РусУкр

Сирийские курды стали разменной монетой чужих интересов. Часть 1

 
Печать Отправить на почту

 

 

Третья турецко-курдская война, о которой довелось недавно писать, окончилась очень быстро.

Сирийские курды стали разменной монетой чужих интересов. Часть 1

Окончилась она в результате договоренностей Москвы и Анкары, собственно Эрдогана и Путина, которые реализовали каждый свои интересы. В целом, все внешние игроки, активные и пассивные, свои интересы соблюли. Проиграли только сирийские курды…, информируют Экономические Новости.

Общая картинка

При этом Эрдоган выполнил намеченные задачи, малой кровью уничтожив попытку создания государства в соседнем Сирийском Курдистане, а Путин окончательно закрепился в Сирии с прицелом дальнейшего распространения своего влияния на Ближнем Востоке. Едва ли не больше всех выиграл подконтрольный Москве режим Асада, который возвращает себе почти все территории Сирийского Курдистана, контроль над которыми Дамаск утратил еще с 2011 года, собственно, восстанавливается территориальная целостность страны.

Даже с учетом существенной утраты влияния в регионе, по большому счету, США и лично Трамп выиграли от того, что ушли из Сирии. При этом американцы, по последним данным, сохраняют контроль над нефтяными месторождениями Сирийского Курдистана, то есть курдской нефтью, к которой теперь тянут руки Асад и Москва, продолжают распоряжаться кто угодно, но не сами курды. Кроме того, это может привести к прямому военному столкновению США с Асадом и даже с Россией, что чревато непредсказуемыми последствиями не только для региона, но и для всего мира.

Выиграла Европа, которая отсиделась в сторонке. В результате сделки Путина и Эрдогана Европе теперь не угрожают ни дополнительные экономические проблемы, ни – что самое главное – новый поток беженцев с Ближнего Востока.

Собственно, только сирийские курды и проиграли, поскольку все указанные игроки воплощали свои интересы за счет этого народа. В обозримом будущем о курдском государстве в Сирии можно забыть. Единственным позитивом можно считать лишь то, что обошлось без большого кровопролития. И вообще, курды получили шанс остаться в живых, но на тех условиях, которые им будут диктовать Путин и Асад.

Однако все же, главным бенефициаром следует считать Путина. И дело не только даже в том, что он окончательно показал, кто хозяин в Сирии, вытеснив американцев, зайдя на ранее контролировавшиеся ими курдские территории и реально поставив в рамки Эрдогана, пока американцы безрезультатно грозили «турецкому султану» санкциями, на которые тот чихать хотел. Путин показал, что без него вопросы на Ближнем Востоке не решаются. Это уже поняли, например в Саудовской Аравии, которая активизировала контакты с Кремлем, хотя Эр-Рияд издавна считался главным союзником Вашингтона в арабском мире, а с Москвой отношения у саудовцев всегда были натянутыми. Даже сам факт подписания соглашения между Москвой и Анкарой в Сочи свидетельствует о многом. Кроме того, Кремль сильно укрепил свои позиции в Европе.

Главное, что укрепление позиций Москвы ничего хорошего не сулит Украине, к сожалению.

Но обо всем по порядку…

Договор московского царя с турецким султаном и его последствия

Начатая 9 октября турецкая операция против сирийских курдов «Источник мира» фактически завершена Анкарой успешно и без сильного кровопролития, но при активном, можно сказать, лидирующем участии Москвы.

22 октября Эрдоган и Путин в Сочи после сложных переговоров заключили соглашение о прекращении турецкой операции в Сирии.

Согласно договору, Турция не продвигается далее 30 километров от своей границы, образовав своего рода «санитарный кордон». При этом в 10-километровой зоне будут осуществлять патрулирование российская военная полиция и военные подразделения Асада. Курдские подразделения должны покинуть зону и сдать тяжелое вооружение. Что характерно, в зону переселяются сирийские беженцы, находящиеся в Турции.

