РусУкр

Кризис в Гибралтаре с видом на Западную Сахару. Марокко не первый раз давит нелегалами на Испанию и Европу

 
Печать Отправить на почту

 

 

В ворохе последних событий в мире мигрантское обострение в далекой испанской Сеуте вспыхнуло и погасло, а для многих вообще осталось непонятным, вплоть до ответа на банальный вопрос о том, что это за Испания такая вдруг "нарисовалась" в Африке. И только то обстоятельство, что когда-то случайно довелось побывать в этой "испано-африканской" Сеуте, а также долгое "копание" в интернете позволило, наконец, разобраться в причинах очередной, кстати, далеко не первой атаки, которую Королевство Марокко руками сбегающихся со всей Западной Африки беженцев предпринимает в отношении испанского полуэксклава Сеута, находящегося на африканском берегу аккурат напротив знаменитого Гибралтара.

Кризис в Гибралтаре с видом на Западную Сахару. Марокко не первый раз давит нелегалами на Испанию и Европу

Сразу же заметим, что ничего экстраординарного в произошедшем нет. Среди стран, которые окружают Евросоюз и через которые в Европу стремятся прорваться мигранты из стран Азии и Африки, уже стало доброй традицией шантажировать европейцев тем, что страны-соседи откроют путь мигрантам и не будут препятствовать их транзиту, если Европа или какая-либо из европейских стран не учтут те или иные интересы стран-соседей. Прежде всего, таким шантажом широко известен турецкий лидер Эрдоган, который часто угрожает Европе вообще и Меркель в частности тем, что откроет путь в Европу мигрантам, прежде всего, из соседних бесконечно воюющих Сирии и Ирака, которые скопились в Турции и на ее границах в огромном количестве.

Часто такие требования стран-соседей ЕС являются обоснованными. В частности, встает вопрос о том, почему, собственно, эти страны должны сдерживать напор и размещать на своей территории беженцев, чтобы Европа не чувствовала лишнего дискомфорта от прибытия этих мигрантов в страны ЕС.

Но часто «хотелки» стран-соседей ЕС не имеют ни малейшего отношения к собственно мигрантскому вопросу, который используется как такой себе рычаг давления. Именно это имеет место быть сейчас в связи с мигрантским кризисом в Сеуте, поскольку причиной кризиса является застарелая проблема территории, известной как Западная Сахара, которая расположена далеко на юго-запад от средиземноморской Сеуты на атлантическом берегу Африки.

Немного истории с географией и политики с экономикой

Начнем, как и водится в подобных случаях, с некоторых исторических, географических и международно-политических пояснений.

Итак, Сеута. Это полуэксклав Испании на побережье Африки напротив занимаемого британцами Гибралтара и испанского города-порта Альхесирас в грузооборотом 50 млн тонн в год, входящего в десятку так называемых «мировых портов» Евросоюза. Пропускная способность по контейнерам превышает 3 млн единиц, и по этому показателю порт является крупнейшим в Средиземном море. Кстати, само название Альхесирас, а в оригинале арабское аль-Джазира, является ярким напоминанием того, что в средние века, начиная примерно с 710-х годов и до 1492 года, когда под ударами христиан пал последний Гранадский эмират и окончилась так называемая Реконкиста, на Пиренейском полуострове, то есть в Испании и в Португалии в той или иной степени правили арабы. Первая высадка в 711 году на европейском берегу арабов под командованием под командованием Тарика ибн Зияда (кстати, по происхождению это был бербер, а не араб) произошла, как считается, с территории Сеуты, правитель которой был по ряду причин обижен на тогдашнее Пиренейское королевство вест-готов и предоставил суда мусульманам, которые в тот момент искусством мореплавания особо не владели и кораблями не располагали.

Принято считать, что название «Сеута» может восходить к наименованию данному римлянами семи горам региона: Septem Fratres — «Семь Братьев». Далее произошла трансформация:  Septem— Septa — Ceita — Ceuta. Основали Сеуту предположительно финикийцы, затем там были греки, карфагеняне, римляне, вандалы, визиготы, мусульмане и, наконец, Кастильское королевство, которое считает основой современной Испании.

