РусУкр

Сказка — ложь, да в ней намек: есть ли угроза дефолта в Украине?

 
Печать Отправить на почту

 

 

Украина может претендовать на подписание новой программы сотрудничества с Международным валютным фондом (МВФ) не ранее окончания избирательного процесса, когда определится с новым составом Верховной Рады, коалицией большинства и сформирует правительство. В то же время недостаток денежных вливаний в экономику страны осложняет процесс обслуживания ее внешних долгов, пик выплаты по которым припадает на текущий и будущий год, что не может не настораживать.

Сказка - ложь, да в ней намек: есть ли угроза дефолта в Украине?

Ввиду сложившейся ситуации все чаще появляются разговоры о возможности дефолта, которые уже стали причиной девальвации гривны на прошлой неделе. «Экономические Новости» разбирались, какие подводные камни могут таиться в случае реализации подобного сценария и есть реальные предпосылки для отказа выполнять обязательства перед внешними кредиторами, информируют Экономические Новости.

Недавно в британском деловом издании Financial Times вышло интервью украинского бизнесмена Игоря Коломойского, в котором тот посоветовал президенту Владимиру Зеленскому «брать пример с Греции»: вместо того, чтобы отдавать внешние долги, объявить дефолт. Откровения одиозного олигарха появились накануне визита миссии МВФ, когда стало известно, что Фонд, скорее всего, отложит предоставление нашей стране очередного транша в связи с внеочередными выборами и отставкой правительства. Уже на следующий день после заявления, спрос на украинские облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ) упал примерно в 10 раз. Продажа этих облигаций была одним из ключевых факторов, обеспечивающих стабильность курса гривны.

Как известно, на текущий 2019 и будущий 2020 годы приходятся наибольшие выплаты Украины по долгам. В нынешнем году страна должна выплатить $4,73 млрд по внешним долгам и $1,74 млрд – по их обслуживанию. В 2020 году – более $5 млрд долгов и $1,9 млрд по их обслуживанию. Кроме того, есть еще так называемый «долг Януковича» России в $3 млрд, которые также необходимо вернуть. В общей сложности в данный момент долг Украины составляет более 2,1 трлн. грн или около $78,24 млрд. При этом, по оценке Минфина, в нынешнем году на обслуживание и погашение государственного долга будет потрачена треть госбюджета. Это – $14,2 млрд.

Очевидно, что самостоятельно с таким долговым бременем Украине не справиться. Единственный выход в такой ситуации –полагаться на очередной кредит от МВФ. В итоге получается замкнутый круг: приходится все время брать новые кредиты, чтобы возвращать старые. Поэтому не удивительно, что у некоторых представителей украинского политикума начала закрадываться мысль и вовсе не возвращать долги. Следует напомнить, что с 2016 года олигарх Коломойский пытается отменить решение о национализации «Приватбанка», что может поставить под угрозу программу финансовой помощи нашей стране. А прекращение программы МВФ может привести к дефолту уже этой зимой. Но так ли страшен дефолт, как может показаться на первый взгляд?

Действительно, если брать опыт Греции, которая на 1 июля 2015 не осуществила обязательный платеж по кредитам МВФ на сумму $1,6млрд.,и вошла в состояние технического дефолта, то ситуация выглядит не такой уж плачевной. Ведь страны еврозоны не оставили Грецию без поддержки. На преодоление ее долговых проблем за три года выделили почти EUR 62 млрд. и в августе 2018 было официально сообщено о выходе Греции из стагнации. Однако Украина не является страной еврозоны и на помощь западных соседей надеяться было бы наивно. А значит все экономические проблемы от последствий дефолта придется решать самостоятельно.

