РусУкр

«Коррупционный налог» истощает экономику Украины — эксперт Всемирного банка

 
Печать Отправить на почту

 

 

Всемирный банк (ВБ) подтвердил свою поддержку Украине в условиях военного положения и готовит очередной заем на политику развития. О том, как работает Всемирный банк, насколько добросовестным партнером оказалась Украина, почему различные государства обращаются за помощью к международным финансовым учреждениям (МФУ) и что мешает нашей стране двигаться вперед «Экономическим новостям» рассказала старший менеджер портфеля ВБ Клавдия Максименко.

«Коррупционный налог» истощает экономику Украины - эксперт Всемирного банка

Думаю, самый важный вопрос, который волнует сегодня украинцев  — готов ли Всемирный банк продолжать  оказывать Украине поддержку в условиях военного положения. ВБ уже определился с этим вопросом?

Всемирный банк продолжает внедрять свою программу в Украине, как это описано в нашей Концепции партнерства  с июня 2017 года. Мы внимательно следим за развитием ситуации. Но пока нет никаких юридических ограничений для продолжения нашего партнерства с Украины.

А что вы скажете о предстоящих президентских выборах? Повлияют они на получение средств от ВБ?

Абсолютно нет. Выборы не происходят неожиданно, мы о них знали заранее. Конечно, избирательный процесс — это всегда период нестабильности и турбулентности. А также попыток использования проектов в политических целях. Проект, который мы сейчас готовим, мы надеемся принять еще до выборов. Сейчас готовим заем по снижению рисков инвестирования в аграрный сектор. Это не будет инвестиционный проект, а заем по результатам. То есть он частями будет выплачиваться тогда, когда будут выполнены определенные условия. Но он очень практичен, никакой политики, только то, что связано с жизнью и деятельностью сельскохозяйственного сектора.

Решение по этому Совет директоров ВБ должен принять еще до выборов, и в избирательный период мы заходим фактически только в состоянии имплементации всего того, что у нас есть. Мы его переживем, затем проведем среднесрочный пересмотр своего сотрудничества с Украиной. У Всемирного Банка есть такая особенность — мы сотрудничаем со страной, а не с правительством. Поэтому какое бы правительство (если только это не хунта, которая военным путем пришла к власти) в стране не было, это то правительство, с которым мы должны сотрудничать. А масштабы этого сотрудничества, его глубина будет зависеть от готовности правительства действовать в интересах страны. Но мы не планируем прекращать свое сотрудничество и приостанавливать какие-то проекты. Собственно в этот период так случилось, что мы имеем $1 млрд. 700 млн, которые немного «подвисли», мы хотим, чтобы они принесли свои результаты для Украины.

Коррупция обходится Украине в 2% ВВП. Это более 2 млрд долларов и полкредита МВФ. Как ВБ оценивает и относится к этому и какие рецепты вы можете предложить, чтобы побороть это позорное явление?

Преодоление коррупции — задача номер один для Украины. «Коррупционный налог» истощает экономику страны, потому что очень глубоко укоренился в систему. В системе, которая работает нормально, коррупционные случаи вызывают недоразумение и удивление, будто что-то сломалось. В случае Украины, увы, это не поломка, а обычная работа системы.

И если систему удалось «хакнуть», то есть не прибегнуть к коррупционной составляющей, тогда это событие едва не государственного уровня. Задача Украины заключается в том, чтобы создать систему, которая может работать, чтобы прозрачные действия не воспринимались, как чудо, а были правилом. И чтобы коррупция была этим взломом, на который бы все обращали внимание.

Для этого очень важно, чтобы законодательство изначально принималось с мыслью о том, что его нужно выполнять, чтобы положения были согласованы друг с другом без системно заложенной ошибки. Законодательство не может работать, когда где-то есть законодательные акты, которые его отменяют или делают невозможным. Поэтому надо сделать систему работоспособной.

Принятие закона про Антикоррупционный суд — это одна из реформ, которую поддерживал ВБ своей программой. Однако эксперты опасаются, что орган так и не сможет стать полностью независимым. Чего вы ожидаете?

