РусУкр

Для развития украинской экономики ключевое слово «медленно», — Александр Пасхавер

 
Печать Отправить на почту

 

 

О том, как развивается сегодня украинская экономика, какие риски, вызовы, а также перспективы экономического роста, сможет ли Украина выйти из «долговой ямы», если будет двигаться в выбранном властью направлении, «Экономические новости» говорили с ученым, членом-корреспондентом Академии технологических наук, заслуженным экономистом Украины, экономическим советником президента Украины Петра Порошенко Александром Пасхавером.

Для развития украинской экономики ключевое слово «медленно», - Александр Пасхавер

«Борьба с коррупцией — это борьба с собой»

Недостаточное количество инвестиций в экономику Украины правительство и президент объясняют войной. Вы можете назвать еще какие-то причины?

Ну, скажем так, — Украина никогда не была чемпионом по иностранным инвестициям. Причина банальная — наш инвестиционный климат недостаточно привлекателен для них. Много рисков. Если банковские учреждения выдают у нас кредиты в среднем под 15%, то это уже прямой показатель рисков. Поэтому и инвестиций мало.

В чем тогда заключаются эти риски? Их суть?

Риски — это старая бюрократическая машина. Она мешает свободно двигаться вперед. Причем здесь суть не в наличии каких-то злых намерений, а в самом характере этой бюрократической машины. Бороться с ней очень трудно. И как результат — низкие показатели иностранных инвестиций.

Как, на Ваш взгляд, можно увеличить эту инвестиционную привлекательность?

Медленно. Мы будем медленно меняться. Мы идем правильным путем. Коррупционность — это особенность не только правящей верхушки, она заложена во всех нас. Обсуждая коррупцию во власти, люди забывают, что властная верхушка в различных сферах уже десятки раз менялась. Однако коррупционная составляющая власти постоянно сохраняется. Поэтому коррупция — это ничто иное, как общая атмосфера в стране. К ней привлечено все население. А что такое коррупционная система? В предпринимательстве это означает монополизацию, не обязательно даже формальную. Там, где монополия — там всегда бедность и коррупция.

Как тогда эту ситуацию можно изменить? Какие главные шаги здесь надо сделать нынешнему правительству?

Как я уже отмечал, люди должны понимать, что борьба с коррупцией — это, в первую очередь, борьба с самими собой. И этот процесс будет длительным. По словам иностранных предпринимателей, которые посещают Украину, главная наша проблема это коррупция, которой нужно срочно избавиться. Они не понимают, что коррупция — это свойство характера нашего народа. Но это свойство уже начинает меняться, хотя и очень медленно.

Как ни парадоксально это звучит, но все, что делает сегодня правительство Гройсмана для увеличения инвестиционной привлекательности нашей страны, — в общем правильно. В тех пределах, в которых оно находится. После Майдана к власти могли прийти радикальные революционеры, но они оказались политически слабыми и передали свои полномочия более умеренным политикам, которые поддерживали Майдан. В результате мы имеем со стороны власти умеренное правление. Возможно, это для нас и хорошо, потому что революционное правления, хотя и ускоряет развитие, но делает его рискованным. Таким образом, Украина развивается медленно, но в нужном направлении.

«Определять приоритетность отраслей — дело самих предпринимателей»

До войны на Донбассе основными экспортными отраслями, обеспечивающими доход в украинский бюджет, были машиностроение и металлургия. Изменилась ситуация сейчас? Какие отрасли могут стать приоритетными для государственной поддержки?

В любом случае определять, какие отрасли являются приоритетными, это дело не государства, а самих предпринимателей. И здесь может довольно неожиданно «выплыть» какая-то отрасль. И нельзя говорить, что мы «прогуляли» машиностроение. Мы лишились машиностроения, которое обслуживало «военную машину» СССР. Оно должно было исчезнуть рано или поздно. Мы, конечно, сейчас не является передовой страной по структуре производства. Но все страны в свое время начинали развитие с простых отраслей, постепенно переходя к сложным. И мы будем делать то же самое.

В связи с активной политикой России по строительству обходных газопроводов, должна ли Украина что-то противопоставить этому, чтобы сохранить свое положение основного транзитера газа в Европу? Например, создание газового консорциума или приватизацию газотранспортной системы?