Кризис в Гибралтаре с видом на Западную Сахару. Марокко не первый раз давит нелегалами на Испанию и Европу

Находящийся на африканском берегу эксклав Сеута представляет собой одноименный город и примыкающую территорию с населением около 85 тысяч человек. Общая площадь эксклава составляет 18,5 кв. км. Эта территория считается составной частью Испании и имеет статус Автономного города в составе Королевства Испания. Такой же статус имеет испанский эксклав Мелилья, находящийся на средиземном берегу Африки несколько восточнее и точно так же вгрызающийся в территорию Марокко, а также скалистый полуостров Пеньон-де-Велес-де-ла-Гомера.

Сеута граничит, с одной стороны, с морем, а с другой — повторим, с территорией Королевства Марокко. От Марокко Сеута отгорожена так называемой Сеутской стеной длиной 8,4 км, построенной в 1993 году на средства Евросоюза для защиты от неконтролируемого наплыва мигрантов из Африки. Эта стена высотой 6 метров представляет собой ограждение с колючей проволокой в два ряда, между которыми имеется проезд для патрулей. Стена по концам заходит на определенное расстояние в море на значительную глубину, чтобы ее нельзя было обойти по воде, но во время морских отливов обход стены по морю упрощается, чем часто пользуются нелегалы.

Вопрос нелегалов в Сеуте обстоит серьезно, в чем довелось убедиться лично. Из испанского Альхесираса в Сеуту и обратно можно достаточно комфортно и быстро добраться паромом — расстояние через пролив составляет около 34 км, а время в пути — около часа. Паромы обычно имеют вид больших катамаранов, в трюме которых перевозятся автомобили, включая грузовые камионы, а на верхних палубах расположены места для пассажиров. Акватория Гибралтарского пролива жестко контролируется, в самом проливе дуют сильные ветры и имеется довольно сильное течение, а потому на резиновых лодках и прочих подобных плавсредствах особо не поплаваешь, и нелегалы, проникнув в Сеуту, стремятся просочиться на паромы, чтобы переправиться на европейский берег, собственно, в Испанию.

Поэтому контроль пассажиров при перемещении туда и обратно на паромах забавным образом напоминает известную «систему ниппель». Пограничного контроля нет, поскольку перемещение осуществляется между двумя территориями Испании. Наличествует только контроль полицейский, но очень похожий на пограничный с кабинками, «вертушками», с компьютерной проверкой паспортов и так далее. Но при отправлении из европейского Альхесираса в африканскую Сеуту контроль весьма формальный.

А вот в обратном направлении, из Африки в Европу контроль весьма серьезный. Бдительный сержант в кабинке, не поднимая головы, долго изучал украинский паспорт и допытывался: «Where are you from? Morocco?!». Служебное рвение подчиненного прервал, очевидно, его начальник-офицер, стоявший рядом. Он толкнул сержанта в бок, смеясь и показывая на абсолютно славянскую внешность обладателя паспорта, не имеющую ничего общего с коренными жителями Марокко и Африки вообще. Подняв голову, сержант ухмыльнулся, разблокировал «вертушку» и пробормотал что-то типа «Okey! Please pass!» Сейчас, глядя на видео, как нелегалы, преимущественно даже не арабской, а сугубо африканской внешности (и уж никак не славянской с украинскими паспортами!), вплавь по морю добираются до берегов Сеуты, подобные строгости вызывают только усмешку, поскольку вряд ли потом эти нелегалы вот так прямо идут через полицейский контроль на посадку в паром, а явно стараются прошмыгнуть туда незамеченными. К тому же, в медиа есть информация о том, что переправкой нелегалов в Европу занимается организованная преступность.

Но все это к тому, что проблема нелегалов в Сеуте реально существует, причем очень серьезная. Обострение именно этой проблемы имело место недавно…

Наличие испанских территорий на противоположном африканском берегу Средиземного моря обусловлено «славным» колониальным прошлым Испании. Глубоко вдаваться в историю смысла нет, но можно вспомнить уже новейшую историю ХХ века, когда в 1912-1952 года после «договорняков» с Францией, доминировавшей в Северной Африке, образовался Испанский протекторат Марокко, проще говоря Испанское Марокко в виде части современного марокканского побережья. После отказа Испании от колониального доминирования в Африке в ее составе остались эксклавы Сеута и Мелилья, а также ряд мелких островков у марокканского побережья на основе некоторых коллизий в международно-правовых документах, вдаваться в которые не будем.