Территорию компактного проживания сирийских курдов берут под контроль российские подразделения и армия Асада. С Дамаском курды теперь должны будут договариваться о своей дальнейшей судьбе, скорее всего о некоей автономии, возможно, Москва будет выступать посредником и неким гарантом. Режим Асада берет под контроль значительную часть границы с Турцией, чего не было уже долгие годы.

Сирийские курды стали разменной монетой чужих интересов. Часть 1

По крайней мере, внешне, выглядит так, что именно Москва и Асад окончили войну Турции против курдов, фактически спасли их после того, как их бросили на произвол судьбы американцы. Как уже говорилось, это резко усилило позиции Москвы не только в Сирии, но и на Ближнем Востоке.

Кроме того, резко усилились позиции режима Асада, причем не только внутри страны, но и на международной арене. Башар Асад, который довел страну до гражданской войны (впрочем, не только он один!), теперь выступает в роли миротворца и спасителя курдов, дискриминация и даже геноцид которых имел место в Сирии и до Асада. Режим Асада, который большинство стран Запада и арабского мира уже давно причислили к нерукоподаваемым, получает легитимацию, конечно, при сильной поддержке Москвы и в тех рамках, которые задает Кремль. Москва постоянно делает упор на то, что режим Асада является единственной легитимной властью в Сирии, и где-то это действительно так, поскольку все остальное там вообще не имеет никакой легитимности. Теперь же Асад контролирует бóльшую часть территории, то есть имеет право говорить от имени Сирии. Конечно, ему пришлось признать оккупацию Турцией части территории, но это сравнительно небольшая ее часть. Сейчас же, после ухода американцев, Асад намерен взять под контроль провинцию Идлиб, что вполне возможно с помощью Москвы. Что же касается оккупированной турками части, то думается, что со временем они оттуда уйдут, чему будут всячески способствовать московские кураторы Асада.

Кроме спасения курдов, Асад еще является и одним из спасителей Европы, поскольку прекращение турецко-курдской войны предотвратило новый всплеск миграции в Европу. Это еще сильнее повышает международные акции Асада.

На этом фоне как-то даже слишком тривиально выглядит тот факт, что Эрдоган фактически признает Асада, хотя еще не так давно Анкара заявляла, что Асад должен уйти. Правда, никто, включая Эрдогана, не мог внятно ответить на вопрос о том, кем заменить Асада в случае его ухода. Кремль же, повторим, мастерски легитимизировал режим Дамаска.

Обращаем внимание, что именно Москва сумела остановить Эрдогана, а не объявленные Америкой и Европой санкции. Впрочем, Эрдоган, по-видимому, именно потому и пошел на условия Путина, чтобы не заходить слишком далеко в противостоянии с Западом из-за войны в Сирийском Курдистане. Таким образом, Запад и Кремль сыграли одну игру, пусть даже преследуя каждый свои цели.

К тому же, Эрдоган фактически без лишнего кровопролития выполнил задачи, поставленные перед операцией «Источник мира». Это уничтожение фактически существовавшего квазигосударства на территории Сирийского Курдистана, установление 30-километровой зоны безопасности вдоль границы Турции на сирийской территории.

Наконец. Эрдоган получает возможность решать проблему сирийских беженцев, которая становится все более критической.

Напомним, что, по жесткому настоянию Европы и лично Меркель, Турция служит своеобразным барьером для мигрантов из Ближнего Востока, включая воюющую Сирию. Эрдогану пришлось пойти на это, чтобы не попасть под действительно серьезные санкции ЕС, чреватые обвалом турецкой экономики, очень зависимой от рынков Евросоюза. Но количество беженцев, осевших в Турции, уже начинает зашкаливать, это перерастает в вопиющую проблему, и Анкара вознамерилась выселить их на территорию той 30-километровой зоны, которую сейчас оккупировала турецкая армия…

Прощай Рожава?..

Переселение беженцев на исконно курдские территории являются одной из иллюстраций того, что наиболее проигравшей стороной являются курды, за счет которых более крупные игроки воплотили свои интересы.

