РусУкр

Предчувствие мировой войны. Что Москва ищет в Сирии?

 
Печать Отправить на почту

 

 

Ситуация в Сирии становится несколько менее запутанной в смысле внутренней войны всех против всех, но все более опасной с точки зрения столкновения глобальных игроков с непредсказуемыми последствиями для мира. Ранее у России и США был в Сирии сильный общий враг в виде исламского терроризма, прежде всего Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ или просто ИГ). Усилиями западной коалиции, прежде всего США а также России и Ирана, разросшаяся террористическая угроза была предотвращена. Хотя окончательно не уничтожена, поскольку отдельные небольшие территории в Сирии остаются под контролем ИГ.

Предчувствие мировой войны. Что Москва ищет в Сирии?

Кроме того, есть и другие террористические группировки помельче, например Джабхат ан-Нусра, она же Джабхат Фатх аш-Шам, местный филиал «Аль-Каиды». Если раньше, при наличии общего сильного врага в виде ИГ, различные центры международного вмешательства в Сирии, прежде всего США и Россия, хотя бы делали вид, что учитывают интересы друг друга, то теперь отношения между ними периодически накаляются до предела, и это крайне опасно, информируют Экономические Новости.

Продолжая начатую тему о запутанных, крайне опасных для мира событиях в Сирии и вмешательстве в сирийские события иностранных сил и государств, следовало бы, в первую очередь, задаться вопросом о том, каковы мотивы московского вмешательства в кровавый сирийский хаос.

Причин такой первоочередности можно привести несколько. Именно Москва и ее участие в конфликте в последнее время являются важнейшим «генератором информационных поводов» во все более тревожном потоке новостей из Сирии. Россия активно и открыто участвует в конфликте с осени 2015 года.

Обставлено все было по всем правилам: Путин запросил у Госдумы и получил разрешение на использование войск за границей.

В Москве также подчеркивают, что принимают участие в конфликте на стороне официального Дамаска по просьбе правительства Асада, власть которого в Кремле считают легитимной. Кстати, такой же позиции придерживаются в Тегеране, утверждая, что участвуют в конфликте на стороне легитимного правительства Асада по его просьбе.

Именно благодаря России режим Башара Асада, которому еще пару лет назад прочили скорое падение, не просто устоял, но укрепил свое влияние. Еще не так давно правительство Сирийской арабской республики контролировало едва 15% территории, а террористические группировки и так называемая умеренная оппозиция из Свободной сирийской армии занимали пригороды Дамаска. Сейчас именно с российской помощью режим Асада восстановил контроль над значительной частью территории страны и продолжает наращивать свое влияние. К тому же интересы Кремля в Сирии являются не только сложными и многоплановыми, но также имеющими давнюю историю, начинающуюся чуть ли в 1940-х годах, и в историзме отношений с Москвой может посоперничать разве только Израиль, находящийся в состоянии перманентной войны с Сирией с момента их основания в конце 1940-х.

Эскалация событий в последние дни свидетельствует, что прямое столкновение Америки и Москвы в Сирии, к сожалению, является очень реальным.

С начала сентября ВВС Сирии и воздушно-космические силы (ВКС) России наносили удары по противникам режима Асада в провинциях Идлиб и Хама. Около 30 мирных жителей погибли, более 50 человек получили ранения. Идлиб является одним из немногих регионов, в которых оппозиция оказывает серьезное сопротивление, и туда стекаются противники режима из других регионов. Запад, прежде всего США, обвинил Москву и Дамаск в том, что авиаудары наносятся по мирному населению и умеренной сирийской оппозиции, воюющей с исламскими экстремистами. Москва и Дамаск утверждают, что наносят удары по позициям террористов. Пострадать могли американские военнослужащие и советники, тренирующие бойцов умеренной оппозиции.

Одновременно с бомбежками Идлиба на Западе опять заговорили о том, что, по данным разведки, Асад якобы готовит химическую атаку против оппозиции. Немедленно прозвучало заявление президента Дональда Трампа о том, что, в случае применения химического оружия, США во главе западной антиасадовской коалиции могут нанести ракетно-бомбовый удар по позициям войск Асада, причем под удар могут попасть и российские подразделения, воюющие на стороне Дамаска. В Москве сразу же заявили об адекватном ответе и обвинили Вашингтон в том, что американцы применяют в Сирии запрещенные фосфорные бомбы, но в Пентагоне это немедленно опровергли, заверив, что такие боеприпасы уже давно не используют.

Наметилась еще одна точка противостояния. По сообщению СNN, Москва предупредила о нанесении ударов по боевикам в регионе Эт-Танф, на границе Сирии с Ираком и Иорданией, где расположена база возглавляемой Америкой международной коалиции по борьбе с ИГ. База эта, по данным СNN, является «ключевой» в борьбе США и России за влияние в регионе. В Пентагоне предупредили россиян, чтобы они «держались подальше» от Эт-Танфа.

Словом, налицо типичный «московско-вашингтонский срач», из которого следует, что прямое военное столкновение России и США в Сирии становится вполне возможным, и это крайне опасно. К тому же, в конфликт, кроме США, втянут ряд стран Запада, включая Великобританию и Францию, а теперь к ним намерена присоединиться Германия.

