкций, а также слишком вольно относился к таким «священным коровам» Европы, как права человека. Последовавшая определенная конфронтация с Европой привела к сокращению инвестиций в Турцию.

Внутреннее положение режима Эрдогана тоже трудно назвать стабильным, даже несмотря на сверхконцентрацию власти в результате превращения парламентской республики в жестко президентскую и попытки насаждения пусть и мягкого, но исламизма с элементами авторитаризма. Для этого, в частности, Эрдоган пересажал на нары очень многих представителей генералитета, поскольку со времен отца-основателя Турецкой республики Мустафы Кемаля, известного как Ататюрк, именно армия и ее высший командный состав считались гарантом светского характера государства.

Однако 90 лет кемализма не прошли даром. Значительная часть турок, прежде всего наиболее продвинутые и европеизированные жители крупных городов, продолжают считать отцом нации именно Ататюрка, несмотря на все попытки занять его место со стороны Эрдогана, которого поддерживает преимущественно сельская патриархальная и религиозная глубинка. После безуспешных попыток отменить местные выборы, режим Эрдогана проиграл оппозиции в Стамбуле, который в определенном смысле можно считать важнее столичной Анкары. Эрдогану так и не удалось решить проблему курдского сепаратизма и терроризма. Боле того, политика Эрдогана скорее обострила курдскую проблему.

Туманные перспективы экономического сотрудничества. По мотивам визита Зеленского в Турцию

Едва ли не самым сильным ударом по Турции следует считать обострение отношений с США. Размолвка начала углубляться после того, как Америка предоставила убежище Фетулле Гюлену, турецкому писателю, исламскому проповеднику, основателю общественного движения «Хизмет», против которого в Турции возбуждены уголовные дела за терроризм. В США Гюлена считают не террористом, а общественником. К тому же Гюлен признается таковым во всем цивилизованном мире, поскольку выступает за межконфессиональный, межнациональный и межцивилизационный мирный диалог.

Новый виток обострения отношений между США и Турцией начался после разворота Эрдогана в сторону Москвы, начала строительства Россией атомной электростанции, а главное, закупку Анкарой российских ЗРК С-400.

Также имеет место регулярно обостряющийся конфликт межу Штатами и Анкарой относительно сирийских курдов. Турция считает их террористами, которые угрожают национальной безопасности, поскольку они якобы являются базой для внутритурецкого курдского сепаратизма. В США вполне обоснованно полагают, что сирийские курды к курдскому терроризму в Турции не причастны, зато они являются важными союзниками Америки в борьбе с Исламским государством и другими исламскими экстремистами. Курды действительно внесли большой вклад в разгром Исламского государства, но Анкара провела уже несколько военных операций на территории Сирии именно против местных курдов, а недавно объявила об очередной такой операции. Это вызывает растущее раздражение Вашингтона, и дошло до того, что член НАТО Америка, по слухам, намерена поставлять сирийским курдам вооружение для ведения войны с членом НАТО Турцией

Все эти внешние и внутренние обстоятельства происходят на фоне попыток Эрдогана утвердиться в роли лидера в своем регионе, что вызывает нервную реакцию у других претендентов на эту роль, прежде всего в Саудовской Аравии и Израиле.

В зарубежных СМИ появилась информация о том, что Саудовская Аравия намерена проводить политику мягкого свержения Эрдогана экономическими методами (https://www.middleeasteye.net/news/exclusive-saudi-arabias-strategic-plan-take-turkey-down?fbclid=IwAR3Qc1CRjxaKgX-kM9Oza6_ONf3fIu6CQn9nDI72HIN947klIEpHcYeP82s). Вопросом якобы занимается наследный принц Саудовской Аравии Муха́ммед бин Салма́н бин Абдель Азиз Аль Сау́д 1985 года рождения, вице-премьер и самый молодой министр обороны в мире. Есть версия, что принц занимается организацией вывода из Турции 2,5 млрд долларов прямых саудовских инвестиций, а также через определенное влияние на компаньонов – еще около 30 млрд. долларов частных арабских инвестиций Саудовской Аравии, ОАЭ, Канады, Франции и Великобритании. Если учесть, что Сауды являются едва ли не главным союзником США а арабском мире, то вполне возможно, что эта операция проходит не без участия Америки.

Эти слухи подтверждаются тем, что в настоящий момент наблюдается масштабный отток капитала из Турции и связанное с этим существенное ослабление турецкой лиры. Не беремся утверждать, что причиной этого являются исключительно американо-саудовские происки, поскольку действует, видимо, целый ряд указанных и не указанных выше факторов.

Все эти подробности в нашем случае важны для понимания того, что Турция является в настоящий момент весьма сомнительным источником инвестиций. Это не значит, что их не будет вообще, но надеяться на Турцию как на некий источник бурного потока капиталов, как это делает Зеленский, едва ли стоит









Законодательные инициативы Зеленского


Последние новости в соцсетях


bigmir)net TOP 100