Борьба продолжается. Но если мы хотим стать независимыми, то должны обрести независимость во всем. По моему мнению, если производство страны попадает в сложную ситуацию, то это не так уж плохо — это означает, что в результате оно может стать более адаптированным и эффективным. То, что нас ставят в сложные условия для функционирования определенных отраслей, это естественно. Я вообще не вижу в этом ничего необычного. Да, Россия, строя обходные газопроводы, выступает против нас, мы этому противостоим. Это нормально. Что касается создания газового консорциума или приватизации газотранспортной системы, то я не уверен.

«МВФ — нам не враг»

Пасхавер

Как Вы считаете, достаточно ли поднятия цены на газ для получения кредита МВФ? Какие еще требования могут стать принципиальными?

Цена должны быть рыночной. Замечание к этому только одно: при наличии неэффективного производства цена может быть непропорционально высокой, но если производство становится эффективным — цены могут снижаться. Когда речь идет о высокой цене на определенную продукцию, то нужно понимать, что эта цена определяется также низкой эффективностью самого производства. Увеличения его эффективности — это длительный процесс. И здесь необходимо еще интенсивнее вводить конкуренцию в отрасль. Конкуренция способствует развитию.

Что касается МВФ, то он дает займы в случае проведения нами реформ. После каждого нашего шага в этом направлении он «подталкивает» нас к дальнейшему движению. И так — шаг за шагом. Но МВФ — отнюдь не наш враг, как это часто следует из публикаций в СМИ. Он формально требует конкретных либеральных реформ. Мы этим реформам сопротивляемся, но, в конечном итоге, они, хоть и медленно, но осуществляются.

Без кредитов МВФ Украину ожидает 100% -й дефолт — существуют варианты избежать такого развития событий?

Мы уже пытались реализовать возможность получить деньги взаймы вне МВФ и слишком дорого за это заплатили. Кредиты МВФ нужны нам сегодня для того, чтобы «не упасть в пропасть». Поэтому, несмотря на то, что МВФ заставляет нас что-то делать, у нас другого выхода здесь нет. Можно, конечно, от этого отказаться, но только в случае быстрого самостоятельного и эффективного осуществления реформ. Тогда к нам будет высокое доверие и можно не ориентироваться ни на кого, в том числе МВФ.

О возможности дефолта для Украины речь идет уже не один год. Насколько дефолт реально возможен для нашей страны?

Дефолт — это очень страшно для страны, это большой позор. Он снижает уровень доверия со стороны потенциальных зарубежных инвесторов, кредиторов к «нулю».

А как Вы оцениваете шансы Украины выплатить в 2019-2020 гг. пиковые суммы госдолга?

Здесь вопрос не в том, сможет ли Украина выплатить — она ​​выплатит. Вопрос в том — что это тормозит развитие самой страны. И здесь надо помнить, что деньги, которые Украина получала в долг, брались политиками из разных политических лагерей тогда, когда они были у власти, при различных ситуациях. Сегодня, фактически при наличии войны, Украина не накапливает сумму долга. И это, на мой взгляд, хорошая характеристика для нашей сегодняшней власти.

Что ожидает нас, если за эти два года мы не сможем выплатить необходимые суммы?

Дефолт. Но я уверен, что до этого не дойдет. Мы всегда сможем найти деньги за счет ухудшения уровня жизни населения или снижения государственного финансирования определенных сфер — оборонной, медицины и т. Д. Однако, в этом нет ничего хорошего — то, что государство заберет деньги из определенных сфер, в конце концов, скажется на обычных людях — снизится обороноспособность страны, уровень медицины, культуры, образования … Но тут мы должны еще раз задуматься над тем, почему предыдущая власть так много набрала кредитов, находясь в гораздо более комфортных условиях, чем нынешняя.

Как вы оцениваете шансы Украины вообще когда избавиться от долгов? В каком году это реально сделать, если идти заложенным сегодняшним правительством экономическим курсом?

Большинство развитых государств имеют долги. Во многих странах эти долги гораздо больше, чем у нас. Другой вопрос, что есть государства богаче, которые имеют с чего эти долги отдавать, а мы государство бедное. Однако я убежден, что мы, хоть и медленно, но будем уменьшать суммы своих внешних долгов. Мы только недавно стали независимыми. Я считаю, что Украина получила настоящую независимость только в 2014 году на Майдане Незалежности. Постепенно мы повысим эффективность нашей экономики, и тогда сможем оптимизировать долги.

Считаете ли вы проект государственного бюджета на 2019 реалистичным?

Да, он отвечает нынешним реалиям. Если в ходе его принятия не возникнет особых эксцессов, Украина получит на следующий год нужный для себя главный финансовый документ.






Последние новости в соцсетях


Президентские выборы в Украине

Новости партнеров

bigmir)net TOP 100