РусУкр

Землю спекулянтам и олигархам?! Часть 3

 
Печать Отправить на почту

 

 

Наряду с открытием рынка земли новоявленная власть намерена провести целый ряд сопутствующих и весьма неоднозначных реформ. Сама же земельная реформа, сводящаяся в исполнении нынешней власти пока всего лишь к купле-продаже земли, вызывает все больше и больше вопросов как у граждан, так и у специалистов, включая тех, которые рынок земли поддерживают.

Землю спекулянтам и олигархам?! Часть 3

Цей матеріал також доступний українською

Самый главный из этих вопросов: чем все это окончится? Пока что на выходе такой реформы видится спекуляция землей, «латифундизация» Украины, окончательная деградация и вымирание села. Это если говорить глобально. Есть и масса более локальных, но не менее важных вопросов.

А потому продолжим тему, начатую в предыдущих публикациях.

И еще целая куча реформ…

Открытие рынка земли власть намерена сопроводить дополнительным пакетом реформ в земельных отношениях, о чем в Раду планируется подать соответствующие законопроекты.

Будет упразднено право постоянного землепользования, действующее с советских времен. На основе такого права, в частности, Национальная академия аграрных наук имеет в своем распоряжении 450 тысяч га земли, значительная часть которой сдается в «черную аренду» в интересах конкретных лиц, в связи с чем регулярно разгораются коррупционные скандалы. В правительстве считают, что для науки достаточно 10 тысяч га, а остальное надо передать в государственную и коммунальную собственность с целью дальнейшей продажи на аукционах. Не беремся оценивать, достаточно ли 10 тысяч га для науки, но к продаже земли, находящейся в государственной собственности, вернемся ниже, поскольку здесь возникает много неприятных вопросов.

Одной из важнейших новаций может стать намечаемая ликвидация Госгеокадастра. Предполагается лишить эту скандально коррупционую контору права распоряжаться землей и решать вопросы землепользования, оставив лишь только функцию регистрации земельных угодий, максимально автоматизировав процедуры и исключив человеческий фактор. Борьба с коррупцией и злоупотреблениями, конечно, является делом благородным, но непонятно, кто и как будет распоряжаться землями, решать вопросы целевого назначения земель и так далее, иначе будет хаос и еще более пышный расцвет злоупотреблений и коррупции.

Намерена власть также сократить и упростить бюрократические процедуры при купле-продаже земли, изменении целевого назначения, экспертизе землеустроительной документации, в том числе с целью снижения коррупционных рисков. Опять-таки, дело хорошее, но не станут ли результатом еще большие злоупотребления и коррупция, например при смене целевого назначения земель, при рейдерских захватах и так далее?

Власть намерена окончательно покончить с бесплатным получением земли. По закону каждый гражданин Украины до сих пор имеет право на бесплатную приватизацию 6 земельных участков общей площадью 6 га. В реальности воспользоваться этой нормой Земельного кодекса сумели и вообще могут далеко не все, сама эта норма давно превратилась в источник коррупции. Потому новая власть с присущим ей инфантильным максимализмом решила эту норму просто упразднить, оставив право на получение бесплатной земли из коммунальных и государственных земель запаса только ветеранам войны и работникам социальной сферы села.

Очевидно, о проблемах социальной справедливости, равенства прав и конституционном требовании, запрещающем сужать права граждан, «молодая команда» не слышала. Получается, одни под эту норму сумели получить землю, а другие такого права лишаются даже в теории. Что же касается коррупции в земельном вопросе, то в данном случае власть должна искоренить коррупцию, а не сужать права граждан.

На государственный кусок разевают роток

А теперь – то, ради чего, прежде всего, похоже, затевается срочная распродажа земли. Это земли в государственной собственности, площадь которых, повторим, превышает 10 млн га. От такого лакомого куска очень у многих в Украине и за ее пределами наблюдается, похоже, просто-таки, фонтанирующее слюноотделение!

Чтобы было понятно, приведем такие цифры. Общая площадь пашни в 82-миллионной Германии оценивается в 12 млн га, Швейцария располагает всего 500 тысячами га пахотных земель. Израиль довольствуется 240 тысячами га земель.

А у нас – 10 млн га не самых плохих земель могут сегодня-завтра выбросить на продажу!