Правда, затем в Москве поняли, что слишком зарвались и предложили срочно созвать Совет безопасности ООН по вопросу Идлиба. Бомбардировки же Идлиба временно приостановлены до выяснения окончательной позиции Запада, поскольку в Кремле явно опасаются возможного прямого конфликта с США, чреватого тяжелыми последствиями для Москвы далеко не только в Сирии.

Итак, вмешательство России в сирийскую войну имеет целый комплекс геополитических, имиджевых, военных и сугубо экономических причин.

Прежде всего, Сирийская арабская республика является давним союзником Москвы, как минимум, с момента прихода к власти в Сирии партии БААС в 1963 году, и даже раньше. СССР оказывал мощную поддержку САР в экономической и военной сферах. Прежде всего, речь идет о поставках вооружений, суммарная стоимость которых в советское время оценивается, по некоторым данным, в 25 млрд долларов. Тысячи сирийских офицеров закончили советские вузы. Сотрудничество приостановилось с развалом Союза, но уже в 1994 году Россия возобновила взаимодействие с САР, прежде всего, в военной сфере. Часть огромного долга за военные поставки была списана, часть – реструктуризирована с условием дальнейших военных заказов. Россия получила в свое распоряжение военно-морскую базу в Тартусе, что закрепило ее присутствие в стратегическом районе Средиземноморья. Сейчас в распоряжении России имеется и военно-воздушная база в провинции Латакия.

По мнению Москвы, военное присутствие в регионе подтверждают претензии России на звание мировой или великой державы. Поэтому изначально было понятно, что просто так из Сирии Россия не уйдет.

Есть еще один имиджевый момент, заключающийся в знаменитой фразе: «русские своих не бросают!». Фраза эта весьма далека от действительности, что наглядно показали события на Донбассе. Как только украинские силовики задерживают там очередных российских вояк, московские власти тут же заявляют, что это «добровольцы-отпускники-наемники», и официальная власть России к ним отношения не имеет. В международном плане Москва бросала куда более верных, искренних и преданных друзей, чем Сирия, например Кубу. Но именно Сирия является последним зарубежным форпостом Москвы, да еще в стратегически важном Средиземноморье.

Однако в связи с этим не стоит забывать, какими методами действует Кремль в Сирии под маркой борьбы с терроризмом: бомбовые удары по Алеппо, которые привели к уничтожению огромного количества мирного населения, помощь Асаду в осуществлении химических атак и т.д.

Предчувствие мировой войны. Что Москва ищет в Сирии?

Поскольку со стороны Запада в сирийском вопросе образовалась коалиция стран против Асада и фактически против России, РФ также возглавила коалицию, в которую входят Иран и собственно Сирия. Самое забавное, что сейчас к этой коалиции дрейфует страна-член НАТО Турция, президент которой Реджеп Эрдоган занимает все более антизападную позицию. Об этом свидетельствует принятая на саммите 7 сентября 2018 года совместная декларация России, Ирана и Турции, в которой эти страны заявили о сохранении своего присутствия в Сирии. Правда, Эрдоган, которого в Сирии больше всего интересует курдский вопрос, резко критиковал Асада, но тем не менее…

Воюя с антиасадовской оппозицией, Москва убеждает ряд стран отказаться от финансовой и военной поддержки этой оппозиции. Есть данные, что Саудовская Аравия и Турция сворачивают поддержку Свободной сирийской армии.

Военный и военно-технический интересы Москвы в Сирии также очевидны. Россия не участвует в наземных столкновениях, используя регулярную армию. Однако активно применяет частные военные подразделения – ЧВК Вагнера, которые, кстати, были разбиты американцами 7 февраля около Дейр-эз-Зора (были уничтожены 200-300 сирийских солдат и россиян). Основную же часть наземных войск проасадовской коалиции составляют сирийская армия, ливанская «Хезболла», подразделения иранского Корпуса стражей исламской революции и прочие, вплоть до полудиких йеменских хусситов. С российской стороны участвуют только высокотехнологичные части – авиация, ПВО, ракетные войска, ракетные подразделения на кораблях. Россия, ее офицерский состав приобретают бесценный опыт реальных боевых действий в борьбе против передовых западных, прежде всего, американских вооружений. Неизбежные при этом потери, кстати, не слишком значительные, Москву традиционно не волнуют. Как говорится, «мамки еще нарожают».

Предчувствие мировой войны. Что Москва ищет в Сирии?

Также, российская власть, оправдывая свое присутствие в Сирии, пытается вложить еще один миф в уши российскому населению. Применяя новое оружие в боевых условиях, Москва получает возможность его оперативной доводки. А главное, это хорошая реклама для выхода на мировые рынки вооружений, а это многомиллиардные контракты, причем не по сырью, а по высокотехнологичной военной продукции. И вот уже член НАТО Турция заявляет о готовности приобретать новые российские комплексы противовоздушной обороны С-400. Присматриваются к российским вооружениям и другие страны. Однако эти успехи совсем не однозначны. Так, падение российских истребителей Су в Сирии стало причиной отказа Индии от многомиллиардных контрактов на закупку самолетов Су-57.