Одно из требований продолжения программы МВФ, а также ВБ — это создание действенного, трудоспособного Антикоррупционного суда. Ведь никакие расследования и возбужденные дела, которые антикоррупционные учреждения начинают, не могут найти своего логического завершения. Поэтому утверждается безнаказанность, фактически обесценивается деятельность всей антикоррупционной архитектуры, созданной в Украине после Революции Достоинства. Этот суд обязательно должен быть и должен нормально работать.

Очень важно следить не только за созданием института и его финансированием, но и за тем, чтобы по дороге не возникли дополнительные условия, которые фактически сделают невозможным его работу. Например, в законодательстве есть положение, что человек, против которого возбуждено дело, может требовать, чтобы его дело читали устно. Все, считайте, что дело сделано. Ведь его можно читать годами. Некоторые дела имеют сотни тысяч страниц. Если читать по три часа в день, то человек уже на пенсию пойдет, поедет жить в Испанию на свою виллу, купленную за коррупционные деньги и все это забудется. А все это время, поскольку нет решения суда о признании его виновным, он будет считаться невиновным. Поэтому, чтобы такого не было, важно, чтобы суд заработал и условия его работы не были засорены этими маленькими дополнительными лазейками в законодательстве, которые и создают пробелы потом в целой системе.

Почему страны вообще сотрудничают с Международными финансовыми учреждениями (МФУ)? Можно ли обойтись без внешних заимствований и собственными силами решать экономические вопросы?

Страны сотрудничают с МФУ, потому что есть потребности в инвестициях ради развития, которые по разным причинам не могут взять на себя двусторонние или внутренние инвесторы. Эти инвестиции прежде всего связаны с очень большими инфраструктурными потребностями, или стратегическими объектами.Это те сферы, куда государство не имеет возможности запустить частного инвестора, который потом будет иметь возможность занять стол правления и представлять собственные интересы. То же и с двусторонним инвестором, который будет представлять интересы той или иной страны, или властной структуры, от которой поступают деньги.

Есть страны, которым макроэкономическое состояние позволяет осуществлять такие инвестиции самостоятельно, поэтому они и называются развитыми. Однако большинство стран не имеют ресурсов, которые можно временно изъять из оборота и вложить в такие значимые проекты. Поэтому они обращаются за заимствованиями к многосторонним учреждениям, где сбалансированы интересы различных стран. Такие учреждения являются нейтральными и их стратегическими инвестициями можно воспользоваться без опасений. Любой частный инвестор не будет вкладывать деньги, которые в ближайшем будущем не приведут к получению прибыли. Например, изношенные теплосети, которые мы имеем по всей стране. К тому же, дальнейшее повышение тарифов на коммунальные услуги до уровня, когда можно полностью окупить инвестиции — не очень легкое дело, учитывая уровень доходов нашего населения. В инвестициях МФУ большой срок возврата и сравнительно невысокая стоимость.

Чем ВБ отличается от других международных кредиторов? В чем Ваше преимущество и ценность на рынке инвестиций для развития?

Во-первых, мы участвуем, в случае необходимости, в разработке проекта, а наши эксперты убеждаются, что он экономически целесообразен и финансово жизнеспособен. В частности, среди списков инвестиционных проектов, которые имеют государственные учреждения, очень часто встречается проект-«мечта».

Например, мегастроительство не обязательно является стратегическим приоритетом, или экономически целесообразным. Очень важно взвешивать, насколько на данном этапе развития страны проект будет обоснованным и не приведет к чрезмерной задолженности и отвлечению денег. Это все ВБ изучает в первую очередь. Мы изучаем макроэкономическое состояние страны, ситуацию в секторе, в котором будет осуществляться инвестиция, просчитываем финансовую часть прежде чем поддержим своими инвестициями. На этапе реализации проекта осуществляем техническую поддержку и надзор. То есть помогаем убедиться, что по дороге «щенок не ​​вырос или вообще не превратился в другое животное». Также осуществляем, так называемый фидуциарный контроль — следим за тем, чтобы средства использовались по назначению, прозрачно и в соответствии с международными правилами закупок. Иногда это и становится краеугольным камнем, из-за которого начинаются проблемы.

Иногда организации полагают, что условия договора выполнять не нужно, что можно договориться. И когда оказывается наоборот — случаются досадные случаи, приходится отменять часть финансирования, или останавливать сотрудничество с такими заемщиками. Но мы считаем, что это правильнее, чем позволить им использовать деньги не по назначению, или делать непрозрачную закупку. Ведь это долг, который гарантирован государством. Затем в таких случаях граждане должны платить за чье-то обогащение. В этом и заключается ценность именно наших проектов. Все это мы делаем не за счет займа, которую взяло государство, а за счет собственных средств.

