РусУкр

Будут ли воевать Эрдоган и Путин?

 
Печать Отправить на почту

 

 
Пока внимание мировой общественности было приковано к эпидемии коронавируса в Китае, обстановка в Сирии опять накалилась до предела и чревата новым острейшим конфликтом. Россия и Турция, Путин и Эрдоган, которые еще недавно демонстрировали пламенную дружбу и полнейшее взаимопонимание, неожиданно оказались – ни много ни мало! – на грани войны. Впрочем, этого следовало ожидать…
Будут ли воевать Эрдоган и Путин?

читати текст українською

А ведь еще недавно, буквально во время рождественских праздников, Путин и Эрдоган пафосно открывали газопровод «Турецкий поток», всячески демонстрируя не только межгосударственные и личные дружеские отношения, подогреваемые, впрочем, взаимными экономическими интересами. Ведь кроме газопровода, существует целый ряд взаимовыгодных проектов, прежде всего, строительство Москвой в кредит атомной электростанции в Турции и поставка в Турцию российских зенитно-ракетных комплексов С-400, информируют Экономические Новости.

Однако уже в январе-феврале отношения начали стремительно ухудшаться, а поставленные не в полном объеме ЗРК, по данным СМИ, российской стороной на боевое дежурство до сих не поставлены.

Обстановка в Идлибе и вокруг него

Сирийская армия Асада медленно, но уверенно берет под контроль территории, утраченные с началом гражданской войны в 2011 году и последующего внешнего вмешательства. В результате Асад сумел вернуть контроль примерно над 65% международно признанной территории страны. В настоящий момент режим Асада значительные силы и средства бросил на возврат города Идлиб и граничащей с Турцией одноименной провинции на севере страны, удерживаемой «сирийской непримиримой, но типа демократической оппозицией», в рядах которой, по многочисленным свидетельствам СМИ, находятся разного рода террористические группировки, а также группировка «Джибхад ан-Нусра». Эрдоган имеет виды на Идлиб, ввел туда войска, а также открыто поддерживает находящуюся там оппозицию, что привело к открытым боевым столкновениям турецких подразделений и наступающих войск Асада, послужив причиной серьезных потерь турецкой армии в живой силе и технике.

В свою очередь, на Сирию имеет виды московский режим Путина, который, как известно, поддерживает режим Асада, обеспечивая прикрытие его войск с воздуха. Дошло до того, что турецкая авиация уже боится входить в воздушное пространство Сирии, поскольку рискует столкнуться в воздухе с «русскими соколами», а в СМИ все больше говорят о том, что за пультами управления систем ПВО Сирии сидят не только сирийцы, но и российские офицеры.

Подробно описывать боевые действия в Идлибе, перечисляя, какой и чьей стороне нанесен ущерб не будем. Отметим лишь, что турецкий воинский контингент, введенный в этот регион Сирии, несет растущие потери в живой силе и технике не только от армии Асада, но и от ударов российской авиации, которая наряду с асадовскими ВВС обеспечивает воздушную составляющую операции Дамаска по взятию под контроль Идлиба и других территорий.

При этом официальная Анкара из последних сил пытается сохранить видимость неувядаемой турецко-московской дружбы. То есть власти Турции, признавая потери в ходе не только наземных боев, в которых российские подразделения не участвуют, но и от авиационных налетов, в которых участвует российская авиация, базирующаяся на сирийском аэродроме Хмеймим, говорят о столкновениях только с сирийскими ВВС, но не с российскими.

Внимание стоит обратить на последнем обострении, имевшем место 20 февраля. В Украине в этот день все были увлечены коронавирусом и дебошем в Новых Санжарах, а потому было не до международных событий. Хотя в этот день мог начаться серьезный региональный конфликт, чреватый непредсказуемыми последствиями в глобальном измерении.

К этому моменту Турция накопила на сирийской территории, по некоторым оценкам, до 10 тысяч солдат, значительное количество техники, включая танки и другую бронетехнику, артиллерию, в том числе самоходную, реактивные системы залпового огня (РСЗО), а для прикрытия с воздуха имелись переносные ЗРК типа «стингер». Вся эта армада подпирала боевиков из антиасадовских формирований, которые пошли на прорыв фронта войск Асада при поддержке турецкой артиллерии и РСЗО. Они сумели прорвать оборону Асада в нескольких местах, но вмешалась российская авиация, конкретно бомбардировщики Су-24, которые помогли сирийцам отбить атаки и выровнять положение. В ходе российских авиаударов под раздачу попали не только антиасадовские формирования, но и турецкие подразделения, которые понесли потери. Правда, не желая окончательно бить горшки с Москвой, Анкара заявила о том, что ее части подверглись ударам исключительно сирийской авиации.

