РусУкр

Чем лира в мире отзовется: Обострит ли дефолт Турции глобальный коронакризис?

 
Печать Отправить на почту

 

 

Финансово-экономическая ситуация в соседней через Черное море Турции в последнее время обостряется и может существенно углубить и расширить глобальный коронакризис, который, наряду с сугубо экономическим, сразу стал приобретать резко социальный характер, обострив накопившиеся до этого противоречия, в том числе в так называемых развитых странах.

Чем лира в мире отзовется: Обострит ли дефолт Турции глобальный коронакризис?

Ярчайшим образчиком давно назревшего социального кризиса, который был подстегнут коронавирусной истерией, несомненно, являются бунты в США, которые кое-кто от большого ума уже успел причислить к «социалистической революции» и о которых не так давно приходилось писать. Подобные процессы также наблюдаются в Европе и Латинской Америке, информируют Экономические Новости.

Нечто похожее может произойти и в Турции, где вслед за углубляющимся финансово-экономическим кризисом может последовать кризис социально-политический. Кроме того, поскольку многие европейские банки имеют в своих портфелях турецкие долговые обязательства, дефолт Турции чреват последствиями для европейской финансово-банковской системы, а потому нельзя исключать возможности повторения сценария по типу банка Lehman Brothers, банкротство которого в сентябре 2008 года запустило глобальный финансово-экономический кризис.

«Анна Каренина». Издание турецкое, адаптированное

Все процветающие страны в чем-то похожи, зато кризисные страдания в разных странах обязательно имеют местные особенности. Сие почти до неузнаваемости перефразированное изречение из бессмертного произведения Льва Толстого очень хорошо подходит к Турции. Ее страдания от коронакризиса хоть и вписываются в общую фабулу, но имеют целый ряд местных особенностей, обусловленных неповторимым колоритом.

Как и везде, включая, например, Штаты, коронакризис обострил и усугубил накопившиеся до того проблемы и противоречия. Но если Штаты и соседняя с Турцией Европа имеют возможность печатать почти в неограниченных количествах резервные валюты, коими являются доллары и евро, то турецкая лира является примерно такой же «мягкой» валютой, как и украинская гривна. Поэтому печатать ее в больших количествах для «заливания» ликвидностью «схлопывающихся» рынков не получится, поскольку напечатанная местная валюта немедленно устремляется на внутренний валютный рынок и используется для скупки твердой валюты, которая, в свою очередь, правдами и неправдами устремляется из страны, все более обесценивая местную валюту и ухудшая платежный баланс. Это и произошло в Турции, и этот же сценарий хорошо знаком Украине.

Сколько бы Эрдоган не пытался изображать из себя и страны если не глобального, то регионального игрока, но Турция остается ресурсной периферией капиталистической миросистемы. А потому Турция хоть и имеет достаточно емкий внутренний рынок, но страна очень сильно зависит от экспорта и от конъюнктуры внешних рынков. Поскольку внешние рынки в связи с коронакризисом существенно упали, не могла не пострадать Турция. Прежде всего речь идет о европейском рынке, от которого сильно зависит Турция, а здесь все плохо. Во втором квартале 2020 года, например, экономика Германии, являющейся одним из основных партнеров Турции в Евросоюзе, сократилась на рекордные 10,1%, и по ряду оценок на восстановление до прежнего уровня потребуется не менее двух лет.

Особо следует отметить падение туризма, от которого Турция крайне зависит. А здесь все плохо. В разгар сезона загрузка отелей составляет 30-40% от нормы. Падение туристического потока составило, по сравнению с аналогичными периодами прошлого года, 75% за первое полугодие и 96% — в июне. Перспективы плачевны, в том числе потому, что в Турции ежедневно фиксируется по 900 случаев Сovid-19, а общее число заболевших перевалило за 230 тысяч. И хотя до сих пор непонятно, чего в этой эпидемии больше — глобального психоза или собственно эпидемии, но даже не слишком притязательные туристы с постсоветского пространства не особо заполняют турецкие пляжи и отели, даже несмотря на весьма привлекательные цены, конкурирующие с какой-нибудь «кирилловкой». Что тогда говорить о немцах, которые также составляли весомую часть туристов, приезжавших отдыхать в Турцию, но среди которые в отношении коронавируса существуют довольно-таки панические настроения.