Отметим только, что вокруг этих территорий периодически возникают обострения отношений между двумя королевствами — Испанским и Марокканским. В частности, в 2002 году руководство Марокко приняло решение о занятии небольшого островка Перехиль (Лейла) размером 500 на 300 метров у берегов Марокко, принадлежность которого Испании оспаривается Марокко, причем обе стороны настаивают на том, что этот клочок земли в 200 метрах от берега Марокко используется криминалитетом для контрабанды наркотиков и нелегальной миграции. До вооруженного конфликта дело не дошло, но для дипломатического урегулирования пришлось подключаться даже тогдашнему госсекретарю США Колину Пауэллу.

Кстати, Перехиль (Perejil) в переводе означает «петрушка»…

В целом же, несмотря на периодически возникающие «терки» Марокко и Испания стараются не доводить противоречия до крайностей, поскольку имеют друг к другу сугубо экономический интерес. В обеих странах не устают подчеркивать заинтересованность в экономическом сотрудничестве. Испания занимает лидирующие позиции по инвестициям в Марокко. В разное время, до трети и выше экспорта Испании в Африку приходилось на Марокко. Испанские туристы массово посещают эту африканскую страну.

И все же, еще один очень краткий экскурс в древнейшую историю сделать нужно, поскольку это место, являющееся самой узкой частью Гибралтарского пролива, соединяющего Средиземное море с Атлантическим океаном, имеет историко-культурное значение, нашедшее отражение древнегреческом мифологии, в которой упоминаются так называемые Геркулесовы столбы. Это высоты, обрамляющие вход в Гибралтарский пролив. Северным таким «столбом» является удерживаемый Британией полуостров Гибралтар, представляющий собой скалу (Rock of Gibraltar), а южным «столбом» считается, по одной версии, гора Джебель-Муса в Марокко, а по другой версии, гора Абила рядом с Сеутой.

В греческой, а затем в римской мифологии есть сюжет о 12 подвигах Геракла (Геркулеса). Согласно мифам, в ходе одного из таких подвигов Геракл в своем путешествии на запад отметил самую дальнюю точку своего вояжа в виде Геркулесовых столбов. Эта точка служила границей для мореплавателей в античную эпоху, поэтому в переносном смысле «Геркулесовы столбы» — это край света, предел мира, и выражение «дойти до геркулесовых столбов» означало «дойти до предела». В Сеуте даже установлена скульптурная композиция, в которой «накачанный бородатый мужик», символизирующий Геракла, раздвигает два столба какого-то «дорическо-ионического вида». Правда, сейчас ходят версии о том, что финикийцы и их потомки из Карфагена ходили далеко за пределы Геркулесовых столбов в Атлантику, в том числе огибали Африку, посещали Канарские и Азорские острова и чуть ли даже не до Америки доплывали, но это уже другая, очень интересная история.

Все эти подробности поданы для того, чтобы хотя бы кратко описать тот самобытный историко-культурный и географический фон, на котором разворачивались нынешние события в Сеуте и ее окрестностях.

А теперь перенесемся в Западную Сахару

Как уже говорилось, события в Сеуте неразрывно связаны с еще одним африканским регионом, к которому имеют отношение Испания и Марокко. Это территория, известная как Западная Сахара, которая часто становится едва ли не самым главным камнем преткновения в отношениях между «двумя королевствами». И без понимания того, что эта территория собой представляет, невозможно понять суть происходящего.

Кризис в Гибралтаре с видом на Западную Сахару. Марокко не первый раз давит нелегалами на Испанию и Европу

Итак, Западная Сахара — по-испански Sahara Occidental, прежнее название — Испанская Сахара, исторические названия — Вади-Захаб (Рио-де-Оро, то есть «Золотая речка») и Сегиет-эль-Хамра («Красный ручей»). Это спорная территория на северо-западе Африки площадью около 267 тысяч кв. км. С запада омывается Атлантикой, на севере граничит с Марокко, на северо-востоке — с Алжиром, на юге и востоке — с Мавританией. Является самой крайней юго-западной точкой так называемого Магриба, простирающегося от западных границ Египта до атлантического побережья Северной Африки. Название макрорегиона Магриб происходит о арабского «аль-Магриб», что означает «там-где-закат», проще говоря, «запад».