То есть заем используется на те цели, под которые он приобреталася, а надзор, техническое сопровождение и подготовка проекта осуществляется за счет ВБ. Бывают ситуации, когда есть двусторонний партнер, который предоставляет грант на подготовку такого проекта, так как считает его важным. Всемирный Банк имеет улучшенные по сравнению с рыночными условия получения кредитов, длительный период каникул по выплате, длительный период непосредственных выплат и низкие проценты. Конечно, не каждый может обратиться во ВБ за кредитом, существует отбор, стратегические направления сотрудничества, согласованные со страной, в рамках которых и делаются эти инвестиции.

Какая разница между ВБ и МВФ, которые якобы работают одинаково ?

МВФ дает так называемые макроэкономические займы. Они не направлены на конкретные проекты. Есть условия: макроэкономическая стабильность страны, сбалансированность дефицита бюджета, создание антикоррупционных учреждений. Различные условия на разных этапах развития страны, по мнению экспертов МВФ, создают стабильную макроэкономическую ситуацию, по выполнению которых и предоставляется заем. После этого он просто становится бюджетом страны, резервным фондом. Фактически право на получение кредита зарабатывается тем, что выполнены предварительные условия. В дальнейшем МВФ осуществляет надзор с тем, чтобы не было так называемых «флэшбеков», то есть быстро не отменили все то, что было принято для получения этого займа.

Один из инструментов, с которым работает ВБ, также заем для развития. Если МВФ берет на себя масштабные задачи, внедрение которых будет иметь максимальное влияние на экономику государства, то в деятельности ВБ больше конкретики. Например, если принимается Кодекс, затем нужно принять ряд законов, подзаконных актов и т.д. Так что если требования МВФ — это Кодекс, то дальше работу над этими подзаконными актами, над собственно внедрением помогаем осуществить мы с помощью наших займов для развития. То есть там немного другие условия, более целеустремленные, а также другой порядок денег, которые мы можем предоставлять.

Но обычно мы это делаем в сотрудничестве с МВФ. И одним из условий того, чтоб наш заем получить является выполнение условий МВФ и получение следующего транша.

Насколько активно в Украине осуществляется реализация средств, предоставленных ВБ?

В сотрудничестве с Украиной у нас есть восемь инвестиционных проектов, два из которых довольно молодые, а остальные имеют солидный возраст по три-четыре года и более. И при этом у нас очень низкий уровень выборки средств. Проекты «ползут» в своем исполнении. Например, в прошлом году процент выборки уже предоставленных средств ВБ составлял чуть более 7%. На сегодня есть определенный объем уже предоставленных неиспользованных инвестиций, зарезервированных банком, за что страна уже платит. И эти инвестиции просто «висят» на счетах, создавая задолженность с точки зрения международных финансовых учреждений.

Когда страна обращается за новыми кредитами, это создает проблемы. Задолженность не работает на то, чтоб улучшать ситуацию, создавать какую-то дополнительную стоимость за счет которой можно было бы ее выплачивать. Это очень неэффективный способ использования инвестиций, так как средства обездвижены, а не идут в экономику и не дают возможности обратиться за новыми заимствованиями.

Для украинцев — это недостроенные больницы, дороги, промедление в закупке оборудования, «скорых» или нереабилитированные коммунальные сети … Это все ситуации, где конечные потребители кредитов не получают результата. При этом финансовая ситуация страны-заемщика на внешних рынках выглядит как большая задолженность. Поэтому крайне важно ускорить внедрение этих денег и освободить пространство для новых заимствований.

Каким образом улучшить эту выборку денег? И как сделать так, чтоб эти средства действительно работали?

Украинское правительство уже сделало довольно много в этом направлении. Но у нас удивительное законодательство, где одно цепляется за другое. Когда говорят, что в стране бюрократия, то в Украине — бюрократия бюрократии. На каждую бумажку надо еще бумажку, потом ее необходимо официальным письмом подтвердить, затем три недели на ответ и т.д … Нельзя сказать, что кто-то саботирует работу. Но девять кругов надо сделать, прежде чем выяснишь какую-то простую вещь, и дело продвигается медленно. А в случае инвестиционного проекта таких действий очень много. И пока не будет этого «стримлайнинга», оптимизации процедур, невозможно ожидать, что использование инвестиций ускорится.