Коррупция и неэффективность государственного хозяйствования, как всегда, выдвигаются новой властью в качестве аргумента скорейшей продажи именно государственной земли. Хотя это констатация несостоятельности и профнепригодности этой власти, которая, вместо таких разговоров и распродажи народного добра, должна навести порядок и искоренить коррупцию. Образно говоря, предлагается лечение головной боли с помощью гильотины!

К тому же, по некоторым данным, только 20% государственных земель должным образом зарегистрированы в Госгеокадастре. То есть, опять-таки, прежде чем вводить продажу земли, следует навести порядок, а не начинать торговлю землей в условиях полнейшего бардака!

Еще один аргумент власти состоит в том, что продажа государственной земли создаст некие ценовые ориентиры, поскольку сейчас реальные цены на землю отсутствуют. Но и этот аргумент является ложным.

Государственные земли обычно образуют крупные массивы, которые имеют более высокую стоимость, чем мелкие наделы частников. Средний размер государственных участков, по статистике, превышает 80 га, а у частников 3,6 га. Часто государственные земли измеряются сотнями, даже тысячами га. Крупный аграрный бизнес и спекулянты как раз заинтересованы в покупке крупных государственных земельных участков, которые легче консолидировать и обрабатывать. Словом, государственные земли будут стоить дороже и не смогут стать ценовым ориентиром для рынка, тем более для владельцев мелких частных наделов. По расчетам Киевской школы экономики, цена гектара крупного государственного участка может в 2-3 раза превышать стоимость приватного гектара. Это видно даже по стоимости аренды земли в 2018 году: аренда гектара государственного участка в среднем составляла 3431 гривны, а у частного пая – 1613 гривен.

Для покупки крупных государственных участков необходимы большие деньги, которые есть только у агрохолдингов и спекулянтов, но отсутствуют у мелких и даже средних фермеров, что не позволит на аукционах создавать достаточный уровень конкуренции и отрежет фермеров от возможности приобретения государственных земель. Фактически это опять уводит страну от создания большого количества фермерских хозяйств и рабочих мест на селе.

Преступный инфантилизм

Позиция новоявленной власти, состоящая в том, рынок земли, дескать, даст толчок экономике, создаст рабочие места, привлечет огромные инвестиции и вообще оросит страну золотым дождем, на поверку не выдерживает критики и является преступно-инфантильной.

Павел Вернивский, советник главы Федерации работодателей Украины по экономическим вопросам, совершенно справедливо высказывается на эту тему.

Главная проблема состоит даже не в том, что новоявленная власть намерена открыть рынок земли, а в том, что она не может внятно объяснить, зачем этот рынок нужен. Аргументация в том смысле, что «у всех есть рынок, а потому и нам надо», может пройти разве только в детском саду. Тем более что, во-первых, не у всех, а во-вторых, часто не совсем рынок или даже совсем не рынок.

Какие задачи в идеале должен был бы решать открываемый рынок земли? Прежде всего, это создание рабочих мест, занятости в широком смысле, на селе, чтобы каждая семья имела работу и достойный доход, а не пару десятков человек работали по найму у латифундиста, а остальные бежали в города или за границу.

Выступая против предлагаемого Зе-властью «рынка», но позиционируя себя сторонником рынка земли как такового, Вернивский остроумно и справедливо отмечает, что для экономики страны намного выгоднее, если 2 млн человек получает по 50 тысяч долларов в год, чем 100 человек по 1 млн долларов.

Развитие массового фермерства через открытие рынка земли должно обеспечить повышение продуктивности и добавленной стоимости. Ведь мелкий фермер на небольшом участке сеять пшеницу не станет, поскольку выручки от проданного урожая не хватит на жизнь. Мелкий фермер будет заниматься скотоводством, овощеводством, садоводством или выращиванием ягод, то есть производством, в котором добавленная стоимость и выручка будут намного выше, чем у пшеницы, особенно если наладить глубокую переработку и экспорт.

Создание широкого слоя платежеспособного населения через рост спроса даст толчок развитию отечественного производства товаров потребления и продукции производственного назначения, например сельскохозяйственной техники.

От себя отметим, что все то же самое можно реализовать на государственной или муниципальной земле путем землепользования на основе долгосрочной аренды, как во многих странах.