Все указанные особенности присущи целому ряду стран, но Турция имеет одну особенность, присущую немногим. «Султан» Эрдоган затеял попытку если не восстановить недоброй памяти Османскую империю, то хотя бы закрепить свое влияние на бывших территориях империи, столкнувшись при этом с серьезным сопротивлением внешних сил и ввязавшись в несколько вооруженных конфликтов. Но если вмешательство в соседних Сирии и Ираке еще можно объяснить соображениями национальной безопасности, то что Эрдоган забыл в Ливии — понять трудно. Точнее понять, может, и можно, поскольку в Ливии, как и на шельфе Кипра имеются нефтегазовые месторождения, а Эрдоган хочет не только получить доступ к углеводородам, но и показать свою геополитическую значимость. Но не та страна Турция, чтобы играть в геополитику или даже в региональную политику, поскольку она сильно зависит от внешних игроков и не имеет значительных внутренних ресурсов. Не говоря уже о перманентном внутреннем конфликте с турецкими курдами, который также требует огромных ресурсов. К тому же слишком твердой опоры внутри страны режим Эрдогана вообще не имеет, и плюс-минус половина населения ему не особо симпатизирует, причем касается это далеко не только курдов.

В свою очередь, геополитика и война, особенно в Ливии за тысячи километров от Турции, — штука дорогая. Было с самого начала очевидно, что долго Эрдоган протянуть войну сразу на несколько фронтов не сможет, а вся его затея с «неоосманизмом» была изначально крайне сомнительным мероприятием. В дальнейшие подробности вдаваться не будем, поскольку недавно об этом приходилось писать обстоятельно.

Грянул кризис и расставил все по своим местам…

Скорбное звучание лиры

В настоящий момент в Турции разгорается валютный кризис, сопровождающийся стремительным падением курса турецкой лиры. Причины указаны выше — резкое падение доходов от экспорта, истощение валютных резервов центрального банка, а также коллапс туризма по причине коронакризиса. Стремясь удержать курс, центробанк страны принялся выбрасывать на внутренний валютный рынок миллиарды долларов, при этом зачем-то снизив процентную ставку, то есть сделав более доступными денежные ресурсы в турецкой лире.

По данным Reuters, с прошлого года центробанк Турции на поддержку лиры израсходовал около 110 млрд долларов. Причем продажи доллара особенно активизировались в последнее время, то есть кризис нарастает.

На начало 2020 года валютные резервы составляли 81 млрд долларов, но уже к июлю они снизились до 51 млрд долларов. Более того, если вычесть из суммы оставшихся резервов заемные средства, которые также зачисляются в резервы, то окажется, что центробанк Турции должен на 13,5 млрд долларов больше, чем имеет. Иными словами, золотовалютные резервы Турции являются отрицательными.

Попытки занять средства на межправительственном уровне оказались почти провальными. Решить вопрос с Великобританией и Японией не удалось, и несколько помог только Катар, который предоставил кредитную своп-линию на сумму до 15 млрд долларов, что проблемы не решает, а только дает некоторую передышку.

В частности, этот своп позволил в начале лета несколько приостановить падение лиры, но в августе девальвация опять усилилась, даже несмотря на разгар туристического сезона, который, впрочем, как сказано выше, «разгаром» так и не стал.

В начале марта валютный курс составлял 6,0765 турецких лир за доллар. После существенного падения в июне-июле курс удалось стабилизировать на уровне 6,95 лир/доллар. Но сейчас лира опять уходит в пике и на 17 августа курс равнялся 7,3851 лир за доллар.

При этом, повторим, вопреки всякой логике, центробанк Турции зачем-то снижает процентную ставку, которая за год уменьшилась на 1,5% до 8,25% годовых.

В то же время ожидается, что будут введены жесткие ограничения на покупку долларов для турецких резидентов, а также повышены налоги на валютные операции.

Словом, политика финансовых властей Турции выглядит какой-то противоречивой.

Однако на фоне экономических проблем из Турции приходят и положительные новости. Турция обнаружила в Черном море крупные запасы природного газа и к 2023 году начнет его применение, заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Обнаружение Турцией в Черном море месторождения газа позволит стране стать энергетически независимой от других государств, отметил глава Минфина страны Берат Албайрак. «Мы свидетели события, которое изменит историю нашей страны, мы счастливы и горды этим. Мы сегодня сделали шаг, который избавит нас от энергетической зависимости от третьих стран», — сказал Албайрак. Министр выразил надежду, что это избавит Анкару от дефицита платежного баланса.

Украинская власть: нет проблем! Но проблемы уже есть…

Украинская власть в лице Нацбанка пока демонстрирует завидное спокойствие, мотивируя его слабой интеграцией Украины в мировую экономику. Подобная формулировка сама по себе вызывает подозрения в неадекватности, поскольку Украина критически зависит от мировых рынков своего экспорта, прежде всего металла и агропродукции, а также от мировых цен на нефть и газ.