Насколько можно понять, действенных средств ПВО даже войскового уровня у турок в Сирии нет, переносные ЗРК являются недостаточно эффективными в борьбе с низколетящими сверх- или околозвуковыми целями, каковыми являются фронтовые бомбардировщики Су-24. Возможно, сказывается недостаточный опыт зенитчиков, поскольку пуски «стингеров» по российским самолетам были зафиксированы, но цели не достигли. Как бы там ни было, пока что в зоне Идлиба из переносных ЗРК были сбиты два сирийских вертолета, но случаи поражения высокоскоростных целей пока не отмечены.

В целом, обострение с прямым участием российской авиации началось еще с начала февраля. Дважды Турция и Россия предпринимали попытки договориться в ходе переговоров с участием военных и дипломатов, причем вначале российская делегация 8-10 февраля посетила Анкару, а затем 13 февраля турецкая делегация пребывала в Москве. Контакты положительных результатов не дали, боевые действия продолжаются.

Эрдоган уже несколько раз заявлял о готовности начать масштабное наступление с тем, чтобы выбить Асада из Идлиба. Но это означает почти непременное столкновение с Россией, поэтому каждый раз «турецкий султан» утихомиривал эмоции и звонил «московскому царю», стремясь с ним договориться «по-хорошему». Но Москва остается непреклонной и отказываться от поддержки Асада не намерена, что вполне ожидаемо, поскольку Сирия издавна, с советских времен, чуть ли не с конца 1950-х годов считается зоной московских интересов, поскольку стратегически и имиджево очень важна для Кремля, а в последние годы Москва вложила в Сирию слишком много ресурсов, чтобы теперь отступать.

Будут ли воевать Эрдоган и Путин?

Позиции России и Турции в Сирии суть следующие. Москва считает, что ее войска пребывают в Сирии на законных основаниях по приглашению правительства Асада, которое Москва считает легитимным, поскольку эту власть когда-то избирали. Но на Западе и в Турции власть Асада считают нелегитимной, поскольку выборы в Сирии в 2014 году проводились не на всей территории, что вполне объяснимо в условиях гражданской войны, иностранного вмешательства, утраты территориальной целостности и суверенитета. К тому же Асада обвиняют в фальсификации выборов, поскольку иностранных наблюдателей на них не было по указанным причинам.

Претензии Запада к легитимности власти Асада вполне обоснованы, но дело в том, что никого другого, кто мог бы реально конкурировать с Асадом в борьбе за власть, в стране просто не существует. Отсутствие же власти ведет к хаосу, эскалации терроризма, появлению исламских экстремистских группировок вроде того же Исламского государства. В конечном итоге на Западе это поняли, и даже Эрдоган, который изначально был категорическим противником Асада, скрипя зубами, согласился его если не признавать, то хотя бы терпеть.

Пребывание в Идлибе турецких подразделений также имеет некоторые основания, но в совершенно ином формате, нежели нынешний масштабный ввод войск в регион. Согласно трехстороннему российско-турецко-иранскому соглашению в Сочи об урегулировании в Сирии 2018 года, Анкара получила право сформировать в Идлибе определенное количество наблюдательных постов с ограниченными гарнизонами, осуществлять патрулирования территорий, а главное, избавиться от экстремистских формирований в рядах антиасадовской оппозиции. Но последнего сделано не было, что дало режиму Асада повод утверждать, что Дамаск свободен от обязательств по Идлибу, результатом стало наступление войск Асада на Идлиб и возврат контроля над международно признанной территорией Сирии при поддержке российской авиации.

Кроме того, существует еще одна проблема — беженцы. Турция и международные наблюдатели ООН неоднократно отмечали растущее количество беженцев, которые были вынуждены покинуть свои дома, спасаясь от наступления армии Асада и бомбардировок. По данным ООН из провинций Алеппо и Идлиб убегают более миллиона беженцев, среди которых сотни тысяч детей. Фото несчастных, голодных и замерзающих сирийских беженцев, находящихся во временных лагерях и палатках на границе с Турцией еженедельно публикуют все мировые СМИ. По словам Эрдогана, Турция уже приняла около 4 миллионов беженцев из Сирии, из которых 3,5 миллиона — из районов на турецко-сирийской границе.