Вернивский обращает внимание на то, что сама идея рынка строится на бредовых допущениях о том, что, когда земля станет товаром, ее можно будет отдавать в залог, в результате чего вырастут инвестиции и урожайность с гектара. По его мнению, рынок земли нигде не считается способом привлечения инвесторов, и в любой стране мира, включая наших восточноевропейских соседей, инвестиции в сельское хозяйство составляют 1-2% от общего объема инвестиций. Кроме того, он считает покупку земли не капитальной инвестицией, даже не инвестицией в продуктивность, а лишь простой перекупкой, и с этим трудно не согласиться.

А дальше банальная арифметика. Повторим, что земля в Украине пока что имеет слишком низкую цену, а потому не может быть предметом залога, поскольку для начала фермерского бизнеса 2-4 тысяч долларов кредита под залог земельного участка явно недостаточно, а банки потребительские кредиты на такие суммы выдают вообще без залога.

Зато на 2020 год хоть на кредиты и компенсации фермерам в бюджете, как сказано выше, и выделяются 4,4 млрд гривен, но из перечня льгот удалена программа компенсации стоимости отечественным производителям сельхозтехники, что само по себе стимулировало бы отечественное производство и внутренний рынок. Теперь этот стимул устраняют.

Наконец, большой приток валюты под спекулятивную торговлю землей без развития внутреннего производства еще сильнее укрепит курс гривны и приведет к всплеску импорта с последующим ростом торгового дефицита и, в конечном итоге, окончится обвальной девальвацией, падением ВВП и прочим, как это уже бывало.

Есть только два пути

В конечном счете, будет или не будет открыт рынок земли, возможны только два пути – массовый фермер или огромные латифундии, все более сталкивающие Украину к категории банановых (рапсовых?!) стран. Кстати, именно по второму пути сейчас идет Украина даже в условиях формального отсутствия рынка земли, с открытием которого, по крайней мере в предлагаемом виде, если так можно выразиться, «зимбабвизация» Украины только ускорится.

Дело в том, что уже сейчас в Украине на формально арендованных землях концентрация землепользования является очень высокой, если сравнивать с большинством развитых стран. Всего, по состоянию на 2017 год, в Украине насчитывались 93 агропредприятия, которые обрабатывают более 10 тысяч га земли.

В том же 2017 году крупные агрохолдинги обрабатывали 6,25 млн га земель, что составляет 29% угодий, находящихся в пользовании агропредприятий.

Лидирует UkrLandFarming Олега Бахматюка, консолидировавший 570 тысяч га земли. Для сравнения повторим, что Швейцария располагает всего 500 тысячами га пахотных земель, а Израиль довольствуется 240 тысячами гектаров.

Агрохолдинг «Кернел», который связывают с Веревским и Хомутынником, использует 530 тысяч га и специализируется на подсолнечнике и подсолнечном масле, контролируя 8% мирового производства масла. Словом, тот еще удар по плодородию почв!

Холдинг «Агропросперис» (NCH), обрабатывающий 400 тысяч га земли, имеет учредителем американский инвестиционный фонд, который основали Джордж Рор и Морис Табасиник. Мироновский хлебопродукт, который связывают с олигархом Юрием Косюком, располагает 370 тысячами га земли. Агрохолдинг «Астарта-Киев» является крупнейшим производителем сахара в Украине и располагает 250 тысячами га земли. Обращает на себя внимание «Мрия-Аглохолдинг» с 165 тысячами га земли, который в 2018 году купила саудовская компания The Saudi Agricultural&Livestock Investment Co. (SALIC), и после общей консолидации земель банк составит 210 тысяч га.

В Украине насчитывается еще 6 агрохолдингов, земельный банк каждого из которых превышает 100 тысяч га, включая «Укрпроминвест-Арго», принадлежащий Петру Порошенко.

Итак, Украина уже отличается существенной монополизацией земель, являющейся неприемлемой в развитых странах.

Правда, в мире есть и куда более крупные агрохолдинги. Самые большие находятся в Австралии – Kidman & Co Ltd (8 млн га), Australian Agricultural Company (7 млн га), The North Australian Pastoral (6,1 млн га). На этом список агрохолдингов в развитых странах, пожалуй, исчерпывается.