Несмотря на это, заместитель главы Нацбанка Украины Олег Чурий полагает, что сложная экономическая ситуация в Турции на Украине никак не скажется

«В силу того, что в собственности нерезидентов находится незначительная доля украинских государственных облигаций, отток капитала из Турции и вызванный им спад аппетита инвесторов к активам развивающихся стран не окажет существенного влияния на Украину, в том числе на валютный рынок, в краткосрочной перспективе», — полагает Чурий.

Правда, он вынужден был признать, что со временем украинская экономика может опосредованно почувствовать последствия ситуации в Турции через внешнюю торговлю, поскольку Турция является одним из крупнейших рынков сбыта украинской продукции. Для справки: в 2017 году 6,4% отечественного товарного экспорта приходилось на Турцию.

Несмотря на увещевания нацбанковского начальника, проблемы у Украины из-за кризиса в Турции уже начались.

С 20 августа вступает в силу указ президента Турции Эрдогана о введении таможенного сбора на кондитерскую продукцию 115 наименований. Эти пошлины коснутся стран, с которыми Турция не подписала соглашение о зоне свободной торговли (ЗСТ). Касается это и украинской продукции, поскольку договор о ЗСТ между нашими странами якобы уже готовится к скорому подписанию, но еще не подписан. В результате, наша кондитерка будет облагаться пошлиной в размере 20%, а мучная продукция — 15%. По словам производителей, такие пошлины делают экспорт указанной продукции в Турцию невозможной и бессмысленной.

Для справки. В 2019 году экспорт украинской кондитерской продукции в Турцию увеличился на 20% по сравнению с 2018 годом — до 7,12 тысяч тонн. В прошлом году Турция была в десятке импортеров кондитерской продукции из Украины, её доля от общего объема экспорта кондитерских изделий составляла 3%. За первую половину текущего года экспорт украинской кондитерки в Турцию ещё больше увеличился и составил 3,06 тысяч тонн, добавив еще 2,7%.

Очевидно, Турция таким образом стремится хоть как-то стабилизировать резко отрицательный платежный баланс.

Чем день грядущий отзовется

Интересный комментарий о нынешней ситуации в Турции, перспективах развития кризиса и его влиянии на глобальную экономику в привязке к скандальной теме ОВГЗ в Украине на своей странице в фейсбуке дал экономический аналитик Александр Гончаров ():

«ДЕФОЛТ ТУРЦИИ СИЛЬНО УДАРИТ ПО ФИНАНСОВЫМ РЫНКАМ РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН И, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, УКРАИНЫ

Да, ведущие аналитики в ожидании дефолта Турции, экономика которой всё больше движется в русле аргентинской (власти Аргентины перманентно отказываются платить по долгам до заключения соглашения о реструктуризации). Турецкая лира также резко ослабла, а спрос на доллар США против лиры достиг максимума за последние 3-и месяца. Центробанк Турции пока еще удерживает ключевую ставку на уровне 8,25%, хотя доходность по годовым турецким гособлигациям за 1,5 месяца подскочила с 8% до 13%. Ну, а внешний долг страны уже превысил 400 млрд. долл. США.

Что дальше? Рассчитывать на финансовую помощь ФРС и ЕЦБ, или центробанков КНР и РФ? Но вряд ли они помогут, у всех сегодня своих проблем выше крыши. Вот почему ведущие аналитики сейчас в ожидании дефолта Турции. Если это произойдет, то первыми пострадают те европейские банки, которые в свое время закупились суверенными турецкими евробондами. Далее могут начаться панические распродажи на долговых рынках развивающихся стран. Ведь еще многие хорошо помнят крах «Lehman Brothers» в 2008 году и его последствия, а также масштабный отток капитала с развивающихся рынков в 2018 году.

Анализируя ситуацию в Турции, становится совершенно очевидным то, что в Украине финансовая пирамида ОВГЗ вряд ли выдержит такие удары, особенно в условиях, когда МВФ предупреждает, что пандемия COVID-19 ежемесячно обходится мировой экономике в 375 млрд. долл. США, и за два года потери мировой экономики составят более 12 трлн. долл. США.

Однако, у нас финансовые власти не унывают, Минфин обещает, что всё будет в порядке… Свежо предание, да верится с трудом.»

В ближайшее время будет возможность убедиться, насколько обоснованы такие опасения…









Последние новости в соцсетях






работа на besplatka.ua


Экономические новости youtube



клмуналка


help



Все фото »

bigmir)net TOP 100