РусУкр

«Северный поток-2»: риски и последствия для Украины

 
Печать Отправить на почту

 

 

Ситуация вокруг скандального газового проекта «Северный поток-2» (СП-2) кардинально изменилась после того, как президент США Джозеф Байден признал, что готов ослабить санкции против данного проекта для улучшения отношений с Евросоюзом (ЕС), в первую очередь, с Берлином. Если вторую нитку газопровода из России в Германию таки достроят, Украине грозит потеря не только доходов от транзита, но и столкновение с более опасными вызовами.

«Северный поток-2»: риски и последствия для Украины

Насколько серьезные экономические риски для нашей страны в данном случае и есть ли шанс исправить ситуацию, разбирались «Экономические новости». 

«Не дать достроить и ввести в эксплуатацию «Северный поток – 2» могут только США и администрация Президента Байдена. «Северный поток – 2» – это не просто энергетическая безопасность, о которой говорят все дипломаты и политики, это отдельное мощное оружие Российской Федерации, которое дают ей сегодня в руки. А потом Европа спрашивает о том, как можно защититься от России. Ответ очень простой – не давать оружие врагу», – заявил во время встречи с сенаторами США президент Украины Владимир Зеленский.

США и Россия не первый год борются за влияние на газовом рынке Европы. Выход именно на энергетический рынок европейских стран дает определенные рычаги политического давления, поэтому обе страны стремятся усилить свой контроль. Как известно, все категории потребителей Европы в целом ежегодно нуждаются в 560-600 млрд куб. м голубого топлива. Лидером по его поставкам уже много лет остается Россия. Годовые поставки газа из РФ составляют до 200 млрд куб м в год, это около 40% рынка. Россия преимущественно поставляет газ на основании двусторонних контрактов с фиксированной ценой и объемами. А вот показатели США гораздо скромнее, ведь они появились на этом рынке относительно недавно. Потребление американского газа варьируется в зависимости от сезона, но в среднем оно составляет лишь около 10% рынка. Остальной газ идет из других источников, среди которых Норвегия, страны Северной Африки и Ближний Восток. Все они торгуют газом преимущественно через газовые хабы, где цена динамично меняется. По заявлению «Газпрома», в 2021 году Россия поставляет газ в Европу в среднем по 170 долл за тыс куб. м. Цены же на газ на европейских рынках в мае уже превысили 300 долл за тыс куб. м. Американский газ сам по себе дешевле российского. На американских рынках его стоимость около 50 долл за тыс куб м. Но эта стоимость в Европе растет из-за транспортировки и цепочки сжижения/разжижения.

Поэтому не удивительно, что США остаются ярыми противниками строительства СП-2. Именно во времена администрации бывшего президента США Дональда Трампа противостояние с ЕС из-за позиции по отношению к проекту России достигло своего пика. Американские чиновники отмечали, что газопровод сделает Европу более зависимой от российских энергоносителей и причинит вред Украине, которая получает плату за транзит газа. Однако немецкое правительство отказалось останавливать проект с россиянами, настаивая, что он является чисто коммерческим, а не политическим. В декабре 2019 года Сенат США ввел санкции против российского газопровода, заставив выйти из проекта международных подрядчиков — компании Saipem и Allseas, с которыми уже много лет сотрудничает «Газпром». Санкции США позволили приостановить строительство СП-2 более чем на год и заставили российского монополиста продолжить до 2025 года транзитное соглашение с украинским оператором ГТС. Однако с момента вступления в должность главы Белого дома Джо Байдена риторика Вашингтона по данному поводу несколько изменилась. Новая американская администрация взяла курс на улучшение отношений с Европой в целом и Германией в частности. 

Недавно в Госдепе заявили, что российская компания, которая стоит за трубопроводом Nord Stream 2 AG, и ее немецкий генеральный директор Маттиас Варниг, приближенный к президенту России Владимиру Путину, продолжают работать над реализацией проекта, что противоречит санкционному законодательству. Но администрация Байдена, тем не менее, пока отказалась вводить более жесткие санкции, аргументируя это тем, что проект почти закончен, а новые санкции лишь навредят отношениям с европейскими союзниками. «Это не то, что я могу позволить Германии что-то делать или нет. Если вводить санкции сейчас, я думаю, это будет контрпродуктивно с точки зрения наших европейских отношений», — сказал Джо Байден. Но добавил, что при этом он является противником проекта с момента его возникновения.