В Турции пребывают сирийские беженцы из числа арабов-суннитов. Их переселение на исконно курдские земли существенно изменит этнический состав, что чревато возможными будущими конфликтами на этно-конфессиональной и территориальной основе.

Эта ситуация в сильно уменьшенном масштабе напоминает события 100-летней давности. Напомним, что тогда, после Первой мировой войны, в которой Турция оказалась в числе проигравших, победившая Антанта в лице Великобритании и Франции делили сферы влияния на тех территориях бывшей Османской империи, которые не были собственно Турцией. Так появилось Королевство Ирак, ставшее подмандатной территорией Британии, а также Сирия и Ливан, мандат на управление которыми получила Франция, причем Сирия в рамках мандата была разделена на несколько «государств» – Дамаск, Алеппо, Алавиты, Друзы. Решение о разделении и мандатах на управление было принято на франко-британской конференции в Сан-Ремо в 1920 году, а в 1923 году было утверждено Лигой Наций, которая тогда выступала инструментом расширения франко-британской колонизации.

Проблема в том, что границы Ирака и Сирии были проведены произвольно, собственно, в интересах Британии и Франции, без учета национальных и конфессиональных различий. В результате эти два лоскутных государства представляют собой пеструю смесь арабов, курдов, тюрков и ассирийцев по национальности, не считая более мелкие народности, а также шиитов, суннитов, алавитов, друзов, езидов, зороастрийцев и так далее по вероисповеданию. Многие из этих народов и конфессий находятся в непримиримых отношениях друг с другом веками. Их объединение под одной государственной крышей привело к слабой устойчивости этих государств и внутренним конфликтам в Сирии и Ираке, которые были, впрочем, спровоцированы внешним вмешательством.

Эти государства кое-как могли удерживать только диктаторские, даже фашизоидные режимы Саддама Хусейна и Хафеза Асада, но и тогда шла непрерывная борьба террористического национально-конфессионального подполья с диктаторским государством, обслуживающим интересы одного из кланов и подавлявшим другие кланы. А как только это государство разрушалось под ударами извне, как в Ираке, или ослаблялось, как в Сирии, их начинали раздирать внутренние конфликты, в которые обязательно вмешивались внешние силы.

При этом Запад, несущий ответственность за волюнтаристское деление, попрал свой же принцип права наций на самоопределение. Самым прямым образом это относится к курдам, которые оказались разделенным между четырьмя государствами (Ираком, Сирией, Турцией и Ираном), самым крупным 40-миллионным и более народом, который не имеет своей государственности.

Эти исторические напоминания приведены к тому, что резкое изменение этнического состава оккупированной турками 30-километровой зоны в Сирии путем переселения туда арабов-суннитов фактически продолжает недобрую традицию нарушения базовых национальных прав в отношении курдов. Это может привести к трагическим последствиям в будущем.

Кстати, в более крупномасштабном контексте, сейчас происходит перераспределение сфер влияния в регионе. Ирак пока что продолжает находиться под протекторатом Штатов, хотя Трамп постоянно говорит о планах по выводу войск из этой страны. В Сирии же, после ухода оттуда американцев, устанавливается безраздельный протекторат Москвы. Если точнее, то он восстанавливается, поскольку впервые советское военное присутствие появилось здесь еще в далеком 1956 году, когда Хрущев развенчивал культ личности Сталина, а в 1970-1980-х годах Сирия под руководством Хафеза Асада все более попадала в зависимость от Москвы.

Раздел влияния в регионе углубляет отделение сирийских курдов от их соплеменников из Ирака. В рамках нового Иракского государства, которое после свержения Асада «перезапустили» американцы, но которое раздирают конфликты и противоречия, иракские курды сумели добиться максимальной автономии, кстати, при деятельной поддержке американцев в обмен на обязательство лидеров Иракского Курдистана отказаться от попыток создания полностью независимого государства.

