Проблемы глобальной экономики: спекулятивное повышение цен без реального экономического роста

 
Печать Отправить на почту

 

 

В международной финансовой системе скопились огромные массы обесценивающихся денег, и эмиссия денег продолжается. В связи с этим наблюдается настоящий спекулятивный бум, выражающийся в скупке любого мало-мальски ликвидного товара, прежде всего, нефти, зерна, драгметаллов и модного сейчас биткойна, то есть на рынках наблюдается надувание пузыря, который может в любой момент оглушительно лопнуть, обвалив нынешнюю хрупкую глобальную финансовую стабильность.

Проблемы глобальной экономики: спекулятивное повышение цен без реального экономического роста

Если следовать аналогиям из психиатрии, это корректнее было бы назвать «диссоциативным расстройством идентичности», что, собственно, и является раздвоением этой самой идентичности. Но более распространенным и звучным является именно термин «шизофрения», введенный швейцарским психиатром Эйгеном Блейлером, кстати, учителем великого Карла Густава Юнга., информируют Экономические Новости.

Дилемма текущего момента

А в глобальной экономике налицо именно такое патологическое раздвоение…

Выражается это раздвоение в следующем. С одной стороны, экономики большинства развитых стран по причине коронакризиса по результатам 2020 годы ушли в глубокое падение, и только экономика Китая показала не слишком высокий, как для Поднебесной, но все же рост в 2,3%. Как показано на диаграмме, падение экономики США оценивается в 3,7%, Германии — — 5%, Японии — 5,3%, Франции и Италии — в 9,1%, но всех более обвалилась экономика Великобритании, где к коронакризису добавились экономические проблемы, вызванные выходом страны из Евросоюза.

Но с другой стороны, несмотря на жалобы относительно отсутствия работы, падения доходов, вынужденной экономии из-за ограничений, в финансовой системе скопились огромные массы обесценивающихся денег, и эмиссия денег продолжается. В связи с этим наблюдается настоящий спекулятивный бум, выражающийся в скупке любого мало-мальски ликвидного товара, прежде всего, нефти, зерна, драгметаллов и модного сейчас биткойна, то есть на рынках наблюдается надувание пузыря, который может в любой момент оглушительно лопнуть, обвалив нынешнюю хрупкую глобальную финансовую стабильность, а заодно и сырьевые рынки, от чего Украина может очень сильно пострадать.

Словом, спекулятивный рост цен без реального экономического роста, более того, в условиях падения экономик ведущих стран, чреват серьезнейшими последствиями не только для этих стран, но и для периферии глобальной капиталистической системы, к которой относится и Украина.

И вдруг подорожало все!

На пике коронакризиса звучали предупреждения, что экономика после него будет восстанавливаться очень и очень долго. Собственно, так и есть: два прошедших месяца пока не дают достаточной информации, чтобы уверенно судить об экономической динамике, но реальная экономика пока что не дает особых поводов верить в скорый существенный рост.

В то же время, цены на ряд товаров на мировых рынках бьют рекорды, как во время экономического бума.

Прежде всего, следует сказать о нефти. Еще год назад цены на черное золото, что называется, уходили в минуса по причине перепроизводства сырья и разборок Москвы с ОПЕК. Причем проблемы с крайне низкими ценами на нефть начались еще до эпидемии, а коронакризис эти проблемы еще сильнее обострил. Об этом приходилось подробно писать без малого год назад , причем дважды. В те отнюдь еще не далекие времена продать нефть за 20 долларов было удачей, излишки нефти не было где хранить, хранилища были переполнены, а на рейдах и в открытом океане дрейфовали сотни судов с нефтью, томительно ожидая, где бы ее выгрузить. Ожидалось, что на докризисные котировки цены на нефть выйдут примерно этак года через три…

И вот не прошло и года, как котировки на нефть, хоть и колеблются, но приближаются к 70 долларам. Поговаривают, что в скором времени цена может достичь даже 100 долларов за баррель, и хотя пока о реальности этих прогнозов говорить сложно, но факт взрывного роста цен на нефть налицо. И что, пожалуй, важнее всего, запасы нефти уменьшились незначительно по причине кризиса и низкого спроса, но цена на нее резко выросла, хотя свободных емкостей для ее хранения имеется очень мало.

Разгадка этого странного феномена проста: инвесторы вкладывают переизбыток денежной массы в любые реальные активы, о чем далее. Правда, в случае с нефтью, деньги вкладываются скорее в деривативы, то есть в нефтяные контракты, но рост цен на фьючерсы тянет за собой рост цен на реальную нефть, а вслед за ней и на нефтепродукты, о чем также далее.

