РусУкр

Очередная миссия НАТО: найти себе нового начальника

 
Печать Отправить на почту

 

 

В поисках преемника Йенса Столтенберга на посту генерального секретаря основное внимание уделяется женщинам-лидерам из Восточной Европы.

Очередная миссия НАТО: найти себе нового начальника

Столтенберг, бывший премьер-министр Норвегии, занимал высший официальный пост с октября 2014 года. Союзники продлили его контракт до сентября 2022 года, оставив чуть больше года на то, чтобы найти ему замену. В штаб-квартире официальные обсуждения только начались, и ожидается, что преемник Столтенберга будет представлен на саммите лидеров НАТО в Мадриде в конце весны или начале лета следующего года. Как информируют Экономические новости, об этом пишет Politico.

Но в Брюсселе и других союзных столицах уже бушуют нешуточные страсти. Некоторые чиновники, дипломаты и аналитики говорят, что спустя 72 года альянсу давно пора назначить первую женщину на высший офицерский пост. Другие говорят, что, учитывая продолжающееся противостояние с Россией, выбор представителя Восточной Европы послужит важным сигналом для Москвы.

Если сложить эти два императива вместе, то в списке потенциальных кандидатов быстро всплывут три главных кандидата:бывшая президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович и Даля Грибаускайте из Литвы, а также действующий президент Эстонии Керсти Кальюлайд.

Преимущество Грабар-Китарович, которая была первой женщиной-президентом Хорватии с 2015 по 2020 год, в том, что она уже работала в штаб-квартире НАТО в качестве помощника генерального секретаря по общественной дипломатии с 2011 по 2014 год.

Однако недоброжелатели говорят, что Грабар-Китарович, которая строила свою политическую карьеру как правоцентристский консерватор, запятнала себя тем, что во время неудачной кампании по переизбранию президента в 2019 году заняла жесткую правую позицию.

Она сместилась вправо под давлением популистского соперника, что привело к обвинениям в том, что она занимается политикой «собачьего свиста», и проиграла левоцентристскому бывшему премьер-министру Зорану Милановичу.

Однако Грабар-Китарович может похвастаться одним из самых впечатляющих резюме среди потенциальных будущих глав НАТО: она занимала посты министра Европы и министра иностранных дел Хорватии. Она сыграла важную роль в успешном принятии страны в ЕС и НАТО. Она также работала послом страны в США с 2008 по 2011 год, что обеспечивает ей прочные связи в Вашингтоне, который будет иметь решающее значение при принятии решения по НАТО.

Будучи научным сотрудником Института политики и политики Сайн при Американском университете весной этого года, Грабар-Китарович вела семинар о будущем НАТО, который вполне мог бы послужить пробой на высшую должность. В ходе семинара она подчеркнула, что во время работы помощником Генерального секретаря она много времени провела в Афганистане.

«Мне понравилась моя работа в НАТО… и опыт совместной работы и атмосфера», — сказала она в начале лекции, на которой также выступил бывший генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер, бывший министр иностранных дел Нидерландов, занимавший высший пост в альянсе с 2004 по 2009 год.

За де Хооп Схеффером на этом посту последовал бывший премьер-министр Дании Андерс Фог Расмуссен, который предшествовал Столтенбергу, и некоторые инсайдеры НАТО отметили, что трудно представить, чтобы союзники НАТО выбрали кого-то, кто не занимал аналогичную должность главы государства или правительства.

Такое предпочтение бывшим национальным лидерам привело к недавним пересудам о бывшем премьер-министре Великобритании Терезе Мэй как о потенциальном кандидате. Марк Седвилл, который работал секретарем кабинета министров и советником по национальной безопасности при Мэй и недолго при премьер-министре Борисе Джонсоне, также назывался потенциальным кандидатом от Великобритании в НАТО.

Один влиятельный бывший посол в НАТО сказал, что в целом ожидается, что Британия будет сильно настаивать на своем кандидате на пост генерального секретаря, чтобы продемонстрировать свое дальнейшее влияние в Европе после Brexit.

Но дипломаты подчеркнули, что уровень профессионализма будет иметь гораздо большее значение, чем национальная принадлежность, при этом особое внимание будет уделяться лидерству, управлению и коммуникативным навыкам. Это может исключить Мэй, чьи управленческие и коммуникационные навыки в процессе Brexit получили широкое охаивание на родине.