Что будет дальше

Несмотря на воинственную риторику, Эрдоган не рискует идти в лобовую на Москву по целому ряду причин. Прежде всего, это опасно с сугубо военной точки зрения. Анкара не хочет лишаться выгодного сотрудничества с Кремлем в сфере энергетики и поставок вооружения, особенно в условиях конфликта с Западом, на который Эрдоган тоже умудрился пойти. Турция не рискует отказываться от российского рынка для сбыта своей продукции и услуг, например в строительстве. Наконец, Турция не хочет остаться без миллионов российских туристов, оставляющих в стране ежегодно миллиарды долларов.

Кроме того, воинственная риторика Эрдогана свидетельствует не о его силе, а скорее о слабости его позиций. В последние годы у Анкары сложились весьма напряженные отношения с Западом. Прежде всего, это антидемократический характер режима самого Эрдогана, его действия по превращению страны из парламентской в президентскую и много другое вызывают массу вопросов. Эрдоган постоянно вызывает недовольство Запада коррупцией и нарушениями прав человека. Европу раздражают предпринимаемые Эрдоганом перманентные попытки шантажа тем, что Турция откроет границы, и миллионы беженцев из Сирии, Ирака и других ближневосточных стран хлынут в Евросоюз. Отношения с США Эрдоган испортил, требуя выдачи известного проповедника Фетхуллы Гюлена, которого турецкий режим считает террористом, но за океаном его относят скорее к борцам за права человека. Отношения Турции с США и НАТО еще сильнее обострились после того, как Анкара начала закупать российские ЗКР С-400, против чего Запад неоднократно предостерегал Эрдогана, угрожая прекратить военно-техническое сотрудничество с Анкарой. Здесь следует отметить, что на вооружении турецкой армии стоит много западных систем, например, американские самолеты F-15 и F-16, американские и британские ЗРК, германские танки и так далее, и достаточно оставить все это без запчастей, комплектующих и обслуживания, чтобы значительная часть армии Турции оказалась парализованной. Американцев также раздражает шантаж Эрдогана авиабазами на юге Турции, которые США долгие годы использовали, в том числе для борьбы с терроризмом. Не добавляет любви к Эрдогану со стороны Штатов также Турецкий поток, позволяющий Москве поставлять в Европу газ, тогда как Америка намерена на место российского газа в Европе поставлять свой сланцевый газ.

В этом смысле достаточно комично выглядит в разгар войны за Идлиб просьба Турции к США поставить американские ЗРК Patriot для установки их на границе с Сирией с тем, чтобы сбивать в воздушном пространстве Сирии российские самолеты, мешающие Турции взять под контроль Идлиб. В Пентагоне получение такого запроса подтвердили, но с ответом медлят, отделываясь неконкретной информацией о том, что с Турцией ведутся интенсивные переговоры о тревожной ситуации в Идлибе. Вмешательства Америки исключить нельзя, поскольку Турция является членом НАТО, но вероятность американского вмешательства пока что оценивается весьма низко. К тому же трудно представить, чтобы накануне президентских выборов Трамп вмешался в далекий и непонятный массе американских избирателей конфликт в каком-то Идлибе, если политика Трампа строится, наоборот, на максимальном выводе Америки из «далеких бессмысленных войн», как заявлял сам Трамп.

Попытки Эрдогана опереться на помощь НАТО в борьбе с российской авиацией на сирийской территории также не принесли успеха. В НАТО пока молчаливо дают понять, что удар, который Москва может нанести по турецким войскам в Турции, не будет считаться нападением собственно на Турцию, и НАТО в войну не вступит. Изначально было очевидно, что втягивание с сирийскую авантюру Эрдогана с перспективой столкновения с Россией, альянсу совершенно ни к чему.

Максимум, чего Анкаре удалось достичь, это дежурное заявление Германии и Франции с требованием прекратить эскалацию конфликта в Идлибе, которое адресовано и к Москве. Кремль пока что это заявление даже не комментирует.