Очень простой пример. Мы просили, чтоб по проектам, которые финансируются МФУ, не нужно было получать дополнительное утверждения проектной документации на контакт стоимостью не более 400 млн. грн. Это небольшая сумма, если перевести в доллары, не большой кусок работ, не очень большая закупка оборудования. Такие проекты валом идут в Кабмин. Но этот оборот там пять министерств рассмотрели, плюс Кабмин, и два месяца потеряно. Проведен тендер, избран исполнитель, но он не начинает работу, ждет пока позволят подписать контракт. Надо поблагодарить Минфинансов, Министерство регионального развития, что эту норму отменили, потому что такой проект дважды проходил проверку нашими и украинскими экспертами на момент его утверждения. Что делается дальше? Министерство, которое является исполнительным агентством проекта, теперь говорит, что они должны теперь разработать собственную процедуру, как это одобрить … No comments. Далее занавес. Нельзя сказать, что есть какие-то вредители или враги Украины, но если не сделать оптимизации этих процедур, система не будет работать.

Было сказано, что после возобновления сотрудничества с МВФ Украина может получить бюджетные гарантии от ВБ на сумму $750 млн. Куда планируют направить эти деньги?

Это одна из форм займа для развития, предоставляется в форме гарантии. То есть страна под эту гарантию может привлечь большую сумму на финансовом рынке .. Так что большая часть займа является защищенной, для страны будет более благоприятный процент стоимости заимствования. Средства будут ориентированы именно на поддержку решения тех требований, которые определил в программе МВФ. Там и Антикоррупционный суд, и работа с макроэкономикой, и требования к государственным банкам. Мы знаем, что последние — это большой «слон» в комнате. Более 60% финансового сектора принадлежит государству.

Также есть ряд требований, которые фактически углубляют требования МВФ. Мы закончили переговоры и готовы подать проект в свой Совет директоров. И теперь остается единственное условие — чтоб Совет директоров МВФ принял решение о предоставлении займа Украине.

Часто звучат обвинения в том, что ВБ предоставляет исключительно кредиты. Что вы скажете по этому поводу. Вообще, на чем зарабатывает ВБ?

Думаю, что обвинения исходят от людей, которые не полностью понимают, какова природа кредита, а какая — инвестиции. Природа кредита — это когда на этом проценте, который предоставляется за использование средств, учреждение, которое предоставляет кредиты, зарабатывает. Это соль работы любой банковской системы. Мы хотя и называемся банком, но мы банк развития. То есть процент по нашему кредиту только покрывает его обслуживание и привлечение денег на внешнем рынке. Зарабатывает ВБ не на этом.

Поэтому заимствования, которые мы предоставляем стране на условиях возвращения, направлены исключительно на развитие. Не может кто-то взять деньги у нас и использовать на закупку десяти «золотых унитазов», или закупить десять «майбахов» для своего учреждения, пусть и государственного. Средства будут предоставлены только на то, что подтверждено экспертами и исследованиями, и приведет к экономическому и социальному развитию, к удовлетворению потребностей украинцев. ВБ предоставляет определенные услуги по управлению деньгами как финансовое учреждение, а также размещает свои ценные бумаги. Поскольку мы заемщики высокого класса ААA, то есть наиболее стабильный заемщик, то проценты очень низкие. Начальный капитал, откуда берутся средства — это капитал, предоставленный нам странами-членами и донорами ВБ. Согласно предоставленного в Банк капитала, они имеют определенное количество голосов, определенный вес в Совете директоров, представительство и т.д. Но миссия ВБ — преодоление бедности и создание более равноправного процветания во всем мире.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о грантах ВБ?

Средства ВБ условно собственные. Потому что все же они даны нам странами-членами, донорами. Но из тех денег, которые уже стали нашими собственными, есть определенные линейки грантов, предоставляемых ВБ. Иногда мы создаем специальные пулы для грантовых ресурсов, когда много доноров может прийти и вложить свои ресурсы. У нас есть Фонд поддержки развития мира, который в основном работает с государствами в состоянии конфликта. Есть Фонд развития стабильности энергетического сектора, чтобы более устойчивым образом развивалась энергетика по разным направлениям.