К тому же, как говорится, не нефтью единой…

Дорожает золото. Но это как раз вполне ожидаемо в условиях гигантской эмиссии денег.

Подорожал модный нынче биткойн, то есть криптовалюта. Если летом он стоил около 11 тысяч долларов за монету, то сейчас подходит уже к 60 тысячам. Ходят слухи, что биткойн в 2021 году может вырасти до 100 и даже до 200 тысяч долларов за монету. Впрочем, биткойн — это отдельная тема, поскольку представляется, что криптовалюта сама по себе является мыльным пузырем, этаким «непонятно чем из ниоткуда».

Намного показательнее тот факт, что в 2020 году в условиях резкого падения экономик ведущих стран росли биржевые индексы: S&P500 — на 15%, Dow Jones — на 5,5%, Nasdaq — и вовсе на 45%, поскольку последний индекс относится к высокотехнологичным компаниям, а 2020 год стал звездным часом для IT-отрасли.

Рост индексов сам по себе ни хорош ни плох, но большое значение имеет адекватность  таких более чем абстрактных маркеров, как фондовые индексы. По мнению западных аналитиков, акции многих компаний уже сильно переоценены, что и привело к неадекватному росту индексов. Причина видится в переизбытке денег, владельцы и распорядители которых ищут точки приложения, и в результате надуваются пузыри на фондовом рынке, фактически на рынке деривативов, оторванном от реальной экономики, в которой, опять повторим, имеет место не рост, а наоборот, преимущественно падение, за исключением разве только IT-сферы.

Рано или поздно эти пузыри могут лопнуть, обвалив финансовую систему, как глобальную, так и локальную, причем пострадают, прежде всего, страны периферии, включая сырьевую Украину. Именно так произошло в 2008 году, когда лопнул пузырь на рынке недвижимости и соответствующих деривативов.

Но это в максимуме, а в минимуме эти процессы ведут к разгону глобальной инфляции, что также чревато большими проблемами, в том числе, для Украины, поскольку импортируемые ею энергоносители дорожают быстрее, чем экспортируемый металл, руда и зерно.

Откуда дровишки… точнее деньжата?

Причины ажиотажа — это, повторим, появление большого количества свободных денег, ищущих вложения. И здесь следует выделить два главных источника таких денег — эмиссия денег для «тушения» коронакризиса и накопленные за время действия ограничений денежные остатки.

Известно, что в прошлом году в США с целью смягчения кризисных явлений и предотвращения дефляционного «схлопывания» экономики было эмитировано более триллиона долларов. 

Недавно Конгресс США одобрил эмиссию еще 1,9 трлн долларов для поддержки бизнеса и домохозяйств, увеличения пособий по безработице и так далее.

В результате, несмотря на кризис, падение экономики, наличие 4,5-миллионной армии получателей пособий по безработице и прочих «негараздів», выручка американских компаний не падает, как это должно быть, а растет. Если во втором квартале 2020 года она составляла 1 739,103 млрд долларов, то в третьем квартале она достигла 2 126,656 млрд долларов, хотя в докризисном третьем квартале 2019 года составляла 1 920,338 млрд долларов.

Перефразируя слова персонажа из кинокомедии Леонида Гайдая, «вот что печатный станок животворящий делает!»

Европа также вовсю тушила коронакризисный пожар эмиссионными деньгами.

Об этом интересно пишет Борис Фельдман, главный редактор выходящей в ФРГ русскоязычной газеты «Русская Германия» :

«Европа накопила за карантин бесстыдно много денег. После любой войны начинается экономический бум. Это аксиома. Но годовая битва с коронавирусом, кажется, превзойдет все послевоенные подъемы. В прошлом году на сберегательные счета в еврозоне поступило 585 миллиардов евро, согласно анализу гамбургского финансового аналитика Deposit Solutions. Иначе говоря, несмотря на стоны и жалобы, европейцы здорово заработали на том, что лишились привычных утех и развлечений. В целом объем сбережений в ЕС вырос на 48 процентов по сравнению с предыдущим годом (2019: +395 млрд. евро), говорится в исследовании. Большая часть новых денег, около 150 миллиардов евро, приходится на немецких вкладчиков. В Германии и без того гигантский объем сбережений увеличился на 37 процентов. Но Германия, что удивительно, не чемпион вирусной экономии. Французы отложили на счетах на 72 процента больше, чем в 2019 году. В Великобритании рост сбережений  оказался и вовсе рекордным — составил 170 процентов. Денег стало ощутимо больше даже у расточительных итальянцев и испанцев. Италия добавила 32 процента к своим заначкам, Испания — 38 процентов. Огромная масса сэкономленных во время вынужденного годового схимничества средств ждет своего звездного часа. Как только рынки откроются, сотни миллиардов евро хлынут на них. Ведь на сберегательных счетах граждан их ничто не держит: процент доходности столь мал, что не покрывает даже микроскопической европейской инфляции. А это значит, что ЕС ожидает небывалый бум покупательской активности. Все бизнесы, кто доживет до него, сказочно разбогатеют».