Кстати, официальное арабское название Марокко — «аль-Мамля́кату ль-Магриби́яту», т.е. Королевство Марокко, а дословно Королевство Магриба, поскольку это самый крайний запад Северной Африки. Характерной особенностью стран Магриба, куда входят, кроме Марокко, Ливия, Тунис, Алжир, Мавритания, является то, что, несмотря на арабизацию и исламизацию, начиная с VII века, здесь очень сильны позиции предшествовавшего арабам условно автохтонного этнонационального субстсрата в лице берберов — населения Северной Африки, которые относят к европеоидной расе. Берберы (самоназвание — амазиг, амахаг, что значит «свободный человек») составляют несколько родственных народов разговаривающих на берберских языках, составляющих берберо-гуанчскую семью афразийской макросемьи языков, они имею самобытную графику, восходящую якобы к финикийскому письму, хотя в ХХ веке берберские языки переходили на латиницу. Например, в Марокко официальными являются арабский и берберские языки, причем марокканский, шире магрибский, диалект арабского сильно отличается от арабского литературного языка и обычно не понятен арабам Ближнего Востока.

Кризис в Гибралтаре с видом на Западную Сахару. Марокко не первый раз давит нелегалами на Испанию и Европу

Возвращаясь собственно к Западной Сахаре, следует сказать, что Испания здесь доминировала со времен колониализма. В конце позапрошлого века во время официального закрепления колониального раздела Африки права Испании на Западную Сахару были подтверждены на Берлинской конференции 1884 года. После этого Западная Сахара была известна под названием «Испанская Сахара». После получения независимости от Франции в 1956 году Марокко постоянно заявляло территориальные претензии на Западную Сахару. Тем не менее, в 1958 году Испанская Сахара получила статус испанской провинции, а Марокко продолжало давление на Испанию, в том числе путем многотысячных безоружных маршей в стиле Махатмы Ганди.

Наконец, в 1975 году Испания отказалась от контроля над Западной Сахарой, подписав Мадридские соглашения, которые не были опубликованы официально, поскольку противоречили принятому испанским парламентом закону о деколонизации Западной Африки.

Но отказ Испании от контроля над регионом не принес стабильность и справедливость.

Сначала Марокко и Мавритания ввели в регион войска, разделив его между собой. Затем значительно более обширная по площади, но немногочисленная по населению, а также во много раз более слабая в военном, образовательном, экономическом планах Мавритания отказалась от территориальных притязаний в Западной Сахаре.

В 1979 году Западная Сахара была оккупирована Марокко, за исключением свободной зоны, составляющей около 20% территории региона. В 1981-1987 годах свободная зона была отгорожена от оккупированной марокканцами части региона так называемой марокканской стеной. В результате, свободная от Марокко зона оказалась как бы «размазанной» по восточной и южной границе Западной Сахары с Мавританией. При этом крайний юго-западный торец зоны имеет небольшой выход к Атлантике, а крайний северо-восточный конец имеет небольшую границу с Алжиром.

Общее население оккупированной и свободной зон составляет 586 тысяч человек по оценкам 2015 года, площадь 266 тысяч кв. км. Население составляют в основном берберы и арабы-сахарави, причем в отношении арабского происхождения сарахави есть разные мнения

Ответ на вопрос, зачем Марокко этот небольшой участок пустыни с видом на Атлантический океан, суть следующий.

Западная Сахара не приспособлена для оседлого сельского хозяйства из-за жаркого засушливого климата и каменистой, песчаной почвы. Кочующие пастухи разводят овец, коз и верблюдов.

Но на территории Западной Сахары имеются богатые залежи фосфатов, разработка которых началась еще в начале 1970-х годов. Считается, что Западная Сахара находится в числе мировых лидеров по запасам фосфатов.

Вторым природным богатством являются прибрежные атлантические воды Марокко и Западной Сахары, богатые на рыбу, прежде всего, знаменитые марокканские сардины. Марокко не только осуществляет вылов рыбы, но также продает лицензии на ее вылов в своих территориальных водах рыбакам других государств, причем среди них много рыбаков из Испании и вообще из Евросоюза. Беглого взгляда на карту достаточно, чтобы понять, что, присоединяя к себе Западную Сахару, Марокко существенно удлиняет океаническое побережье, соответственно, увеличивает территориальные воды и рыбные запасы, которые можно вылавливать или продавать право на их вылов другим.