В рамках проекта ВБ, который предоставлен стране в условиях заимствования как инвестиционный проект, есть часть, которая конечному потребителю предоставляется в качестве гранта. Это фактически такой инструмент в более контролируемый и целенаправленный способ оказать поддержку гражданам. Например, известный проект «Рука помощи». На грантовой основе предоставляются деньги людям, которые хотят создать свое дело. Есть множество положительных примеров. Это действительно социальная помощь, потому что очень большой уровень адресности. Она предоставляется тем, кто действительно живет ниже уровня бедности. Например, переселенцы, потерявшие дом, бизнес и вынужденные переехать. Эти люди вместо того, чтобы быть пассивными получателями социальной помощи, становятся владельцами своего дела. Это совсем другой статус, уровень жизни, возможность помогать другим, создавать рабочие места и т.д.

Есть грантовые проекты, благодаря которым мы пытаемся выработать схему сотрудничества по поддержке проектов, связанных с влиянием конфликта. Или это социальное заведение, или центр обучения/коворкинг для предпринимателей, чтобы общество могло экономически развиваться. Сейчас открыто десять таких проектов. Это также одновременно и тестирование механизма, который потом сможет использовать государство, чтобы направлять деньги на конкурсной основе на помощь гражданам, которые в той или иной степени испытали на себе влияние конфликта.

Ранее вы упомянули о восьми инвестиционных проектах ВБ, которые сейчас осуществляются в Украине. Что это за проекты?

За весь период сотрудничества Украины с ВБ осуществлено более 70 проектов. На данный момент активных, по которым осуществляется работа, восемь. Самый маленький из них — на $150 млн., наибольший — на $450 млн. Они реализуются в различных сферах, охватывающих энергетику, транспорт, здравоохранение, финансовую сферу, коммунальное хозяйство, а также социальную сферу. В частности, относительно строительства дорог есть два направления: реабилитация дороги и обслуживания, или поддержание дорог. По модернизации сети социальной защиты, это поддержка перехода к системе опеки, которая существует по всей Европе — создание детских домов семейного типа. Также есть проект по созданию единого реестра получателей социальной помощи. Он позволит повысить мобильность населения, доступ к социальным услугам, уменьшить административные расходы на обслуживание получателя социальной помощи. В конце концов, это приведет к снижению затрат на обслуживание системы и более рационального использования денег, которые государство выделяет на социальную помощь. Проект заканчивается в 2020 году. Мы рассчитываем, что к этому времени система уже будет протестирована и начнет внедряться полностью.

Настолько тяжело осуществлять контроль за проектами и как часто были случаи хищения денег ВБ?

Случаев хищения средств, к счастью, за всю историю сотрудничества с Украиной у нас не было. Могут быть непрозрачно проведены закупки, или отказ подписывать контракт с прозрачно проведенной процедурой. Ну, не выиграл тот, кто хотел, все — заберите ваши деньги. Но это не хищения. Это обида за невозможность хищения. Таких случаев у нас было несколько.

Мы ведем внутреннюю систему расследования. Любой гражданин Украины или учреждение, когда видит, что что-то неправомерное происходит по проектам ВБ, может пожаловаться, предоставить информацию и по факту будет проведена проверка. Интересно, что новости о хищении денег очень часто идут через политическую борьбу. Была когда-то новость, что на Черниговщине разворовали деньги, за которые должны были отремонтировать трубу. Мы проверили. Трубы отремонтированы, оборудование закуплено. Оказалось, что велась борьба за кресло мэра.

То есть в истории сотрудничества с Украиной попытки хищения были, а вот собственно хищения не было. Нам удалось предотвратить это. И это очень важно. Украинцы могут быть уверены, что если они что-то выплачивают, они не платят за чье-то обогащение.

Чего нельзя сказать в случае с МВФ, я так понимаю, когда за грехи прежней власти граждане расплачиваются поднятием тарифов на коммунальные услуги?

Мы не будем комментировать вопрос МВФ. Они в принципе очень открытые в коммуникациях. Мы не вправе за них говорить такие вещи.






Последние новости в соцсетях




Новости партнеров

bigmir)net TOP 100