Куда более реальным выглядит сценарий развития событий, по которому в свое время пошла Россия. Дефолт 1998 года привел к краху многие, в том числе, крупные банки, среди которых  «Инкомбанк», «Мосбизнесбанк», «СБС-Агро» и т.д., в которых хранилось до 68% всех депозитов россиян. А тем, кому повезло и их банки остались на плаву, ждало серьезное урезание благосостояния. Инфляция по итогам 1998 года составила 84,47%. Суммарно реальное уменьшение средней зарплаты в 1998 году составило 37%, а реальной пенсии – 40%. Уровень безработицы составил беспрецедентные 13,2%. Это – официальная цифра, хотя в реальности она была вдвое большей. Тем не менее, к концу 1999 года Россия начала понемногу выкарабкиваться из дефолта. Более того, многие экономисты считают, что именно дефолт дал стране возможности, которыми она и воспользовалась. Так, из-за сильного падения курса рубля выросли цены на импортные товары внутри страны, а цены на российские товары за границей упали. Это дало возможность российской промышленности занять ниши внутри страны, до этого занятые импортными товарами, а также взять многие рынки за рубежом за счет существенного удешевления своей продукции в валюте. Впрочем, для населения России, растерявшего в результате дефолта большую часть своих сбережений и доходов, это едва ли послужило большим утешением.

Пока в команде президента Владимира Зеленского отрицают возможность объявления Украиной о неспособности выполнить свои долговые обязательства. Комментируя идею Коломойского, секретарь Совета нацбезопасности и обороны Александр Данилюк подчеркнул, что не является сторонником такого сценария, и это «мнение отдельного бизнесмена».

«Государство и государственные органы придерживаются иной позиции. Мы действуем в интересах граждан. Финансовую стабильность достигали большими усилиями, ее надо беречь. Дефолт может только навредить», – заявил чиновник. Он призвал не вредить достигнутой финансовой стабильности, а наоборот – поддерживать и развивать позитивные сдвиги.

Эксперты также пока не видят предпосылок для объявления дефолта в Украине, хотя и не отрицают возможность развития такого сценария, если руководству страны не удастся договориться о новой программе финансовой помощи от МВФ, либо же просто такое решение будет принято по политическим мотивам.

Елена Белан, главный экономист ИK Dragon Capital

Сказка — ложь, да в ней намек: есть ли угроза дефолта в Украине?Предпосылок для объявления дефолта в Украине сейчас нет. Экономическая ситуация стабильна. Долг ВВП снижается уже два года подряд и сейчас ниже общепринятого порога безопасности 60%. Есть нагрузка по выплатам и обслуживанию внешнего долга. Но с ней гораздо легче справиться за счет привлечения нового долга, чем объявлять дефолт. Поскольку, в случае последней опции, мы фактически откладываем эти платежи на неопределенный срок. Однако, они полностью не отменяются, рано или поздно надо будет договариваться с кредиторами о реструктуризации долга. Но, при этом, мы создаем для экономики страны очень много проблем в виде закрытия доступа к внешним финансированиям для частного бизнеса, в том числе, экспортеров, закрытия кредитных линий, которые необходимы для развития малого бизнеса, рисков девальвации гривны и вынужденного сокращения бюджетных расходов. А если продолжать нормальную экономическую политику и сотрудничество с МВФ, то на внешних рынках можно привлечь намного большую сумму денег, чем нужно выплатить, и профинансировать еще и дефицит бюджета. При чем, при правильной экономической политике и продолжении реформ, эти заимствования будут становиться все дешевле.

Текущая программа с МВФ фактически поставлена на паузу из-за политической ситуации в Украине. Думаю, что о новой программе с этой финансовой организацией мы сможем говорить уже после парламентских выборов и формирования нового правительства. По сравнению с текущей программой, которая фактически была «мостиком» до следующих выборов в нашей стране, новая программа будет больше наполнена реформами и рассчитана на более длительный срок 2-3 года. Важно отметить, что транш МВФ Украине нужно получить до конца года, чтобы справится с внешними выплатами и не сорвать выполнение бюджета.

Не знаю, чем руководствовался господин Коломойский, делая подобные заявления, но нестабильность на валютном рынке на прошлой неделе мы наблюдали. Информационный шум на тему дефолта был не единственным фактором, но, очевидно, послужил «тригером» для разворота валютного курса в сторону девальвации.