Ключевой квартет

США, Германия, Франция и Великобритания традиционно считаются наиболее влиятельными союзниками в процессе выбора генерального секретаря.

Но поскольку страны ЕС составляют подавляющее большинство союзников НАТО — 21 из 30 членов — и еще несколько стран считаются кандидатами на вступление в ЕС, Великобритании после Brexit может быть трудно заручиться поддержкой для столь важной позиции.

А некоторые страны ЕС, в частности Италия, считают, что именно они стоят в очереди на главный пост в НАТО. Федерика Могерини, бывший министр иностранных дел Италии и бывший глава внешней политики ЕС, ранее выражала заинтересованность, но дипломаты сказали, что она не получит поддержки Вашингтона, и что Энрико Летта, который занимал пост премьер-министра Италии с апреля 2013 по февраль 2014 года, является более реальным итальянским кандидатом.

«Великобритания стремится иметь сильную позицию в Брюсселе», — сказал бывший высокопоставленный чиновник НАТО. «Итальянцы скажут, что сейчас их очередь — они всегда так говорят. И восточные тоже».

Среди других западноевропейских чиновников, которые потенциально могут участвовать в этом конкурсе, — премьер-министр Нидерландов Марк Рютте, который сейчас работает над формированием новой правительственной коалиции, и министр иностранных дел Бельгии Софи Вильмес, которая ранее исполняла обязанности премьер-министра.

Некоторые эксперты по НАТО отмечают, что выбор генерального секретаря из стран Балтии, в частности литовки Грибаускайте, может быть воспринят как слишком враждебное решение по отношению к Москве, в то время как президент США Джо Байден пытается стабилизировать отношения между Россией и Западом.

Бывший высокопоставленный чиновник НАТО сказал, что борьбу за пост генерального секретаря можно рассматривать только в контексте более широкого спектра руководящих постов НАТО, которые будут выставлены на торги, и решающим вопросом является то, на сколько должностей будут претендовать сами американцы.

Седвилл, например, может быть более вероятен в качестве заместителя генерального секретаря — что обеспечит Великобритании заметное влияние без необходимости добиваться успеха в борьбе за лидерство.

Другими факторами при принятии решения является то, выполняет ли родная страна кандидата на пост генерального секретаря цель НАТО — тратить 2 процента ВВП на оборону — символический, но важный показатель, который может повысить шансы Кальюлайд, нынешнего президента Эстонии.

Недавно Кальюлайд провела неудачную кампанию по выдвижению на пост генерального секретаря Организации экономического сотрудничества и развития — должность, которая, казалось бы, гораздо больше соответствует ее резюме. До того как стать президентом в октябре 2016 года, она в течение 12 лет была представителем Эстонии в Счетной палате ЕС.

Румыния — еще один союзник по НАТО, который соответствует 2-процентному порогу, что потенциально может дать президенту Клаусу Йоханнису шанс занять пост генерального секретаря, хотя Румыния может рассматриваться как слишком «ястребиная страна» по отношению к России.

Грабар-Китарович, напротив, сталкивалась с вопросами о слишком тесном общении с президентом России Владимиром Путиным во время чемпионата мира по футболу 2018 года, когда она, одетая в красно-белую клетчатую футболку, активно поддерживала сборную Хорватии, дошедшую до финала и проигравшую Франции на московском стадионе «Лужники».

По словам инсайдеров НАТО, Франция не будет выдвигать кандидатуру генерального секретаря, но будет иметь право фактического вето, что фактически сводит на нет все шансы Турции претендовать на очень высокий пост. Президент Франции Эммануэль Макрон в последнее время настаивает на том, чтобы НАТО продемонстрировала большую политическую сплоченность, и Столтенберг одобрил эту цель в рамках недавнего цикла «размышлений» о будущем альянса.

Во время своего семинара в Американском университете Грабар-Китарович продемонстрировала умение повторять пронатовские банальности Столтенберга, которые снискали ему репутацию дисциплинированного коммуникатора даже на фоне беспорядков, вызванных бывшим президентом США Дональдом Трампом.

«Очень важно отметить, что НАТО — это не просто военный союз, это политический союз, а также союз ценностей», — сказала Грабар-Китарович своей аудитории. «В НАТО существует общая демократическая идентичность».









Последние новости в соцсетях










Экономические новости youtube




Декларация





bigmir)net TOP 100