Кстати, входящие в состав Испании Канарские острова находятся в непосредственной близости от берегов Западной Сахары.

Именно это обстоятельство часто становится причиной конфликтов Марокко с Евросоюзом, в результате чего Сеута подвергается нашествию нелегалов, о чем далее.

В ответ на марокканскую оккупацию в Западной Сахаре возник Фронт ПОЛИСАРИО, получивший такое название как испаноязычная аббревиатура от «Народного фронта освобождения Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро» (Frente Popular de Liberación de Saguía el-Hamra y Río de Oro), где указанные два региона и образуют Западную Сахару. Эта организация развернула партизанскую войну против марокканской оккупации при поддержке Алжира, в котором находится большое количество беженцев, покинувших Западную Сахару после марокканской оккупации.

В феврале 1976 года Фронт ПОЛИСАРИО провозгласил Западную Сахару независимым государством под названием Сахарская Арабская Демократическая Республика (САДР). Такое название вызывает вопросы в виду далеко не только арабского, а скорее берберского населения региона.

В разное время САДР была признана 84 государствами, хотя позднее 24 из этих государств разорвали дипломатические отношения с САДР, а 11 стран заморозили по причине неопределенности статуса этой территории. Тем не менее, САДР является членом Африканского Союза, бывшей Организации Африканского единства. Временная столица САДР расположена в Тифарити — оазисе на северо-востоке Западной Сахары.

С 2018 года и по настоящий момент президентом САДР и генеральным секретарем Фронта ПОЛИСАРИО является Брагим Гали, из-за которого, как считается, и возникло нынешнее обострение в Сеуте, о чем далее.

ООН не признает суверенитет Марокко над оккупированной им частью Западной Сахары, как не признает и самопровозглашенную САДР, отказываясь принимать ее в состав Объединенных Наций. ООН требует провести референдум о статусе территории.

В апреле1991 года в соответствии с «предложениями Генерального Секретаря ООН по урегулированию», на которые в августе 1988 года дали свое согласие Марокко и Фронт ПОЛИСАРИО, Совет Безопасности Организации Объединенных Наций принял Резолюцию 690 (1991), на основании которой была создана Миссия Организации Объединенных Наций по проведению референдума в Западной Сахаре (МООНРСЗ).

Но референдум до сих пор не состоялся из-за разногласий между сторонами по вопросу согласования списков лиц, имеющих право голосования на референдуме. Следует отметить, что с 1970-х годов в Западной Сахаре поселилось много марокканцев, и результат референдума предсказать сложно. В связи с этим, Совет Безопасности ежегодно своим решением продлевает срок работы МООНРЗС на очередной год.

Таким образом, Западная Сахара остаётся спорной территорией между Марокко, осуществляющим управление над территорией, и Фронтом ПОЛИСАРИО, представляющим интересы коренного населения Западной Сахары и выступающим за её независимость. Хотя по поводу того, насколько эта организация выражает интересы населения Западной Сахары, есть некоторые сомнения, как и относительно того, насколько это население свои интересы осознает.

Пока что достижением можно считать тот факт, что установилось определенное перемирие, но до политического урегулирования пока далеко.

Многолетний сериал «Марокко спускает нелегалов на Сеуту»

А теперь вернемся, наконец, опять в Сеулу, еще раз заметив, что вышеуказанное следовало изложить, чтобы объяснить причины произошедшего там обострения, поскольку причины его лежат именно в Западной Сахаре.

Итак, обострение началось в середине мая нынешнего года, когда в Сеуту неожиданно начался массовый приток нелегалов из Марокко. Они прибывали преимущественно по воде в обход Сеутской стены, когда на спасательных кругах и надувных лодках, когда просто вплавь, а также во время отлива по скользким камням в обход стены. По разным оценкам, в Сеуту прибыло около 8000 нелегалов, из них около 1500 детей, что составляет около 10% населения эксклава.

Кризис в Гибралтаре с видом на Западную Сахару. Марокко не первый раз давит нелегалами на Испанию и Европу
Беженцы стремятся попасть в Сеуту (18 мая 2021 г.)