Напомним, проект Северный поток -2 оценивается в 9,5 млрд евро. Его реализует «Газпром» в альянсе с европейскими компаниями Engie, Uniper, OMV, Shell, Wintershall. Они обязались профинансировать строительство суммарно на 50%, то есть на 950 млн евро каждый. «Газпром» предоставит вторую половину средств – 4,75 млрд евро. Президент России Владимир Путин заявлял, что газопровод обязаны ввести в эксплуатацию в начале 2021 года. Однако из-за санкций сроки перенесли на конец года. 

«Северный поток-2»: риски и последствия для Украины

Бывшая заместительница главы МИД и экс-советник председателя правления «Нафтогаза» Лана Зеркаль считает, что США поставили на паузу санкции по СП-2, и не исключает возможности их восстановления. «Я думаю, что они их не вычеркнули. Санкции сняли временно, и это не значит, что их нельзя восстановить в любой момент. Это решение зависит, на мой взгляд, от результатов встречи Путин-Байден и встречи Байден-Зеленский. Ведь остановить достройку «Потока» можно именно санкциями. Санкции есть и сейчас — они действуют по кораблям, которые прокладывают трубу», — сказала она. По ее словам, существует два варианта развития ситуации с украинской ГТС после запуска СП-2. Первый из них – полная потеря транзита через Украину с сомнительными перспективами обжаловать его в международном арбитраже. «Второй сценарий – договоренность с РФ о том, что она будет пользоваться СП, и ей не будут препятствовать в этом, а она гарантирует нам поставки газа по определенным ценам, которые будут называться «хаб минус». Но никто из нас никогда не будет знать, за сколько этот газ действительно кому продается, и из этого получает выгоду. Таким образом, мы снова идем в объятия российской политики, связанной с газом как инструментом», – добавила Зеркаль. 

Политический и экономический эксперт Тарас Загородний считает, что в данном случае, скорее всего, существуют договоренности об определенных уступках со стороны Вашингтона России и Германии, что выглядит особенно смешно на фоне грозных заявлений американской стороны о том, что за хакерской атакой на крупнейший нефтепровод в США Colonial стоит именно Россия. «Так что строительство СП-2 продолжается и, похоже, будет завершено — и все это ради мифического Атлантического единства, о котором Штаты прожужжали всем уши. Американские демократы по своим убеждениям всегда были более «левыми», чем республиканцы, и стремились ни с кем не ссориться. Так, например, война России против Грузии не помешала Обаме «перезагрузить» отношения между Вашингтоном и Москвой. А администрация Байдена продолжает эту недобрую традицию поддержки агрессивных действий России. Впрочем, главный, на мой взгляд, мотив администрации Байдена — попытка избежать ссор с Германией. Однако здесь «в комплекте» с Германией идет и Россия. Хотя по России этот шаг может быть расценен как стратегическое сдерживание ее Штатами и препятствование ее сближению с Китаем, то есть США здесь больше играют против Китая», — считает эксперт. Что же касается Украины, продолжил Загородный, то для нее вся эта история — суровый урок, и последствия будут тяжелыми. «СП-2 опасен для Украины по многим соображениям. А вот Германии он выгоден, поскольку она добивается снижения цены на газ для себя, то есть объективно защищает свои национальные интересы. Украина после всего должна понять, что нужно меньше слушать бред, который несет Запад, и руководствоваться собственными национальными интересами», — добавил он.

Член экспертного совета Министерства энергетики Геннадий Рябцев также считает, что решение новой американской администрации не вводить санкции против проекта Северный поток-2 вовсе не означает, что США полностью свернули свою информационную кампанию по противодействию строительству данного газопровода. «Они считают, что их национальный интерес в настоящий момент состоит в том, чтобы позволить РФ довести проект до логического завершения. К тому же 16 июня должна состояться встреча Байдена с Путиным. Думаю, что данное заявление может рассматриваться как некий аперитивчик перед встречей. Показать, что американцы идут на определенные уступки, значит давайте подумаем, что может Россия предложить в ответ по вопросу, интересующий США. Например, по сирийскому, афганскому или украинскому направлению», — сказал «ЭН» эксперт. В тоже время он обратил внимание на то, что СП-2 – это альтернатива не украинскому маршруту, о чем привыкли рассказывать украинские чиновники, а белорусско-польскому. «Это альтернатива газопроводу «Ямал – Европа». А не газопроводу «Союз». Альтернатива газопроводу «Союз», который поставляет газ в страны Центральной и Южной Европы – это те потоки, которые уже были ранее достроены и против которых ни один из наших политиков ничего не сказал. Это «Турецкий поток» и «Голубой поток». Плюс их продолжение «Балканский поток» (в Болгарию до Сербии), плюс TANAP, по которому будет транспортироваться азербайджанский газ, вытесняя российский с тех рынков, на которых реализовывался газ, который шел транзитом через Украину», — сказал Рябцев.