В Москве оправдывают необходимость вмешательства в Сирию борьбой с терроризмом, который, дескать, лучше уничтожить на чужой территории. Такое объяснение можно считать справедливым только отчасти. Кроме борьбы с терроризмом, геополитических и военных аспектов, есть и сугубо экономические интересы.

Захват Исламским государством нефтедобывающих районов Ирака и Сирии привело к выбросу на мировой рынок больших объемов дешевой контрабандной нефти, что спровоцировало обвал цен на нефть и, соответственно, на газ, больно ударив по экономике России. Известно, что Россия, ее социально-экономическая ситуация крайне зависят от цен на нефть. После разгрома ИГ цены на нефть и газ пошли вверх, что положительно сказывается на экономике России. В этом союзником России является не только экспортирующий нефть Иран, но также зависящие от нефти суннитские монархии Залива, являющиеся противниками Асада.

Здесь возникает еще одна важная причина вмешательства России в сирийский конфликт. Москва очень боится появления новых альтернативных источников поставок нефти и газа в Европу, а также путей их поставки. В московских СМИ муссируется следующая тема: дескать, конце 2000-х годов Катар, являющийся одним из крупнейших поставщиков газа и поставляющий его в Европу в сжиженном виде, вознамерился проложить в Европу трубопровод через территорию, в том числе, Сирии, обратился с соответствующим предложением к правительству Асада, но получил отказ, и якобы после этого в Сирии начался конфликт. Даже если взять во внимание присущую Москве «манию мирового заговора» против нее, подобная версия имеет право на жизнь. В качестве аргумента в Москве приводят тот факт, что после свержения Саддама и иностранного вторжения в нефтегазовом секторе Ирака не осталось ни одной национальной компании, и всем заправляют транснациональные корпорации.

Таким образом, Москва всячески препятствует поставкам в Европу газа как с юга из Аравии, так и с востока из Ирана через территорию Сирии путем установления своего влияния, и лучше подконтрольного и зависимого от Кремля правительства Асада способ найти трудно.

Более того, с помощью эскалации в Сирии Путин старается принудить своего нового «друга» Эрдогана сделать окончательный выбор в пользу сотрудничества с Москвой, прежде всего в поставках энергоносителей через строящийся «Турецкий поток» с дальнейшей перспективой развития такого сотрудничества. Турецкий «султан» тоже, по некоторым данным, сейчас активно формирует армейские подразделения из бывших бойцов антиасадовской оппозиции.

В реальности, Россия абсолютно не достигла своих первоначальных целей участия в военном конфликте в Сирии. Асад вместе с Россией и Ираном контролирует даже формально около 55 процентов территории (из которой почти половина — пустыня), потому говорить о победе и восстановлении контроля над страной не приходится. России и Ирану досталась наиболее разрушенная часть Сирии. США заинтересованы, чтобы Россия взяла на себя все издержки на восстановление этой территории. Если же российское руководство примет решение о реальном выводе войск из Сирии, то это сразу спровоцирует оппозицию на новый раунд вооруженной борьбы. США, создав подобную тупиковую ситуацию, могут управлять процессом, прибегая, когда потребуется, к угрозам ракетно-бомбовых ударов. Выхода из сложившегося тупика у Кремля в таком формате просто нет. Точнее, он есть — достаточно убрать Асада и пойти на компромисс с оппозицией. Однако в таком случае первое же переходное правительство вышвырнет российских военных и денонсирует все договоры по военным базам, а также по контролю над сирийскими месторождениями. Держаться за Асада — тупик, убрать Асада — гарантированная позорная эвакуация. «Гениальное» решение выдающегося российского стратега — ввязаться в проигранную Асадом войну — неизбежно привело к такой патовой ситуации.

Кремль ввязался в войну и послевоенные расходы, напрягая свою экономику, и без того пребывающую в плачевном состоянии, да еще и под американскими санкциями. Один из важнейших противников США в регионе — Иран — находится в том же положении, плюс на его территории разгорается самый настоящий бунт: ежедневные сообщения о протестах в крупнейших городах становятся обыденностью. При этом Россия и Иран являются серьезными конкурентами в Сирии по контролю над сирийскими месторождениями.

Западная коалиция прекрасно понимает, что Россия не рискнет идти напролом, но пока не видит необходимости загонять Путина в угол. Кто-то должен платить за восстановление — и в данном случае кандидатура Путина для нее выглядит вполне приемлемой. Главное, чтобы он не слишком «наезжал» и ни в коем случае не сбежал из Сирии. Пускай находится там как можно дольше, а заодно и платит. У него пенсионеры терпеливые.

Объективно увязание Москвы в Сирии на руку Украине. Ведь чем больше Путин воюет в Сирии, тем меньше он будет воевать в Украине… Впрочем, это уже другая тема.

Читайте продолжение…






Последние новости в соцсетях


Президентские выборы в Украине

Новости партнеров

bigmir)net TOP 100