Западные медиа сходятся на том, что приток беженцев был инспирирован властями Марокко, чтобы оказать давление на Испанию в ответ на ее решение предоставить лидеру Фронта ПОЛИСАРИО Брахиму Гали возможность лечиться в одной из больниц Мадрида от ковида. Он пребывает на лечении в Испании с апреля нынешнего года.

Кризис в Гибралтаре с видом на Западную Сахару. Марокко не первый раз давит нелегалами на Испанию и Европу

Собственно, Марокко не особо и скрывает, что нынешнее обострение вызвано именно пребыванием на лечении в Испании лидера фронта.

Марокканский государственный министр по вопросам прав человека Мустафа Рамид раскритиковал действия Испании, которая, по его словам, «дала убежище лидеру группировки, поднявшей оружие против Марокко».

В западных медиа высказывается следующее мнение. В марокканской столице Рабате опасаются, что, в связи с лечением Гали, усилятся сомнения в претензиях Марокко на суверенитет над Западной Сахарой.

Здесь важен следующий контекст. Марокканские власти стали надеяться на международное признание своего суверенитета над Западной Сахарой после того, как в декабре 2020 года тогдашний президент США Дональд Трамп заявил, что намерен признать его. Если честно, то трудно понять, что двигало Трампом, и это похоже на его неадекватное признание Иерусалима столицей Израиля. Насколько можно понять, нынешняя администрация Байдена активничать в вопросе Западной Сахары не торопится.

Зато заявление Трампа вызвало обострение отношений Марокко с Германией, которая раскритиковала решение Трампа и созвала заседание Совета Безопасности ООН по этому вопросу. В начале мая Марокко отозвало своего посла из Берлина, объясняя этот шаг «враждебными» действиями Германии. Власти в Рабате указали, что протестуют против действий Германии в конфликте вокруг Западной Сахары. Они обвиняют правительство ФРГ в «деструктивной позиции».

Вполне возможно, что нынешнее мигрантское обострение на границах ЕС вызвано еще и «терками» Марокко с Берлином. Поскольку общих границ с Германией североафриканское королевство не имеет, то пострадала испанская Сеута. Надо полагать, в Рабате рассчитывали, что Мадрид надавит на Берлин, чтобы лишиться очередного «головняка» с мигрантами в своем африканском эксклаве.

Но с давлением на Испанию, Германию и Европу в целом не получилось. С резким заявлением выступил Евросоюз в лице комиссара ЕС по внутренним делам Илвы Йоханссон.

Европейская комиссия призвала власти Марокко остановить резко возросший поток мигрантов в испанскую Сеуту, включая несовершеннолетних. Еврокомиссар отметила, что на пути в Сеуту мигранты подвергали свою жизнь опасность, многих пришлось спасать, один человек погиб.

«Важнее всего сейчас, чтобы Марокко продолжило принимать усилия по предотвращению неправомерных выездов из страны», — указала она.

Кроме того, люди, не имеющие права оставаться на территории ЕС, должны быть в установленном порядке возвращены в Марокко, добавила она.

«Испанские границы – это европейские границы. Европейский Союз хочет строить отношения с Марокко на основе доверия и общих обязательств. Миграция является ключевым элементом в этой связи», — подчеркнула она.

Кризис в Гибралтаре с видом на Западную Сахару. Марокко не первый раз давит нелегалами на Испанию и Европу

Словом, реакция ЕС была хоть и сдержанной, но более чем осуждающей по отношению к властям Марокко, допустившим массовый исход мигрантов.

В ответ с выступил МИД Марокко с обвинениями в адрес Испании, которая, дескать, сама виновна в конфликте, но втянула в него Евросоюз, ссориться с которым Рабату, надо полагать, не с руки.

В заявлении министра иностранных дел, африканского сотрудничества и по вопросам марокканцев, проживающих за рубежом, Насера Бурита от 24 мая говорится, что Испания спровоцировала кризис в отношениях с Марокко и хочет перенести его на всю Европу.

«Испания не консультировалась с Европой перед принятием решений, затрагивающих интересы Марокко? Испания не консультировалась с Европой перед тем, как пренебречь шенгенскими правилами и разрешить въезд к себе обманным путем человека, разыскиваемого правосудием», — отметил глава МИД, имея в виду Брахима Гали — генерального секретаря Фронта POLISARIO.