По его словам, в отличии от Украины, «которая только и делает, что бегает и кричит о том, как ей будет плохо, когда СП-2 достоят», Польша уже давно гарантировала собственную энергетическую безопасность. «Страна не просто выступала против СП-2 в судах, антимонопольных структурах ЕС, на политической арене и продолжает это делать. Польша построила терминал по приему сжиженного газа в Свиноуйсце, прокладывает трубопровод «Baltic Pipe» и подписала соответствующие соглашения на поставки альтернативного российскому газу. Выиграла конкурс на разработку газовых месторождений за пределами своей территории (и даже не один), увеличила собственную газодобычу, построила и продолжает строить угольные тепловые электростанции, уменьшила газоёмкость собственной экономики и повысила эффективность использования газа как такового. Благодаря всем этим принятым и реализованным мерам Польша в результате отказалась продлевать транзитный контракт с «Газпромом» после 2023 года», — рассказал эксперт. В свою очередь в Украине ничего не предпринимают для того, чтоб каким-то образом уменьшить зависимость от России.

«Нам всем рассказывают, что мы избавились от российского газа, при это мы перекупаем российский газ у Словакии, Швейцарии и прочих посредников платя им соответствующий процент. И делаем вид, что не покупаем российский газ. Мы рассказываем о преимуществах украинской ГТС, но при этом зависим от давления в трубе. Мол, будем терять 3-4 млрд. долл. ежегодно. Конечно, если ничего не делать, а только подбрасывать деньги американским конгрессменам на некие лоббистские действия, то, закономерно, что могут возникнуть проблемы. Вместо того, чтоб оптимизировать мощности украинской ГТС уже сейчас, увеличивать добычу собственного газа, участвовать в конкурсах на разработку месторождений зарубежном, думать о том, как принимать сжиженный газ, (возможно, участвовать в увеличении мощностей польского терминала), снижать газоемкость собственной экономики, использовать альтернативные источники энергии, мы рассказываем, что это нам не нужно. При этом заявляя о том, что у Украина ведет войну с РФ и одновременно сожалеем о том, что транзитный контракт с РФ заканчивается через три года. Это просто верх цинизма», — добавил Рябцев. 

По словам финансового аналитика Алексея Куща, Украина имела шанс стать крупнейшим газовым хабом в Восточной Европе. «Вместо этого газовыми хабами становятся государства, которые к этому не имели никаких предпосылок. Турция становится южно-европейский газовым хабом. Польша – центрально-европейским. И теперь глобальным европейским хабом становится Германия. Украина, имеющая крупнейшую ГТС, крупнейшие газовые хранилища и уникальное географическое расположение, на пересечении транзитных потоков между крупнейшим газовым поставщиком – Россией и крупнейшим потребителем — Европой, оказалась в данном случае не у дел. Очевидно, нужно было сильно постараться, чтоб дать такой негативный результат», — сказал «ЭН» эксперт. По его словам, сумма в 3-4 млрд.долл, которые Украина ежегодно получала в виде транзитной ренты от России, была очень важна в государственном масштабе. Во-первых, это, как ни как, порядка 2% нашего ВВП. Для сравнения, вся программа сотрудничества с МВФ составляет 5 млрд.долл., рассчитанная на несколько лет. А тут 3 млрд долл. в год просто в результате логистической ренты. Во-вторых, эти деньги необходимы для поддержания отечественной ГТС. И в-третьих, деньги балансировали финансовый поток «Нафтогаза». То есть, обеспечивали компанию оборотными средствами, прежде всего валютой. Благодаря этому НАК начал активно выходить на валютный рынок, что также оказывало когнитивное влияние на экономику. «Теперь этих оборотных средств не будет. Россия будет использовать данный маршрут в качестве вспомогательного, для прокачки тех объемов газа, которые будут необходимы тем европейским странам, что не могут быть обеспечены газом с помощью обходных газопроводов — Чехии, Словакии, Австрии, Италии. Соответственно эти объемы будут небольшими и нерегулярными. Порядка 30-45 млрд. куб м газа в год. в лучшем случае. Таким образом, Украине придется поддерживать ГТС уже без денег россиян. И каким-то образом в платежном балансе эти несколько миллиардов долларов выручки от рентных услуг перекрывать либо за счет экспорта товаров, (что сомнительно, потому что у нас отрицательное торговое сальдо), либо дополнительными кредитами. Поэтому естественно, что сложившаяся ситуация будет использоваться властью как повод для того, чтоб повышать цены на природный газ для населения», — считает эксперт.