 

Ярослав Жалило, доктор экономических наук Национального института стратегических исследований

Сказка — ложь, да в ней намек: есть ли угроза дефолта в Украине?Разговоры о дефолте продолжают регулярно возникать. Однако, Украина прошла сложные периоды в своей экономической истории и практически не нарушала своих обязательств перед внешними кредиторами. Вспомним 2015 год. Открытая военная агрессия со стороны России. Очень сложная ситуация в экономике. Тогда была проведена частичная реструктуризация внешнего долга. В определенном смысле это и был технический дефолт. Нам дали отсрочку по выплатам внешнего долга, но вместе с тем обязательства были реструктурированы. С 2019 года заканчивается так называемый «медовый период». Теперь Украина должна начать выплаты по этим облигациям, плюс так называемые «гарантии сохранения стоимости», по которым страна обязалась выплачивать часть прироста ВВП, если этот показатель превышает 3%. И эти выплаты добавляют стоимость нашего внешнего долга. Но экономика растет. Уровень внешнего долга на сегодняшний день снизился ниже уровня 60% ВВП, который указывается как «критически рискованный» И я не вижу сейчас никаких предпосылок для дефолта.

Другой вопрос – можно ли говорить о его вероятности в будущем? Если Украина объявляет дефолт, необходимо понимать: это непосредственно только перед МВФ или по всем внешним обязательствам? Если только перед МВФ, то сам по себе факт уже резко снизит имидж Украины как платёжеспособного должника. Что означает не выполнять требования Фонда, которые берет на себя власть, подписывая Меморандум реформирования национальной экономики? Если реформирование мы запускать не будем, то какая альтернатива? Наращивать дисбаланс фискального сектора? Заморозить реформирование бюджетной сферы? Не вводить действенные инструменты по противодействию коррупции? Смягчить требования к банковскому сектору соответственно повысить риск экономического кризиса? Не выполнять требования МВФ означает тормозить реформирование экономики. Соответственно, резко повысится стоимость заимствований на внешних децентрализованных рынках, а может и вовсе сделает невозможным внешние заимствования. Жить без внешних заимствований Украина не сможет, потому что у нас большой объем внешнего долга, который нужно обслуживать и постепенно выплачивать. Поэтому периодический выход на внешние рынки реструктуризует эту задолженность и позволяет в надлежащем режиме ее поддерживать, постепенно приводя в приемлемые объемы. В режиме высокого уровня внешнего долга работают очень многие развитые страны. В частности, США имеют колоссальный размер внешнего долга и при этом их это абсолютно не напрягает.

Целесообразность в виде прекращения сотрудничества с МВФ теоретически могла бы рассматриваться только в том случае, если будет предложена альтернативная политика, которая тоже может вывести Украину в разряд устойчивых конкурентоспособных экономик. Я более чем уверен, если такая политика будет разработана и уверенность в ее реализации будет присутствовать, то МВФ абсолютно со спокойной душой пойдет на то, чтоб ее воспринять как обязательство страны и продолжить сотрудничество на этом основании. То есть, здесь вопрос не в «церберском» надзоре со стороны Фонда, а в наличии стратегии внутри страны и способности ее реализовывать.

Только разговоры о дефолте привели к тому, что на прошлой неделе гривна начала потихоньку проседать. Пока укрепление произошло. Официально никто не собирается прибегать к такому сценарию. Но если такие вербальные интервенции будут продолжаться в зоне риска окажутся валютный курс, облигации внутреннего займа, которыми сегодня владеют нерезиденты и заметно снизиться инвестиционная привлекательность страны.

Что касается транша от МВФ — это большая проблема, о которой я не уверен, что новое руководство комплексно подумало изначально. Действительно для того, чтобы продолжить сотрудничество, Фонд должен быть уверен в том, что основные позиции меморандума будут соблюдаться. В ситуации, когда каденция Верховной Рады заканчивается, а правительство готовится уйти в отставку, конечно, невозможно гарантировать последовательность экономической политики. Я предполагаю, что до формирования нового правительства, когда пройдет первое заседание парламента, будет создана коалиция, которая сформирует правительство, финансовых поступлений от МВФ ожидать не стоит.