Гали в Марокко считают военным преступником.

«Испания создала кризис [в отношениях с Марокко] и хочет перенести его на Европу», — пояснил Бурита.

По его словам, речь идет о «двустороннем кризисе между Марокко и Испанией, который не имеет ничего общего с Европой». По словам министра, Мадрид «пытается отвергнуть дискуссию и переключиться на миграционный вопрос, хотя сутью кризиса являются недобросовестные действия со стороны Испании по отношению к Марокко, его народу и стратегическим интересам».

«Сегодня существует проблема доверия, взаимного уважения к непосредственному партнеру в кризисе, который создала сама Испания, и она же должна найти выход из него», — подытожил глава МИД Марокко.

Подобные высказывания марокканского министра лишний раз подтверждают, что атака мигрантов на Сеуту была ответом на лечение лидера Фронта ПОЛИСАРИО.

Кризис в отношения между Испанией и Марокко привел к тому, что 18 мая посол Марокко в Испании Карима Беняиш была отозвана для консультаций.

В то же время, в Марокко, похоже, поняли, что зашли слишком далеко, и решать проблемы Западной Сахары путем эскалации мигрантских потоков, да еще в другом месте за тысячи километров от спорной территории — это явно «не комильфо».

Поэтому марокканская сторона начала принимать обратно мигрантов, которых испанцы выдворяют с территории эксклава.

Об этом, в частности, свидетельствует заявление премьера Испании Педро Санчеса, который во время посещения Сеуты подчеркнул, что примерно половина нелегалов уже выдворена обратно в Марокко, и этот процесс продолжается.

Подобные кризисы и мигрантские атаки случаются в Сеуте очень часто и превратились в своего рода сериал. Ничего нового здесь нет, разве только именно нынешний кризис по стечению обстоятельств попал в фокус медиа более рельефно.

Похожий случай имел место в феврале 2017 года, и тогда причиной тоже стала проблема, связанная с Западной Сахарой. Впрочем, тогда наплыв был куда менее многочисленным, и число прорвавшихся в Сеуту доходило до тысячи. Но и это создало проблемы, поскольку местный центр по временному содержанию иностранцев оказался переполненным, и власти Сеуты запросили экстренной помощи у армии, которая предоставила палатки, одеяла и полевые кухни. Интересно, что в 2017 году среди беженцев не было арабов или берберов, то есть «лиц марокканской национальности». По свидетельству местных чиновников Сеуты, это были преимущественно представители народов «черной Африки», граждане Камеруна, Сенегала, Буркина Фасо, Бенина и других западноафриканских государств. В этих странах на тот момент не было войн и каких-либо серьезных конфликтов, поэтому они не имели прав на получение убежища. Но поскольку эти люди обычно скрывают свое гражданство, выдворить их просто некуда.

«Мы вынуждены переправлять их на Пиренейский полуостров, где они оказываются на свободе и отправляются далее — во Францию, Германию и Великобританию», — констатировал представитель администрации Сеуты.

Причиной «нашествия» мигрантов в феврале 2017 года называют то обстоятельство, что власти Марокко «обиделись» на ЕС. В декабре 2016 года суд Евросоюза подверг ревизии соглашение об экономическом сотрудничестве с Рабатом, решив, что этот договор не распространяется на Западную Сахару и ее прибрежные воды, которые Марокко считает своими, а международное сообщество считает спорной территорией, поскольку на нее претендует западно-сахарский Фронт ПОЛИСАРИО. Иными словами, суд ЕC практически лишил марокканцев доходов от предоставления европейским странам права ловли рыбы у берегов этой территории.

В ответ министерство сельского хозяйства и морского рыболовства Марокко заявило, что «ЕС недостаточно ценит» усилия Марокко по сдерживанию миграционных потоков, которые обходятся его стране «очень дорого». Подобные мнения звучали и в марокканских СМИ.

В ответ контроль марокканских пограничников был ослаблен, и беженцы двинулись в Сеуту. Но как только чиновники ЕС сели за стол переговоров с марокканской стороной об урегулирования «рыбного спора», марокканская жандармерия резко усилила служебное рвение, и поток мигрантов на территорию испанского эксклава мгновенно иссяк.