Единственный выход для Украины, убежден Кущ, – это провести качественный анбандлинг НАК «Нафтогаза» с последующим созданием на территории Украины газового хаба. В частности, эта модель предполагает, что наша страна переносит узлы коммерческого учета с западной границы на восточную, и вся отечественная ГТС оказывается включенной в единую европейскую систему. Управление украинской ГТС и подземными хранилищами переходит в руки географического хаба, в реальности являющегося рыночной оболочкой, в которую заходят газовые трейдеры и заключают контракты с поставщиком газа, «то есть заполняют эту оболочку конкретным содержанием». В таком случае переговоры с Россией вели бы уже не украинские чиновники, а европейские трейдеры. Между Украиной и Россией возник бы очень мощный рыночный посредник. «Условно говоря, чтоб наш хаб конкурировал с немецким, польский и турецким. И у нас все карты на руках, чтоб эту конкуренцию выиграть. Однако тот уродский анбандлинг, который прошел в Украине, скрещение ужа с ежом и как результат получили километр колючей проволки, был сделан для того, чтоб политическая элита осталась у газовой кормушки. Поэтому чтобы все заработало необходимо от этой кормушки отодрать за уши чиновников и руководителей «Нафтогаза». Это задача более сложная, чем выиграть конкурентную борьбу у других хабов. В условиях Украины — это задача практически нерешаемая», — добавил он. 

В этом солидарна и эксперт по вопросам энергетики Мария Яковлева. «Украинская ГТС является крупнейшей в Европе по мощности и может быть привлекательной по цене предложения на услуги транзита в связи с тем, что на 100% находится на суше и полностью покрыла все расходы на строительство, в отличие от всех новосозданных потоков. Но это преимущество наша власть не использовала. Это не простая небрежность или незнание, это сознательная стратегическая сдача национальных преимуществ в интересах врага», — сказала «ЭН» эксперт. Она напомнила, что ЕС закупает в РФ около 168-195 млрд.м3 природного газа в год. Этот объем доставляется несколькими путями: газопровод «Северный поток 1» с мощностью прокачки «голубого топлива» 55 млрд.м3; газопровод «Ямал-Европа» (через Беларусь) — 35 млрд.м3; газопровод «Голубой поток» (через Турцию) — 16 млрд.м3, (в 2020 году загруженность составляла 55% (8,8 млрд.м3); газопровод «Турецкий поток», который заработал в январе 2020 года (через Турцию) — 31,5 млрд.м3, в 2020 году загруженность составляла 43% (13,5 млрд.м3); украинская ГТС — 146 млрд.м3, в 2020 году загруженность составляла только 38,2% (55,8 млрд.м3). «Есть еще небольшое время исправить ситуацию. Для этого необходимо сформировать экономически привлекательные пакеты предложений по транзиту на 3, 5, 7 лет из Украины и провести открытый аукцион по их продаже. Например, если сегодня за транзит по СП-1 компании платят 30 долл за тыс.м3 можно с нашей стороны предложить 22-25 долл. как стартовую цену на аукционе и после торгов такая цена может будет 23-26 долл. Можно предложить объединить несколько различных опций, таких как транзит и услуги хранения в наших газовых хранилищах в режиме транзита и, в зависимости от объемов, тоже предложить привлекательные цены, что значительно увеличит привлекательность нашей ГТС и позволит заказчикам услуг транзита сделать выбор в нашу пользу», — говорит Яковлева. Она убеждена, что надеяться исключительно на политические решения не стоит, потому политическая конъюнктура всегда крайне нестабильна. «Позиция США насчет не введения санкций на оператора СП-2 является четким тому подтверждением. Санкции и политическое влияние — это вспомогательный, а не решающий инструмент. Главной здесь является экономическая составляющая», — резюмировала эксперт. 







Последние новости в соцсетях









Экономические новости youtube



Земля




Все фото »

bigmir)net TOP 100