 

Алексей Кущ, финансовый аналитик

Сказка — ложь, да в ней намек: есть ли угроза дефолта в Украине?Дефолт в той форме, в которой предлагает господин Коломойский,- достаточно опасная игра для страны. Свой исторический шанс провести выгодную реструктуризацию своих внешних долгов Украина упустила в 2014-2015 гг., когда с учетом аннексии Крыма и войны на Донбассе, кризиса в экономике имелась такая возможность уменьшить сумму долга. Реструктуризация, проведенная министром финансов Наталией Яресько, была совершенно невыгодна для страны. Взамен того, что нам списали чуть более 3 млрд. долл. на три года мы получили так называемые «гарантии на сохранение стоимости». И теперь до 2040 года Украина должна будет выплачивать «бонусы за рост». То есть, если украинская экономика будет расти больше 4% в год, мы должны будем отдавать 40% прироста своего ВВП. И за несколько десятков лет можем утратить порядка 20 млрд. долл. при различных темпах роста.

Сейчас формальных причин объявлять дефолт нет. Экономика страны растет. Военный конфликт находится в вялотекущей фазе. Есть вариант провести качественно новую реструктуризацию через так называемый «управляемый дефолт». Для этого необходимо провести референдум, на котором население должно высказаться по вопросу необходимости возврата внешних долгов и необходимости подписания новой программы реструктуризации. Затем на референдуме надо будет принимать новую Конституцию, в которой будут значительно ограничены права правительства брать новые кредиты и установлены жесткие механизмы контроля за внешним и внутренним долгом. То есть, проведено институциональное усиление страны. И параллельно должен быть разработан пакет системных экономических реформ, хотя бы на пять лет, чтобы было видно, куда пойдут сэкономленные от выплаты внешним кредиторам деньги. И с этим комплексом действий можно заходить на новые переговоры с кредиторами и, условно говоря, ставить перед ними дилемму: либо они соглашаются на новую реструктуризацию (для Украины выгодно реструктуризировать долги как минимум на 50 лет под 2-3% годовых), либо страна не возвращает ничего. Думаю, оказавшись перед такой дилеммой внешние кредиторы вынуждены будут согласиться с первым вариантом. Но для этого нужна консолидация общества, институциональное усиление и пакет структурных экономических реформ.

Управляемый дефолт, в таком формате как это делает Коломойский, не объявляется. Такие заявления могут привести только к техническому дефолту. То есть, когда под воздействием таких заявлений, внешний кредитор откажется кредитовать Украину и страна технически не сможет погашать внешние долги. При этом у нас не будет институционального усиления, пакета структурных реформ и т.д. Технический дефолт как раз может привести к катастрофическим последствиям в виде девальвации национальной валюты, оттока инвестиции и стагнации экономики. То есть, дефолт — это как лекарство. В правильной пропорции лечится, а в неправильной — убивает.

Что касается транша от МВФ, то, думаю, что нынешняя власть уже смирилась с тем, что, скорее всего, до конца года его не стоит ждать, потому что мы фактически нарушили все позиции сотрудничества. В том числе, признание неконституционной нормы закона о незаконном обогащении, решение судов по национализации «Приватбанка» и других структурных реформ, которые были заложены в Меморандуме. Поэтому МВФ будет ждать завершения парламентских выборов, завершения коалициады, формирования нового правительства. Скорее всего, новое правительство не сможет сформировать ту экономическую повестку дня, которая будет удовлетворять внешних кредиторов. Таким образом, риск технического дефолта у нас начинает возникать, начиная с зимы 2020 года. В 2019 году основные пиковые выплаты в мае и сентябре мы, в принципе, проходим за счет внутренних золотовалютных резервов. Единственное – эти золотовалютные резервы сократятся ниже минимальной отметки, что не позволит нам проводить погашение долгов за счет внутренних резервов в следующем году. Поэтому если у нас не будет программы сотрудничества с МВФ или альтернативной программы управляемого дефолта, в таком случае все может пойти по наихудшему сценарию. А именно: по пути технического дефолта.










Последние новости в соцсетях


Новости партнеров

bigmir)net TOP 100