Здесь следует отметить две особенности. Эти австралийские компании имеют сильно развитое животноводческое направление, а потому указанные огромные площади в значительной мере используются не под пашню, а под пастбища. В Австралии и в Новой Зеландии проводится политика разукрупнения слишком больших аграрных компаний.

Одним из лидеров мирового агропроизводства является китайская компания Beidahuang Group, имеющая 5,4 млн га земли в Китае, Южной Америке и немного даже в Австралии. Казахстанская компания «КазЭкспортАстык» имеет земельный банк в размере 1 млн га в Казахстане и соседней Омской области России. Аргентинская компания Cresud имеет 850 тысяч га земли собственно в Аргентине, а также в Бразилии, Парагвае и Боливии. Упомянутая американская компания NCH Capital располагает 820 тысячами га земли, но не в Штатах, а в России и в Украине, причем в Украине, повторим, имеет 400 тысяч га; в США так концентрировать землю едва ли кто-то позволил бы. Российская группа компаний «Продимекс-Агрокультура» сконцентрировала более 800 тысяч га, а компания «Мираторг» имеет 700 тысяч га только пашни.

Как видим, в развитых странах сверхконцентрация с/х земли не практикуется, даже в США и Канаде, не говоря уже о Европе, а Австралия – это особая статья.

Опасения, что именно эти самые крупные по земельному банку компании придут в Украину после начала купли-продажи земли представляются слишком преувеличенными, а российский капитал сюда просто не пустят по известным причинам.

Думается, что именно отечественные агрокомпании – указанные выше и/или другие, помельче – будут главными действующими лицами в процессе скупки, сколько бы ни было разговоров о том, что открытие рынка земли невыгодно нашим агроолигархам. В определенной степени, возможно, невыгодно, поскольку нарушится привычная и устоявшаяся за годы система арендных отношений, но они имеют достаточное количество средств, включая связанные с ними банки, смогут привлечь за рубежом дешевые кредиты, а также они обладают достаточным админресурсом, включая теневой. Указанные ограничения земельных банков на уровне 0,5% от общего объема с/х земель страны, то есть примерно 200 тысяч га «в одни руки», тоже не станут особой помехой, поскольку имеется возможность создания нескольких аффилированных структур, связь которых будет трудно доказуемой, особенно в условиях отечественной коррупции.

Этого можно было бы избежать, если бы количество земли «в одни руки» ограничивалось, например как в Европе, 500 гектарами. Вот тогда крупному агрокапиталу действительно пришлось бы несладко, поскольку создание нескольких тысяч аффилированных субъектов хозяйственной деятельности, да еще так, чтобы это хотя бы не читалось слишком явно, является задачей практически невыполнимой. Но тогда Украина может на долгое время лишиться нынешних значительных валютных поступлений от экспорта сельхозпродукции, что тяжелейшим образом отразится на экономике и социальных вопросах в целом. Словом, проблема даже сложнее, чем может показаться на первый взгляд, поскольку оставлять все в нынешнем состоянии уже нельзя, но любой шаг может только ухудшить ситуацию.

Еще одной категорией интересантов, повторим, являются спекулянты всех мастей, которые будут скупать землю с целью ее перепродажи в будущем, поскольку с открытием рынка цена земли будет неизбежно расти. Новоявленные собственники, которые сконцентрируют в своих руках значительные массивы земли, скорее всего, будут преимущественно отечественными, а позднее иностранные компании смогут скупать у них фирмы, владеющие этими угодьями, по высокой рыночной цене. В результате Украина может лишиться собственно продовольственной базы, что в современном мире крайне опасно.

Кроме того, это окончательно приведет к деградации села, к бегству из него людей в города и за границу, поскольку работы на селе не будет. Ведь агроолигарху для возделывания 20 тысяч гектаров земли достаточно пары десятков человек и совершенно не нужны ни села, ни школы и прочая инфраструктура в них. Плюс хищническая эксплуатация земель, их деградация и загрязнение, плюс многое другое…

Итак, крупные латифундии и спекуляция землей – пока что именно такой дальнейший ход событий вырисовывается в отечественных аграрных отношениях в случае открытия рынка земли.

По крайней мере, пока не видно реальных шагов по реализации второго пути, а именно создания многомиллионного фермерства.






Последние новости в соцсетях




Продажа отечества



help
bigmir)net TOP 100