Относительно причин, по которым Эрдоган втянулся в конфликт в Идлибе, существуют разные мнения. Самое очевидное объяснение – это создание на приграничных территориях Сирии буферных зон для размещения там беженцев, чтобы выдворить их из Турции, поскольку они создают возрастающие проблемы. При этом кроме Идлиба Анкара сейчас участвует также в военных конфликтах в Ираке, в Сирийском Курдистане и даже в далекой Ливии. В связи с этим возникает устойчивое впечатление, что Анкара, не имея соответствующих сил, средств и внешнеполитического веса, пытается играть роль этакой «региональной сверхдержавы». Еще одним объяснением может служить то обстоятельство, что в Турции назревает недовольство ухудшающейся социально-экономической ситуацией, ростом цен, падением национальной валюты, и Эрдогану нужна «маленькая победоносная война», чтобы решить внутренние проблемы, но вопрос в том, что среди жителей крупных городов зреет недовольство политикой Эрдогана, а также втягиванием Турции в сирийскую войну, что еще сильнее бьет по благосостоянию рядовых граждан.

Поэтому одновременно с безрезультатными пока что «маневрами на западном направлении» в поисках поддержи США и НАТО, Эрдоган не оставляет надежд договориться с Путиным на приемлемых для себя условиях. О регулярных телефонных контактах между Эрдоганом и Путиным сказано выше.

Поэтому он согласился провести саммит с участием Меркель, Макрона и Путина, который намечен на 5 марта 2020 года. Участие Франции и Германии можно объяснить тем фактом, что конфликт в Сирии продолжает оставаться для Европы крайне чувствительной проблемой, поскольку он чреват новыми волнами миграции с Ближнего Востока. Естественно также, что Европе совершенно не улыбается, если Турция и Россия под боком у Евросоюза развернут серьезный вооруженный конфликт, опять-таки чреватый тяжелейшими последствиями для региона и всего мира. Очевидно, Эрдоган попытается использовать Меркель и Макрона для давления на Путина, поскольку Франция и Германия крайне обеспокоены и недовольны также безрассудной политикой Путина, который в угоду своим болезненным амбициям может разжечь мировой или, как минимум, региональный пожар.

Впрочем, не думается, что Москва пойдет на серьезные уступки. Пока что возможным результатом переговоров 5 марта представляется соглашение о новой линии разграничения в Идлибе с учетом того, что значительная часть региона уже находится под контролем Асада, и отходить он пока не собирается. Кроме того, речь может идти о разоружении и выводе из региона антиасадовской оппозиции, которую поддерживает Анкара.

Обновлено:  Ситуация  резко изменилась 27 февраля, когда в результате авиаудара погибли 33 турецких военнослужащих. «Анкара заставит Башара Асада и его сторонников заплатить высокую цену за гибель турецких военных в Сирии», — заявил вице-президент Турции Фуат Октай.

«После этой атаки все объекты режима [Асада] теперь являются вражескими для Турецкой Республики. Мы рассматриваем этот инцидент как нападение режима на международное сообщество. Атака на Турцию также является атакой на НАТО. Североатлантический альянс должен поддержать Турцию», — сказал 28 февраля представитель правящей партии Омер Челик.

Турция повышает градус противостояния: член президентского комитета по безопасности и внешней политике страны, советник турецкого президента Реджепа Эрдогана Месут Хакки заявил, что в прошлом Турция сражалась с Россией 16 раз, и готова к очередной войне. Он подчеркнул, что «месть Турции будет ужасной».

В Турции заявили, что Россия знала места дислокации убитых военных. «В момент воздушного удара по позициям турецких военных в Идлибе, в этом секторе не находились никакие вооруженные группировки оппозиции», — заявило Министерство обороны Турции. Как отметил министр Хулуси Акар, удары по позициям турецких военных в Идлибе продолжались несмотря на предупреждения Анкары. Удары наносили даже по военным машинам скорой помощи.

Турецкая армия в результате ответного массированного удара по позициям сирийских военных в Идлибе уничтожила комплексы «Бук» и «Панцирь», 23 танка, столько же полевых и самоходных орудий, а также пять вертолетов.

Эрдоган и Путин 28 февраля провели телефонные переговоры и договорились о проведении двусторонней встречи в ближайшее время.






Последние новости в соцсетях



работа на besplatka.ua


Экономические новости youtube




help
Loading...

bigmir)net TOP 100
Все фото »