Кстати, интересное наблюдение. Если сравнить приведенные Фельдманом выше данные по сбережением и размещенную в начале этого текста диаграмму падения экономик стран Запада, то оказывается, что чем больше денег обыватели отложили за время карантина, тем глубже падение экономики. Более всего упала экономика Великобритании, где денег отложено более всего.

Рост долларовой денежной массы за последний год оценивают в 26%, евро также не отстает от «зеленого друга». Федеральный резерв США и Евроцентробанк намерены раскрутить в ближайшее время инфляцию до 2%, в чем финансовые власти Запада видят спасение от кризисных явлений. Если в декабре в Европе имела место дефляция в размере 0,3%, то в январе уже была отмечена инфляция в размере 0,9%, а в США инфляцию раскрутили до 1,4%, но считается, что этого мало для выхода их кризиса и предотвращения дефляционных схлопываний.

Причин накопления во время кризиса огромных сумм существует, как минимум. две. Во-первых, из-за ограничений в передвижении. туризме, общепите, других услугах и так далее деньги часто не на что было тратить. Во-вторых, в таких ситуациях возникает неуверенность в завтрашнем дне, и обыватели и бизнес придерживают деньги.

Деньги руки жгут

Но хранить просто так деньги в банке сейчас на Западе не просто невыгодно, но и убыточно.

В Европе процентные ставки центробанка отрицательные. В пределе может оказаться, что не банк платит вкладчику за использование его денег, а вкладчик платит за хранение банку, который превращается, таким образом, из банка в некую банковскую ячейку. В Штатах учетная ставка составляет 0%, но с учетом инфляции, хранение денег в банках является убыточным. Словом, на пассивный доход от процентов по вкладам рассчитывать не приходится.

Поэтому инвесторы принялись массово вкладывать свободные деньги в те финансовые инструменты, которые считаются надежными или хотя бы понятными. Это криптовалюта, драгоценные металлы, акции, нефтяные деривативы.

С нефтью происходит, пожалуй, самый забавный казус, потому что покупают все эти инвесторы не реальную нефть, а «виртуальную» в виде деривативов, преимущественно фьючерсов. Здесь начинается самое интересное на тему «О влиянии виртуальных фантазий на реальный мир», своего рода «материализация духов». Повторим, что нефти в мире имеется переизбыток, даже несмотря на то, что ОПЕК+ всячески пытается ограничить ее добычу. Но цены растут, поскольку их раскручивают спекулянты, вкладывающие деньги в нефтяные деривативы, чтобы куда-то эти деньги вложить. В результате, спекуляция происходит в виртуальном мире деривативов, но рост цен наблюдается на реальном рынке «живой» нефти, хотя нефти переизбыток, и цена должна была бы не расти, а наоборот, падать или хотя бы стабилизироваться. Таким образом, из-за игр спекулянтов, которые, как говорится, «потеряли берега», растут котировки на реальную нефть и на нефтепродукты на заправках.

Это к вопросу о «рынке, который все порешает». На самом деле, очень часто рынок — это не некая объективная сущность, на которую якобы надо молиться, а следствие хоть и массового, но субъективного психоза, определяемого похотями и прихотями алчущей толпы, противоречащими христианской морали. Впрочем, в философию вдаваться не будем, хотя тема эта очень интересная.

Дальнейшие сценарии массового психоза

Дальнейших сценариев, как часто в таких случаях, предполагается два: негативный и не очень.

Согласно негативному сценарию, нефтяные котировки возрастут до 100 долларов за баррель. При этом существуют разные оценки временного интервала такого роста: по одним оценкам, нефть достигнет такой цены только к концу года, а по другим, уже к лету.

Ожидается, повторим, рост биткойна до 100-200 тысяч долларов. Но эта модная виртуально-денежная штучка отличается значительной волатильностью, а потому можно ожидать различных сюрпризов, включая резкое радение криптовалюты.

 

Непредсказуемы и последствия нынешнего спекулятивного бума и на фондовый рынок. Для оценки соответствия биржевых показателей валовому продукту в США используют так называемый «индикатор Баффета» как соотношение биржевой капитализации к ВВП. Поскольку ВВП США, как сказано выше, снизилось в 2020 году на 3,5%, а фонды компаний сильно переоценены из-за переизбытка «дурных денег», соотношение фондов к ВВП резко возросло и оценивается в 200%. при этом приводятся данные, что в начале 2000-х годов накануне кризиса в IT-сфере, известного как «крах доткомов», индикатор Баффета составлял 160%.