Сходная ситуация складывается в Сирии под протекторатом Москвы. Сирийским курдам придется договариваться о некоей автономии с режимом Асада при посредничестве Москвы. С одной стороны, Москве нужна «единая и неделимая Сирия», как плацдарм для влияния на Ближнем Востоке, поэтому сепаратистские настроения среди курдов Москве не нужны. С другой стороны, Сирийский Курдистан представляет собой значительную часть территории и населения страны, и чтобы сохранить этот плацдарм, в том числе, после ухода Асада с политической арены, Москве необходимо установить там хотя бы подобие межнационального согласия.

Кроме того, Москва издавна поддерживала курдов гласно и негласно, и сейчас они необходимы ей в качестве союзников на тот случай, если Башар Асад вдруг начнет «поглядывать на сторону», как в свое время сделал бывший египетский лидер Анвар Садат. Союзнические отношения с курдами дадут Москве инструмент давления на Асада или его последователей. Ведь фактически Москва спасла курдов от катка турецкой армии, а теперь может стать защитой от алавитского шовинизма режима Асада. Поэтому представляется, что вопрос той или иной формы автономии сирийских курдов будет так или иначе рассматриваться и решаться.

В любом случае, с идеей независимого государства сирийских курдов Рожава в обозримом будущем можно распрощаться.

Кстати, об этимологии этого слова. Рожава в переводе с курманджи, наиболее распространенной ветви курдского языка, дословно значит Запад, поскольку Сирийский Курдистан находится на западе исторических курдских земель.

Однако до нынешнего момента на этой территории существует самопровозглашенное де-факто самоуправляемое квазигосударственное образование в форме федерации, так называемая Демократическая Федерация Северной Сирии. В образование входят регионы Джазира, Африн и Евфрат. Кроме курдов здесь обитают арабы, ассирийцы, туркмены (туркоманы) и некоторые другие народы. Политический уклад основывается на демократических конфедералистских принципах демократического социализма, либертарного муниципализма (прямая демократия на основе общих собраний, что-то вроде агоры в Древней Греции), собственно прямой демократии, гендерного равенства и анархизма. Анархические основы особо изумляют на фоне хорошо отмобилизованных и дисциплинированных курдских вооруженных подразделений.

По факту, курды являются самым продвинутым в демократическом самоуправлении народом в регионе. Их общественное устройство, существующее в условиях постоянной вооруженной борьбы за существование и могущее дать фору иным западным демократиям, разительно контрастирует с патриархально-теократическим и авторитарным укладом соседних народов, прежде всего арабов.

Самое интересное, что политическая элита сирийских курдов, включая ведущую партию «Демократический союз», утверждает, что стремится не к независимому государству, а к распространению своей политической системы демократического социализма и прямой демократии на всю Сирию. В местных условиях, тем более в авторитарном государстве Асада, и во время войны это представляется полной утопией.

Зато понятно, что противоречие между курдами, с одной стороны, и сирийским государством, а также местным патриархально-авторитарным обществом, с другой стороны, носит не только национальный, но и социально-политический характер, мировоззренческий, даже экзистенциальный характер. Но в настоящий момент вообще стоит вопрос сохранения курдами в рамках Сирийского государства Асада автономии, в которой они могли бы выстраивать свою уникальную социально-политическую модель.

Наконец, курды несут и сугубо материальные убытки. Повторим, именно в Сирийском Курдистане находятся месторождения нефти. Они могли бы стать основой курдской автономии. Но после появления ИГИЛ нефть попала под контроль экстремистов потом -американцев, стремящихся удержать этот контроль и после ухода основных американских войск, теперь же эту нефть хочет контролировать режим Асада, подстегиваемый Москвой. И даже если Дамаску удастся прибрать эту нефть к рукам, очень сомнительно, что курды получат хоть малую толику.

Таким образом, курский народ Сирии отчужден от принадлежащих ему по праву природных богатств, как и от своего неотъемлемого права определять свою судьбу.






Последние новости в соцсетях



работа на besplatka.ua


Экономические новости youtube




help
Loading...

bigmir)net TOP 100
Все фото »