Как говорится, комментарии излишни…

Марокко — мигрантский отстойник Европы

Но не следует во всем обвинять только Марокко. Здесь все сложнее, и Евросоюз также несет ответственность за происходящее.

Стремясь к лучшей жизни, тысячи африканцев, преимущественно из Западной Африки, стремятся попасть в Европу через Марокко, чему способствует наличие на африканском берегу испанских эксклавов Сеута и Мелилья, вклинивающиеся в марокканскую территорию.

По данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (UNHCR), ежегодно в Сеуту и Мелилью пытаются прорваться несколько тысяч нелегальных мигрантов. Они либо перебираются через стену с риском удиться, либо добираются вплавь, что иногда оканчивается трагически, часто пограничники открывают огонь резиновыми пулями.

Подавляющее большинство нелегалов отлавливают и отправляют обратно в Марокко. Делается это в обход судебных процедур, которые часто невозможны из-за отсутствия у нелегалов документов и невозможности даже установить личность. Тем самым нарушается международная конвенция, но это допускается испанскими нормативными актами, на что в ЕС закрывают глаза, а иначе поток мигрантов хлынет на континент.

Многие беженцы остаются жить в Марокко. В 2014 году Марокко стало первой и до сих пор единственной на севере Африки, где было введено необычное правило, позволяющее беженцам получить законный статус пребывания: если мигрант регистрируется, он получает право проживать в Марокко в течение года. Этот срок может быть продлен, если за это время мигрант находит работу. Однако если ему и удается трудоустроиться, то только, как правило, в неформальном секторе экономики.

Зарегистрировавшиеся мигранты без средств к существованию имеют право на получение социальных выплат. Кроме того, при распределении льготных квартир их заявления рассматриваются в том же порядке, что и от марокканских граждан, что вообще вызывает изумление.

Делается это под одобрительные возгласы разного рода европейских правозащитных и благотворительных организаций, хотя все эти блага далеко не на всех распространяются и служат скорее «заманухой», превращающий Марокко в «накопитель» мигрантов.

По разным оценкам, в Марокко осели десятки тысяч беженцев. Поскольку мало кто из них официально регистрируется, точно оценить их количество невозможно. Не имея официальной регистрации, мигранты не могут официально работать, часто перебиваются тем, что просят милостыню, вовлекаются в криминальные структуры. По этой причине, отношение марокканцев к мигрантам неуклонно ухудшаются, и отмечается рост случаев расовой дискриминации, расизма, насилия.

Полиция проводит спецоперации в нелегальных лагерях беженцев. Многих мигрантов отправляют в центры временного пребывания на юге страны, где они подвергаются пыткам и жестокому обращению.

Жесткие меры по отношению к беженцам направлены на выполнение требования Евросоюза, согласно которому стремящиеся в Европу мигранты должны быть перехвачены еще далеко за ее пределами. Для этого ЕС выделяет Марокко суммы, исчисляемые десятками миллионов евро.

Но и в самом Марокко социально-экономическая ситуация является крайне нездоровой. Постоянные засухи уничтожают урожаи, местные жители выращивают коноплю, которая потом нелегально переправляется в Европу. Безработица, по разным оценкам, достигает четверти трудоспособного населения. Словом, проблем в Марокканском королевстве хватает и без мигрантов из Африки.

И здесь возникает любопытный поворот. В 2013 году ЕС и Марокко заключили соглашение, предусматривающее облегченное получение виз и разрешений на работу в ЕС для марокканцев в обмен на меры по удержанию нелегальных мигрантов, стремящихся попасть в Европу. Таким образом, Марокко где-то даже выгодно служить отстойником мигрантов для Европы, поскольку за это имеет определенные бонусы. А наличие контингента мигрантов позволяет, как видим, использовать их в виде этакого рычага для давления и шантажа с целью увеличения этих бонусов.

Иными словами, ЕС также несет изрядную долю ответственности за неуклонно обостряющуюся мигрантскую проблему.

Но самой главной причиной являются резкие социально-экономические различия между центром капиталистической миросистемы и ее периферией. Поток мигрантов будет и далее неуклонно расти, поскольку эти различия, противоречия между центром и периферией глобальной системы нарастают и обостряются.





Политические новости



Последние новости в соцсетях









Экономические новости youtube



Тарифы




Все фото »

bigmir)net TOP 100