 

Иными словами, на фондовом рынке надувается пузырь, который может лопнуть, как это произошло в 2008 году или во времена Великой Депрессии в 1929-1933 годах.

 

В частности, есть версия, что могут начать обесцениваться акции некоторых компаний в сфере здравоохранения, которые взлетели на фоне пандемии, уже переоценены, и теперь их окупаемость составляет 50-100 лет, а в некоторых случаях их окупаемость оценивается в тысячах лет.

Даже если не будет «лопания пузырей», возможны менее разрушительные, но весьма тяжелые последствия в виде галопирующий инфляции. Ряд сценариев предполагает инфляцию активов с последующим «инфляционным пожаром» с ростом цен на сотни процентов.

Впрочем, говорят и мягком сценарии, в соответствии с которым адекватно сработает американский регулятор, который повысит ставки по облигациям США (treasuries). Рост доходности облигаций уже наметился — возрос с 0,8% до 1,45 годовых. Это позволит убрать с рынка лишнюю ликвидность, которая пойдет в эти облигации, считающиеся сверхнадежными. Но при этом возможная инфляция в США может увеличиться до 3%. что является высоким показателем, но, как считается, стимулирует экономический рост в силу эффекта, известного как инфляционное оживление. Кроме того, инфляция защитит фондовый рынок от кризиса, поскольку будут расти номинальные обороты компаний.

Как это в Украине отзовется

Последствия указанных глобальных финансово-экономических процессов для Украины могут оказаться весьма болезненными.

Само по себе подорожание энергоносителей ничем хорошим для Украины не обернется. По скромным оценкам, ожидается рост стоимости бензина на заправках до 35 гривен за литр, что приведет к удорожанию за счет транспортной составляющей буквально всего, включая продукты питания. Цена на газ может подскочить до 11 гривен за кубометр, что приведет к дальнейшему росту тарифов на коммуналку, которым расти уже давно не куда. Также это чревато ростом цен на продовольствие, другие товары и услуги из-за увеличения топливно-энергетической составляющей.

Существуют разные оценки того, какую цену на нефть экономика Украины сможет выдержать относительно безболезненно. Оценки эти колеблются в диапазоне 70-100 долларов за баррель.

По мнению экономиста Алексей Куща, рост цен на энергоносители может быть сглажен ростом цен на товары украинского экспорта, прежде всего на кукурузу, которая используется для производства биотоплива. Эксперт обращает внимание, что цена на кукурузу за год выросла долее чем на 42%, а за последний месяц — на 11%, и на март кукуруза торгуется на биржах по 230 евро за тонну, а по прогнозам цена может достичь и 300 евро при внутренней цене — в районе 8 тысяч гривен за тонну.

Но существует опасение, что нефть на пике ажиотажа будет дорожать сильнее, чем кукуруза. В свою очередь, железная руда, являющаяся одной из важнейших статей экспорта, такой серьезной тенденции к росту цены не обнаруживает, и здесь Украина может пострадать от так называемых «ценовых ножниц».

Кроме того, удорожание зерна на внешних рынках, наряду с нефтью, приведет к удорожанию продуктов питания по различным технологическим цепочкам внутри страны. В результате, по меткому выражению экономиста А.Куща, Украина экспортирует кукурузу и импортирует инфляцию. Причем эта инфляция ударит, прежде всего, по малообеспеченным слоям населения, поскольку именно они львиную долю своих доходов тратят на питание и коммуналку.

 

Рост процентных ставок Федерального резерва США и Евроцентробанка чреват для Украины еще одной неприятностью в виде сокращения притока спекулятивного капитала в ОВГЗ. Известно, что сейчас власть Украины активно использует ОВГЗ для латания возрастающих дыр в бюджете, перекладывая сегодняшние проблемы на будущее. Но если с повышением ставок доходности американских облигаций деньги потекут в эти бумаги, являющиеся сверхнадежным инструментом, то Украина может столкнуться с сокращением притока денег в ОВГЗ и с ростом процентных ставок, которые и без этого неприлично велики, достигая неслыханных 12% годовых.

 

Словом, как любая периферийная экономика, Украина может сильно пострадать от нынешних (пост)ковидных проблем глобальной экономики.





Новости экономики



Последние новости в соцсетях







работа на besplatka.ua


Экономические новости youtube



Имунолог

help



Все фото »

bigmir)net TOP 100